160,5% 128,5% 121,5% реал лайф - майами - 2024

CLUB

На самом деле редко когда случалось, что фон Штерн не находил нужных слов для разговора, каким бы тяжелым или эмоциональным он ни был. Повышать тон он не любил, даже если оппоненты слюной брызгали и яд распространяли на многие метры вокруг, он мог опустить ниже плинтуса обычными язвительными словами. Но сейчас была не та ситуация, когда ему хотелось бы язвить... читать далее То самое тяжело решение: пост или спать
E

E

R

V

Lady Gaga - Just Dance

MIAMI CLUB

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MIAMI CLUB » Hard Drive » ex libris


ex libris

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

https://i.imgur.com/ECexCu9.png

0

2

SHANI [SAGA O WIEDZMINIE]

раса: человек
возраст:
родилась в 1248 г. (в 64 году тебе 17, мне 28 :) все только начинается)

деятельность: медик, декан медицинского факультета Оксенфуртской академии
место обитания: Оксенфурт

https://i.imgur.com/PZS6xtX.gif https://i.imgur.com/KxorQSK.gif
Abigail Cowen or your choice*


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
В общем, как на самом деле обстояло дело и почему вдруг мой меткий глаз [к слову единственный] пал на тебя. Сидели мы с Лютиком значит, наглаживали друг-друговы коленки хедканоны, обсуждали игру новую, после пыток, которые ты могла видеть в сериале от Нетфликса [единственно стоящая вещь к слову там, если говорить о пейрингах, которые мешают спокойно спать ночами] и меня вдруг осенило, что а ведь я мог посеять семя страха в голове барда, когда пытая его, немного выдал информации о том, что видел как вы с ним милуетесь в садах академии и что, если вдруг он не расскажет мне всего, что я хочу узнать, я переломав ему кости, отправлюсь допрашивать других, в том числе и тебя – рыженькая медичка, пахнущая солнцем и луговыми травами. И так мне эта идея зашла, так она мне въелась под кожу, что я решил, а почему собственно нет? Тебе уже 17-ть, возраст согласия наступил [мы считали если что, все должно сходиться :D], просто немножко переделали канон, чтобы было поинтереснее! Плавно мы перешли от игры с пытками ко второй игре с пытками, где я, сыграв храброго господина спас тебя от пьяных задир[которых сам же и подослал]. И завертелось, закрутилось собственно. Правда пришел Лютик и все испортил, поэтому мы снова перешли к разделу «пытки и всё-такое», но это уже детали, знаешь ли.
Я несильно хочу рушить канон, который ты можешь читать в википедии и гугле, ну кроме того, что у нас было более близкое знакомство. И мне бы хотелось, чтобы это были безуспешные попытки помочь мне, исправить меня и доказать лично мне, что не вся моя душа сгорела в том огне, которым я злоупотребляю.
Не могу сказать, что это заявка в пейринг, потому что…это не совсем так х) Ты действительно будешь участвовать в пейринге, но…на троих [см. я предлагаю в большей степени платонические чувства, а не сексуальную связь из эпизода в эпизод, если что]. И если ты понимаешь, о чем я, то ты понимаешь, о чем я, милая Шани. А если не понимаешь, то велком в палату, там тебе быстро расскажут о моей репутации…дознавателя.
Я не буду привязывать тебя к себе насильно с требованием хранить мне верность и не смотреть по сторонам. Но с удовольствием пожую стекла и даже пару раз почти умру на твоих руках? Идёт?


ДОПОЛНИТЕЛЬНО

#p1254687,Jaskier написал(а):

Дорогая Шани, нет у нас с Риенсом полноценного пейринга, это все его шуточки. Со мной дело обстоит так: мы с тобой друзья, я люблю пошутить и сделать пару ненавязчивых комплиментов и намеков о том, что пора бы нам отправиться в постель и узнать насколько крепка кровать и мягок матрас, а ты сводишь все в шутку или вовсе просишь быть серьезнее. Для меня это развлечение и приятное времяпрепровождение, для тебя же, как я могу понять, все серьезнее и должны быть чувства более крепкие, чем просто желание покувыркаться. Ограничивать этой причиной не буду, роль твоя и ты сама лучше знаешь, почему нет.
Чувство долга у меня есть, я всячески буду ограждать тебя от Риенса, втыкать палки в колеса ваших свиданий и всячески беспокоиться, заботиться. 
Посты только от третьего лица, полная анкета. Ну и остальное уже скажет Риенс.

Требований у меня немного на самом деле. Основное наверное – убедительная просьба не брать на внешность Роуз Лесли :) [не спорю, что любая рыженькая хорошенькая актриса или модель будет всухую проигрывать одному наглому барду, но не убивай во мне все желание одним лишь этим, ок?]. Я бы еще попросил не использовать внешности Софи Тернер, потому что у нас она вроде как закреплена за одной из нпс [пока что] масок для Адды Второй, но тут уже как-то может сами зарешаете не знаю.
Я человек старой закалки, так что прийти через упрощенку не дам. Ты можешь написать анкету тезисно, красиво оформив свои хэды с каноном и тогда я пойму, что ты хочешь и можешь в персонажа и тогда я раскрою тебе свои чародейские объятия.
О размерах постов можно говорить бесконечно долго, но каждый пишет по-разному, кому-то достаточно 4к, чтобы выдать полную мысль и оказаться прекрасным рассказчиком, а кто-то и в 20 не уложится. Я пишу от 5к, птица-тройка и заглавные буквы присутствуют, лицо могу и 3-е, и 1-е, а вот 2-е не могу, вообще никак, ни писать, ни читать. Желательно, чтобы тебя это устраивало, и мы сходились в стиле подачи постов.
Считаю, что по скорости я игрок среднего уровня – этакая золотая середина, которая при хорошем общении и без попыток выклевать мне мозг, отдает посты вовремя и вкладывает в них душу и красивые идеи, а еще кладет к твоим ногам смешные мемы по типу «ето мы с тобой, смотри», графику своего исполнения и всякое милое-няшное, что тебя вдохновлять будет. Чего-то подобного хотелось бы получать и в ответ.
В идеале хотел бы найти прекрасную рыженькую медичку, которая самостоятельная и ответственная, не просто зацепившаяся глазом за роль в моменте, а та, кто будет предлагать свои идеи и не будет пропадать сутками где-то там, другими словами, рассчитываю на активность, а не вечные отговорки и обещания скорого появления. Меня не устроит активность – пост в месяц и заходы примерно так же, у нас есть списки, вот в них лучше не попадать, совсем не попадать, потому что меня это очень сильно расстраивает обычно, а когда я расстраиваюсь, то я делаю выводы за игрока за которым закреплена роль и тогда игрок может эту самую роль потерять.

пробный пост, в котором мы с тобой впервые встретились

Она спалила ему лицо! Чертова сука спалила ему лицо! Кислое вино, раздутое на пламя, ударило по левой стороне, заставляя отскочить и заорать от боли. Риенс споткнулся об чертов ковш, которым ранее получил от Лютика и упал на пол, суча ногами. — С-с-сука! — кожу разъедало, огонь с удовольствием пожирал плоть. Он визжал, рычал, орал и катался по полу с боку на бок, ослепленный болью, не в силах ни коснуться лица, ни остановиться эту пытку. Воняло паленной кожей, и волосами и Риенс впервые не чувствовал удовольствия от того, что вдыхал эту тошнотворную смесь запахов, ведь это были ЕГО волосы, ЕГО кожа. И он продолжал кататься по полу, обезумев от боли, пока не провалился в черноту собственного сознания.
Открыть глаза его заставили попытки шарить по его карманам и негромкие разговоры о том, что он скорее всего сдохнет вскоре после полученных увечий. Нанятые им же верзилы, войдя в заброшенный дом, обнаружили внутри только временного босса в отключке и ни следа того, кого они похитили с улиц Оксенфурта.
Ярость и боль напитали руки небывалой силой, ладони чародея раскраснелись и вспыхнули раньше, чем тот, что склонился над ним, понял, что случилось.
Было слишком поздно. Риенс впился горящими пальцами в мясистое лицо, сдирая с того кожу. Кровь заливала лицо и грудь, но он продолжал рвать плоть с нечеловеческим упорством.
— Ублюдок!
Стон и скрип зубов, крик боли и ярости. Он оттолкнул от себя одного и бросился на второго, зубами вгрызаясь в руку. Левую обожжённую сторону прострелило болью, но Риенс не отступил, не разжал зубов. Наплевать на всё, кроме жажды крови, которая сейчас была сильнее боли. Ярость жгла изнутри, хотелось рвать и терзать, ломать и убивать. Озлобленный чародей сплюнул в сторону чужую кровь и кусок выдранного мяса, скрипнул зубами. Ноги разъезжались в стороны от количества крови, которой был залит деревянный пол. Левым глазом он почти ничего не видел, но вот правый мутно-зеленый буквально выжигал пространство злобой.
Он найдет этого барда. И бабу, которая ему помогла, эту гребаную суку, которая сожгла ему лицо! Они оба заплатят за всё. Он обязательно их убьет. Медленно и с наслаждением.

**

Мазь, которую изготовила Лидия, чтобы излечить ожог на лице Риенса, едва ли помогала ему. Накладывая толстым слоем жирную субстанцию, он едва ли не сходил с ума от боли, круша все, что из предметов попадалось ему под руку. И в какой-то момент едва ли не придушил и саму Бредевоорт. Она приставила к его единственно видящему глазу тонкое лезвие скальпеля, и только это вразумило чародея и заставило разжать свои цепкие пальцы.
— Убирайся, Риенс, — делая судорожные вдохи и откашливаясь, потребовала Лидия, указывая на дверь. — Или умрешь, — продолжая сжимать лезвие скальпеля пригрозила она, заметив, как скалится на нее колдун. — Проваливай!
Он ушел. Вынужден был уйти, чувствуя, как внутри все кипит от злобы. Ожег пришлось некоторое время прятать под кожаной перевязью, чтобы на него не попадала пыль. За кружкой пива в ближайшем трактире, забившись в самый темный и дальний угол, Риенс размышлял над тем, каким образом ему выманить барда, чтобы отомстить ему за случившееся.
В конце концов, он решил, что нужно действовать хитростью. Но, прежде, нужно нанять людей.

**

Ее волосы напоминали собой новый моток меди, оставленный кем-то на солнце, заставляя щурить единственный здоровый глаз. Медичка, не изменяя себе, в зелененькой жилеточке, заняла место у фонтана. Небольшой перерыв между лекциями и легкий перекус яблоком. Риенс ощупал подушечками пальцев повязку на своем лице, будто желая напомнить себе зачем он здесь: «Я отправлюсь за той хорошенькой девчонкой, с которой ты так любишь болтать в парке при академии, Лютик». Когда от яблока в ее руке остался лишь хвостик, Шани, спрыгнув с бортика фонтана, поправила свой наряд, оглядев его на наличие пятен и помятостей, и прихватив с собой лекционные записи снова скрылась в дверях академии. Язык колдуна скользнул по нижней губе и уперся в правый уголок. После лекции, она, не изменяя привычкам пойдет в библиотеку и останется там до темноты. Именно там нанятые им люди и будут ее ждать.

**

Они вкатились в пустующее помещение библиотеки весело гудя, словно перепутали святую святых и питейное заведение. И не один из них сильно не был похож на студента или преподавателя академии в Оксенфурте. Остановить их никто не решался, щупленький смотритель библиотеки поспешил убраться к дальним стеллажам с редкими свитками, чтобы попытаться защитить те в случае слишком уж буйного поведения незваных гостей.
Риенс скользнул тень за спинами шумных наемников, к темнеющему проходу. Наблюдая и выжидая.
— Господа, — Шани привстала над столом, за которым читала книги по медицине и отложила перо. — Покиньте помещение библиотеки, немедля. Это не трактир. Здесь не принято шуметь.
— А ты кто такая, чтобы указывать нам, что делать — воскликнул один из лже-студентов.
Шани смерила его взглядом.
— Я — медик. И мне не нравится, когда сюда вламываются пьяные гуляки и устраивают здесь балаган.
— Медик! —Хохотнул один из них и схватился пальцами за собственный пах. — Подлечишь мне кое-что, а медичка? — Да-да, да-да, — вторил ему второй, делая шаг ближе и упираясь бедром в стол. — А мне вот сердце разбили, тоже надо подлечить. — И ухватившись за девичье запястье потянул чуть сопротивляющуюся Шани за руку на себя, прикладывая поджаты пальцы в кулак к собственной груди. — Пощупай, я тебе говорю.
Рыженькая медичка дернулась и попыталась высвободиться, но у нее ничего не получилось.
— Прекратите, — строго потребовала она, хмуря свои темные брови. — Вы не можете так себя вести здесь.
— Ра-а-азве? — подал голос третий парень, обводя взглядом зал и стеллажи, — И кто же нас за это накажет, голубушка?
В комнате повисла напряженная тишина. Все молчали, ожидая, что скажет девушка.
— Она ясно дала понять вам, господа, что здесь вам не рады. —Прихватив с полки одну из книг, Риенс выступил из тени, мягкой и бесшумной походкой. — Если вы не хотите неприятностей, вам лучше уйти.
Трое ребят переглянулись, как бы решая, кто будет первым, и, наконец, первым оказался самый высокий. Он сделал шаг в сторону Риенса.
— Ты еще что за…
Колдун не дал ему договорить. По роже прилетело увесистым томом книги, которую он прихватил с собой. Пожелания бить в полсилы, были проигнорированы. Маг бил так, чтобы вырубить наверняка.
Повязка на левой стороне лица, скрывающая уродливый ожог, препятствовала тому, чтобы видеть всю ситуацию в целом. Так что следующую оплеуху, он незапланированно пропустил. Это было неожиданно и чертовски неприятно. Сцепив зубы и оскалившись, чародей, злобно зыркнув глазом на обидчика, ударил снизу, прямо ногой, чуть пониже коленной чашечки, заставляя врага взвыть.
— Идёмте! — Он вытянул руку к Шани. —Идёмте же, скорее! — Схватиться за руку Риенса, Шани не успела, третий парень из шайки напрыгнул на него сзади, обхватывая руками за плечи и сцепляя собственные руки у него на груди, приподнимая над землей. Он встряхивал его как бутылку, вверх и вниз, и вверх, и вниз.
— Бегите! — Прохрипел Риенс, пытаясь освободиться от чужих рук. Повязка с лица начала медленно сползать от тряски в разные стороны. — Бегите же!

**

Комната перед распахнувшимся глазом закрутилась как колесо перевернутой телеги. Со лба медленно сползла мокрая тряпка, внутри которой, судя по всему, был завернут компресс снимающий жар.
— Не вставайте, — на грудь мягко надавили женские руки, вынуждая расслабиться и снова прикрыть глаза. С очнувшимся Риенсом говорила Шани. Он узнал её голос. — Вам хорошенько врезали по голове. Но потом пришла стажа и…
— Вы в порядке? — Он помешал ей договорить, перебивая, с трудом ворочая языком, но ладонью её ладонь успел накрыть, а она даже не подумала выдернуть руку или высвободиться, лишь слегка вздрогнула.
— Не переживайте, — её веснушчатое лицо и зеленые глаза, расплывались перед глазами Риенса. — Меня они не тронули. Благодаря вам…
— Риенс…зовите меня Риенс. — В груди сдавило от желания откашляться. Шани поправила компресс на лбу чародея и внимательно, чуть хмурясь всмотрелась в ожог на лице, но вопросов не задала. — Что ж, вы должны будете мне одно свидание…

0

3

ELIHAS STARR [MARVEL]

раса: суперсолдат
возраст: 35+-?

деятельность: злой злодей
место обитания: кто ж его знает

https://i.imgur.com/uL9CqZD.png https://i.imgur.com/OHgUR19.png https://i.imgur.com/33jMUOU.png
christian bale or your choice


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
— паровозик, который не смог
— что-то нажал и всё сломалось
— сын маминой подруги, но есть нюанс
— что ж вы так убиваетесь, вы ж так не убьётесь! (с)
— умные мысли часто преследовали его, но он был быстрее
— топ-5 способов завоевать сердце девушки: 1. инсцинировать собственную смерть…
— отличный план, Уолтер, просто охуенный, если я тебя правильно понял. надёжный, блять, как швейцарские часы (с)
— он хотел бы жить на Манхэттене и с Наташкой делиться секретами, но он просто гениальный учёный в рядах ЩИТа и немножко долбоёб…
— Наташ, ну чё попохищать людей и посоздавать из них зомбированных суперсолдат на продажу мегазлодеям нельзя?? ну, Наташ… Наташ, ты что, обиделась???

[indent]  [indent] i am cringe, but i am free.
есть такое онямэ с коротеньким скромным названием: "Секретные материалы Мстителей: Черная Вдова и Каратель";

для того, чтобы знать кто таков Элайас Старр и как его играть — смотреть аняму не обязательно;

[indent]  [indent] кратко по делу: Старр работал на ЩИТ, состоял в штате гениальных учёных на Фьюри верчёных; часто пересекался с Вдовой, рыжая бестия украла сердце пацана, но он загнался комплексами, мол, ну где АНА, а где ЙА (ну, она на задании, а ты в лабах, ты чё, ало э??) и не нашёл ничего лучше, чем инсценировать свою смерть, счипиздить образцы ДНК Мстителей и исчезнуть с радаров;

[indent]  [indent] спустя какое-то время, Наталья и Элайас сталкиваются вновь, выясняется, что он как живой, но сука (не)живой — обкололся днк-ами мстюнов и теперь тоже супер-пупер-дупер-убер-блэк-премиум солдат, как и Романова, то бишь бегает быстро, бьёт сильно и прочие приколы КапитанАмерика™ в комплекте; вот только, никаких благородных целей Элька не преследовал, он хотел быть песней Дафт Панк про: быстрее, выше, сильнее, но по итогам ебанулся, как Канье, став стронгер, однако решив, что для дамы сердца надо бы ещё подчеркнуть свою значимость чем-нибудь…

[indent]  [indent] и решил, что “что-нибудь” — это торговля зомбированными ордами суперсолдат суперзлодеям))0 а чё, звучит как план? Наташа мув не оценила, Старр расстроился, младые, у которых ничего акромя влюблённости Элайаса и Наташиной симпатии когда-то — не было — бранятся (пиздятся), исход…

[indent]  [indent] не очень и не библейский.

анямэ, к сожалению, начинаясь за здравие, кончается за упокой и не только самого Элайаса, но и в контексте идей/прочего — всё пущено по рельсам слащавой и пресной сраки; я же предлагаю вам взять совсем другой ракурс; не делать из Элайаса совсем уж тряпку полывую (ц), а чела, который если и был одержим любовию по началу, то по итогу, видя, что “любимка” не хочет никакого между ними пау-пау, кроме буквального — виляет маятником отношений к злобе, вражде, ярости, обиде и приколам категории “так не доставайся же ты никому”;

при этом, хоть Старр местами и откровенно ведёт себя, как долбоёб lvl900, он так-то гениальный учёный, который смог синтезировать свою сыворотку суперсолдатизма и она работает. другой вопрос как, какие у этого побочки и так далее. за сим, предлагаю ему врубить сигму и уже начать думать за бизнес, при желании, суперзлодейский или не очень, короче мотивы и прочее - на откуп играющего, Наташа здесь где-то уходит на тридцатьпятый план задний для Старра;

на самом деле на этом поле можно ОЧЕНЬ много всего придумать и разыграть, у меня полно идей и мыслей, но расписывать тут 33 листа, учитывая, что заявка и так на 99% уйдёт в никуда — смыслов не вижу, а если вы смыслы в таких игрищах и интерес видите — смело приходите, расскажу всё в лицах со стендапом или без, радостно заплету в паутину играть и прилагающееся.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Она была из тех, кто пишет невозможные заявки…
И если вы заинтересовались, дочитали аж до сих и прилагающееся, то давайте поговорим о прочих условиях “контракта”.

у вас товар, у нас: идеи на игру, фотошопные приколы и мемы в наличии; одену, обую, разую, надую, борщом угощу, выпью вашу водку, украду балалайку и угоню медведя, в смысле будем играть серьёзные шпионские триллеры и стекло, конечно же (или нет, зависит от вас в том числе)

посмотрите на своего мужчину и на меня: на мои посты, на первое лицо в них, в третьем писать могу, но очень это дело не люблю и не хочу, соигроков ни к чему не принуждаю, хотя второе для меня причудливее, чем другие;

Мы здесь, чтоб играть и фаниться, а не для того, чтобы работать работу и ковыряться в арбузивных отношениях дружеского/иного толка пореалово поперёк ролевого, так что давайте жить дружно и без хуйни.

Коммуникация — круто. Давайте обсуждать игры, мемить мемы, обкидываться голосовыми по обоюдному согласию, музыкой, видео и чем угодно ещё, но при этом НЕ ебать друг другу ничем мозги; всё, что можно обговорить — давайте обговаривать, это важно <3

Пост раз в 2(3) недели, я буду стараться соответствовать, всё обсуждаемо, мы тут играть и фаниться [2], так что обо всех “сроках”, клавах и коках говорим без проблем аще, ура, люди-человеки.

Элька — идеальный персонаж, если вы привыкли брать малораскрытого/известного героя и начинять эту кость мясом, чтоб было вкусно и Гордон Рамзи кричал: файнали сам гуд факин фуд.

при запросе в гугл сразу выдаётся некто яйцеголовый, ну вы знаете эти 150 вселенных и не очень; короче, яйцеголовый вредный дед - это не ты, ты - вот
внешность менябельна на любого кариеглазого брюнета при желании (и чтоб он в марвеловском кино крупно не светился "до" -> ну, а Бейл как по мне просто хорош в амплуа, как "безобидного" типа, так и ну... вы поняли, 200тыщ лямов ремиксов пёрфект хёрл в студию и бассбустед
Пробный пост

Северная Америка — лоскутное одеяло, поделенное на 50 штатов.

Вайоминг — дыра, залатанная пыльной, потрёпанной заплаткой линялой ткани, выцветшей на солнце фермерских полузаброшенных хозяйств, находящихся на расстоянии футбольного поля друг от друга.

Городок Вайоминга Джэксон. Небольшое двухэтажное зданьице забегаловки с гордым названием Liberty Burger. Открытая веранда-балкон второго этажа. Четверо других посетителей, помимо меня и моего спутника, распределённые по видавшим виды пластиковым креслам снаружи и внутри. Запах фритюра, мяса и горного воздуха.

Высокий темноволосый мужчина с щетиной недельной давности, светлые глаза, измятая застиранная рубашка, джинсы цвета жжёваной жвачки. Фил Декстер уплетал картофель фри и луковые кольца с такой жадностью и скоростью, с какой человек, проведший несколько дней в пустыне припадает к бутылке воды. Моих губ коснулась тень насмешливой полуулыбки. Опуская голову, поднося к губам свою чашку с кофе, глядя на Фила из-за солнцезащитных очков, я кивнула вопросом:

Забыл не только побриться, но и поесть?

Декстер смерил меня раздражённым взглядом, продолжая жевать, громко хлюпнул газировкой из пластикового стаканчика, хмурясь и, вытирая рот рукавом, ответил, с всё тем же аппетитом вцепляясь в бургер:

Смешно.

Что именно?

То, как ты делаешь вид, будто ничего не знаешь. Про меня или про то, что я забыл в этой грёбанной дыре.

Не смешнее, чем то, как ты пытаешься прочесть надпись на моей майке. Давай помогу: её там нет, Фил. И мои глаза выше, — я очаровательно оскалилась, приподняв чашку с кофе.

Чт-?! Да я не...! А, да, к чёрту...

К чёрту, — солидарный кивок. — Откуда у тебя информация о поставке оружия Фиску? Почему представление на вечеринке в клубе? Почему сейчас? — моя левая бровь дрогнула вопросительным изгибом и вернулась на место. — Дела у большого Вилли идут лучше некуда. Его дискотека для тех кому за 100кг подходит для того, чтобы показаться ещё более белым и пушистым в глазах общественности, а не для размахивания пушкой перед лицом прессы.

Хрена лысого, Ната. Всё не так, — бывший агент Щ.И.Т.а резко махнул рукой по воздуху, разрезая пространство. — Да, дела у него может и идут как надо, вот только позиции Фиска уже ни хера не такие прочные, как раньше. В том-то и соль, — Фил яростно ткнул пальцем в стол. — Он даёт на лапу федералам, конгрессу, копам. Подкупает судей, делает свои дела в Нью-Йорке по-тихому. Думает, он такой крутой, что может ворочать под носом у вас, у Мстителей, — раскрытая ладонь метнулась в мою сторону, я меланхолично отпила ещё кофе. Собеседник начинал распаляться. — И поэтому его стоит бояться. И оно так-то может и так, а может и нет, мне лично срать, а вот свежей крови в преступном потоке — нет, — Декстер сделал драматическую паузу после отрицания. — Они знают, что Вилли действует аккуратно, но называют это осторожностью. Они говорят, мол, он не настолько хорош, а настолько труслив. Что он в штаны навалил при одной только мысли, что можно столкнуться с вами, ребятами-геройчатами и всё, — Фил издал чпокающий звук губами, — баста. И поэтому, именно поэтому, пушка на вечерине — это логично Ната. Это демонстрация силы, — кивок. — Уверенности. Бесстрашия, даже, — он пожал плечами, откидываясь на спинке стула. — Мол, глядите я каков, могу пукалку достать и при журналюгах, и при Мстюнах в городе.

В вайомингской тишине, редко перебиваемой звуками тихого городка, повисла пауза. Я задумчиво провела пальцем по краю кофейной чашки. Декстер был надёжным источником информации. Объединявшее нас прошлое, почти позволяло ему быть отнесённым в мой краткий список “друзей”, а не просто полезных контактов. Версия Фила была достаточно убедительной. Влияние, связи и деньги Фиска в городе были достаточно внушительными. Не настолько, чтобы по-настоящему беспокоиться или созывать Общий Сбор, но достаточно для полиции или агентств. Вот только Фиском не занималась ни полиция, ни агентства. Версия Фила закрепилась в позиции убедительности, откинув в сторону придаток “достаточно”. Допив кофе, я подложила под блюдце несколько банкнот, расплачиваясь за нас обоих, поднялась из-за стола и, поцеловав Декстера в щёку на прощание, направилась вниз к своему мотоциклу. Вечеринка Вилли через 2 дня. Стоит поторопиться.

Шпион — теневая единица вооружения. Личность, способная мимикрировать под обстановку вокруг неё и добывать информацию, не выдавая собственного присутствия, не оставляя следов. Хороший шпион — работает в одиночку. Отличный шпион — знает, как использовать собственные связи в пользу делу, продолжая работать в одиночку. Во время Битвы за Нью-Йорк, я снесла с ног светловолосую женщину в брючном костюме: за её спиной разваливался на части один из летательных аппаратов читаури, в руках девушки был микрофон и, если бы не мой бросок, фрагмент реактора инопланетного летательного устройства, расплескал бы её мысли и память по тротуару бордовой похлёбкой. Девушку звали Кимберли Кук, и её оператору с CNV повезло куда меньше. Так, в моём списке контактов появился телефон репортёра с крупного телеканала. Так, сфабриковать личность журналистки Лорейн Тёрнер с документами, послужным списком и пресс-картой, дающей доступ на празднество Вилли — оказалось проще, чем добираться из Вайоминга до Нью-Йорка.

Лорейн Тёрнер — жгучая брюнетка с короткой стрижкой и своеобразным полуспортивным стилем. Цвет глаз Лорейн — скорее серый, с лёгким оттенком голубизны. Линзы, парик, макияж. С оружием могут возникнуть проблемы: пронести его на вечеринку к криминальному боссу, постоянно имеющему дела с оружием, проблематично. Он не идиот и знает, как прятать засапожный нож и как именно охрана на входе должна осматривать сумки или карманы гостей. Лорейн — журналист-консерватор, поэтому даже в век технологического прогресса у неё при себе ручка и карандаш. В остальном, стандартный набор: ключи, удостоверение, телефон. Ничего интересного или подозрительного.

В помещении клуба царит неоновый полумрак. Множество бликующих поверхностей: зеркальная барная стойка, украшения и диско-шар под потолком, бутылки и стаканы на баре, блестящие платья некоторых посетительниц, защитные стёкла на произведениях искусства, развешанных вдоль стен — создают эффект живого глянца. Из колонок звучит какая-то электронщина, фон для собирающихся гостей. Сканируя взглядом пространство, я подбираю точку для наилучшего обзора небольшой сцены, с которой, вероятно и будет выступать с речью жирный Вилли, когда натыкаюсь на выбивающееся обстоятельство. Левая бровь вновь выгибается немым вопросом выше правой и возвращается на место.

Тебе ещё не рано ходить по клубам? — равняясь с целью, улыбаясь одними губами, беззлобно произношу я. Питер Паркер. Человек-паук. Маленький большой супергерой.

Формальный вид и положение в пространстве, несмотря на лёгкую рассеянность, мелькающую на юном лице — скорее признак возраста, чем места и времени — Паркер здесь по какому-то делу. Логичное предположение возможного допуска подростка на мероприятие: 1) друг сына/дочери кого-либо из больших шишек в окружении Фиска; 2) работа. Первое отпадает. Не потому, что американская мафия не приветствует кумовство, а потому, что у очень хорошего парня Питера Паркера, к сожалению, не так чтобы много друзей. За вычетом Лидса и подружки, можно было бы сказать, у Питера их скорее нет, чем наоборот.

Говорят, у фотографов сейчас большая конкуренция.

Есть ещё третья версия. Маловероятная, но всё же. У Питера Паркера тоже есть свои источники информации, и он далеко не настолько прост, насколько пытается казаться...

0

4

VELES [SLAVIC MYTHOLOGY]

раса: Бог
возраст: ≈4200 лет

деятельность: Премьер-министр РФ
место обитания: Россия, Москва

https://i.ibb.co/jVB5DXq/tumblr-inline-pk054zz-Pvd1tyemz4-250.gif https://i.ibb.co/f9pYGRx/lookaround.gif https://i.ibb.co/82Xwpm7/intensestare.gif
richard armitage


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
История славянского пантеона — это история борьбы Велеса и Перуна. Быть может, сложись все иначе, и они смогли бы быть друзьями, братьями, семьей. Но сложилось так, что бывшие в этом пантеоне первыми – Род и брат его, Сварог, заключили соглашение. Верховным в пантеоне станет тот, кто первый сможет дать жизнь. Род удалился в свои чертоги. Магия давала ему немыслимые возможности, и он создал Велеса. Творение вышло, во многом, совершенным. Но не может быть ничего более совершенного, чем рожденное. И к моменту, как Род создал своего первого, старшего и самого могучего сына, Сварог и Лада уже успели подарить жизнь Перуну, которому и была дана власть Верховного. Род рассердился, но отречься от своего слова он уже не мог. И все же, он воспитывал Велеса в знании, что именно он должен возглавить пантеон. Так славянские божества пошли по уже известному ранее пути, не сумев отклониться от мирового баланса, который еще до рождения их предрек борьбу Громовержца и Змея. И борьба это во имя сохранения равновесия должна была быть вечной.

Пантеон развивался и множился. В помощь и поддержку Велеса Род создал Карачуна, а после заключил союз с Матерью Землей, от которого появились Мокошь, Стрибог и Хорс. Сварог и Лада тоже дали жизнь еще двум сыновьям – Дажьбогу и Семарглу. Вера в богов крепла на Руси, а вместе с нею крепли и сами боги. Соперничество между Велесом и Перуном, впрочем, не прекращалось ни на один день, хотя порой и могло казаться иначе. И все же, период спокойствия завершился отнюдь не из-за очередной мелкой потасовки.

Мокошь – дочь Рода и сестра Велеса, по разумению ли проведения, по разумению ли батюшки своего или по разумению Матери Земли, а стала хранительницей судеб. Сила немыслимая и доселе никому неведомая досталась женщине. Многие жаждали ту силу получить, завладеть ею, и значило это – завладеть самой Мокошью, вот только Род отвергал вероятность того, что дочь его когда-нибудь выйдет замуж. Поселил ее в Прави отдельно, в доме, где она пряла нити судьбы и вела одинокую жизнь. На Пряху Судеб заглядывались равно Велес и Перун. Только первый мыслил все больше не красотой ее и складностью, а властью, которую он может получить, если возьмет ее в жены и велит на правах мужа прясть его судьбу так, как ему желается, а второй ни о чем подобном не думал, а свататься к ней пришел в обход всяких правил лишь потому что сказано ему было, что негоже Верховному бобылем ходить. Ни своих родителей, ни родителей желаемой невесты Перун в известность о своих намерениях не поставил. Так что неудивительно, что когда объявили о браке, скандал разразился немыслимый.

Род утверждал, что дочь у него украли, и что Перун – никакой не Верховный, а разбойник, похищающий чужих дочерей. Сварог, заключивший этот брак, что так будет лучше для пантеона. Как бы там ни было, а союз этот половина Прави не признала, только кто мог спорить с волей Верховного? Лишь Велес. И тогда он сделал то, что навеки положит огромную пропасть между ними всеми: он украл Мокошь из дома ее мужа и увез в свой. Узнала в тот день Пресветлая Правь мощь гнева своего Верховного. Жену он вернул, едва не убив Велеса. Но репутация Мокоши с тех пор была подмочена и незаконным браком, и пленением, в котором невесть что могло произойти.

После было много всего: и подъем веры Руси на небывалый уровень с расцветом Прави, и неверный выбор в пользу вымеска Владимира, который и положил начало уничтожению этой веры, и века в забвении и скитаниях по всем трем мирам. Большинство сходилось на том, что стоит больше времени проводить в Яви и приводить людей обратно в веру в родных Богов, но удавалось это не всегда.

Всем показалось, однако, что непременно удастся в девяностых. Эпоха, когда вера в христианского бога была слаба после веры в идеологию, заменившую всех богов вообще, а свободы было столько, что ею можно было захлебнуться. Смертных нужно было только подтолкнуть, и они начали исследования славянских богов и культуры, а значит, и сил у них день ото дня стало прибавляться. Велес сориентировался быстрее всех. И оказался во главе политики, в кресле премьер-министра. А Перун поздно спохватился. И взял в руки криминальный мир Москвы, а следом – нефтяной бизнес. Грубое, гнусное, жестокое время. Криминальная война шла на улицах. Не остывала она и в пантеоне. Правила диктовала Явь. И Велес не стыдится того, что он устранил своего главного конкурента руками наемных убийц. Не мы такие – жизнь такая.

Мокошь осталась одна в разрушающейся криминальной империи мужа. И Велес, понимая, что Перун не вернется еще очень долго, а бедной вдове может быть нужна помощь, протянул ей руку. Да, он убил ее мужа, но ей необязательно было отправляться следом, как и необязательно следовать заветам любви и верности, в которые Велес верил не особенно. Или по крайней мере, не в этом браке. За то, что пришел на похороны криминального авторитета, от его безутешной вдовы получил венком прямо по хребту и проклятой земли за шиворот. За то, что сделал ей же неприличное предложение – расцарапанное лицо. За то, что бросил презрительное «все равно будет, как я сказал» - сорок пуль. Вот только о том, как это Мокоши удалось, она до сих пор вспоминать не желает, ведь убила она его отнюдь не в честной схватке, а в постели, которую разделила с ним, имея план отомстить за мужа и отправить брата в Правь, а лучше – в Навь, так надолго, как это было возможно.

«Оно того стоило» - будет думать он, пять лет ожидая возвращения своего обратно. И Велес, конечно, вернулся. Сил становилось больше, их снова начали славить, а значит, у них у всех снова был шанс. Вот только пантеон вновь не един, и един едва ли будет. Все идет по кругу. Славянские божества вновь разделились на сторонников Велеса и сторонников Перуна, все чаще в пантеоне говорят о войне. И кажется, что они кое-чего не понимают. Война уже идет. С первого дня Громовержца и Змея на этой земле, она не прекращалась ни одно мгновение. И нет пока во всех трех мирах Силы, способной это изменить.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
➤ Можем обсудить некоторые детали, например, внешность, отдельные моменты биографии, текущую должность, но каких-то глобальных изменений внести уже не удастся, мы играем историю именно в таком виде. Интересен лейтмотив противостояния в пантеоне, теория основного мифа, в котором Громовержец всегда сражается со Змеем.
➤ Да, чтобы убить Велеса, Мокошь переспала с ним, а когда он уснул, сорок раз в него выстрелила. Ачотакова? Она, между прочим, Верховная, и никто не смеет ее судить.
➤ Заявка не в пару. Велес всегда смотрел на Мокошь, как на средство достижения цели, скорее, как на вещь или функцию, нежели, как на живого человека\божество. Может быть, он и любит ее какой-то странной братской любовью, но в остальном, она – способ уязвить Перуна, забрать у него, что-то дорогое и важное, способ лишить его покоя, а равно контроля над судьбами, ведь он уверен, что она прядет их не сама, а под чутким контролем мужа, а вообще-то он и сам не против установить такой контроль. Вполне вероятно и даже ожидаемо, что у Велеса есть жена и дети, но кто это и сколько, мы не прописывали. 
➤ Велес такой, какой он есть. И он этого не стесняется и не чурается. Его не волнуют ярлыки, он совершает неблаговидные поступки, потому что может, хочет, потому что у него есть такая власть. Ему нестрашно быть подлецом, мерзавцем и кем там его еще назовут, потому что все эти человеческие оценки неприменимы к нему, как к божеству, и он это отлично знает. Как знает, что в их противостоянии с Перуном есть какая-то затаенная обреченность, ведь в сущности, у них никогда не было выбора, быть врагами или не быть ими.

Пробный пост

Мокошь утыкается в грудь супруга и кричит так, что этот крик заполняет собой всю парковку. Слезы льются из глаз, хотя она не плакала, казалось, уже столетия. Опустошение, которое ощущает Богиня теперь, сравнимо с черной дырой, с целой Навью, с кратером вулкана и она задыхается в этой пустоте. За все время их брака, за долгие годы союза, они проходили через многое, но она никогда не теряла Перуна, никогда не оставалась без него надолго и никогда не была по-настоящему одна. Она не хотела, она не знала, как жить без него. И теперь, ощущая под пальцами не его энергию, не его ауру, а только одну лишь смерть, Мокошь тоже умирала, ощущая, как секунды проносятся сквозь нее, вырывая куски души и сердца. Те самые, что она когда-то отдала мужу.

А потом были врачи. Много врачей. И глупые, нелепые попытки спасти его. Как можно спасти того, кто уже мертв? И как может быть мертв тот, чей голос она до сих пор слышит? Мокошь стоит с совершенно безразличным видом. Слезы все еще струятся по щекам. Собираются журналисты, вспышки камер, приезжает охрана, которую вызвал Лёня, потому что сейчас Владислава не способна ни на какие действия и решения. Она только смотрит на свои руки и платье, запачканное кровью мужа, и не понимает, как это могло случиться с ними. Почему? Почему она не предусмотрела? Почему не прислушалась к своим ощущениям? И задавая себе эти вопросы, она плачет снова, пока не приезжает сначала сын, а затем дочь и по ее виду Мокошь хорошо понимает, что та уже успела сопроводить отца по Калинову мосту.

А потом были похороны. И много-много людей. Вопросов. Пожеланий. Соболезнований. Черное платье, которое Перун не любил, потому что считал, что черный ей не к лицу. Но она нарочно его надела, чувствуя где-то за задворками своей чудовищной боли еще и гнев, раздражение, злость на мужа. Почему он оставил ее? Почему он тоже не предусмотрел всего, что случилось? Почему не был достаточно осторожен? Ей хотелось насолить ему такой нелепой глупостью, почти детской. Он ведь видел ее из Прави? Наверняка видел. Пусть любуется этим чертовым платьем! Впрочем, еще он видел ее слезы. Он ненавидел их больше всего на свете.

А потом был Велес. Его сопровождение из головорезов. Чертов венок, который Мокошь швырнула ему вслед, прежде разодрав мерзавцу лицо и не забыв в него плюнуть. Сколько пощечин он стерпел от нее, прежде, чем схватил за руку и ровным тоном заявил, что она сошла с ума от горя? Женщина не знала. Но теперь гнев ее кипел уже не только в груди, но и в жилах. И она знала, чью жизнь выжжет этот гнев, чью жизнь превратит в ад и кто следующий пройдет по Калинову мосту. Щедро высыпанная за шиворот ублюдку могильная земля, была весьма однозначным обещанием, которого Мокошь никогда не забудет.

А потом были люди. Жалкие смертные, которые думали, что обладая мнимой властью, утвержденной криминальным миром Москвы, они смогут отобрать то, что им не принадлежало. То, что принадлежало Перуну и его семье. Им казалось, что его смерть подвела черту под его начинаниями, и они никогда в своей жизни так не ошибались. О, считаться с женщиной в мире организованной преступности никто не намеревался, разумеется. Но Мокошь могла их заставить. У нее для этого было все необходимое. Ее магия, деньги на счетах супруга и люди, верные его памяти. Кровавые раскаты разнеслись по Москве, словно весенняя гроза. Мокошь не щадила никого. Воистину, женщины куда более безжалостны, чем мужчины и Владислава доказывала это каждый день своей новой жизни. Но чем дольше она это делала, тем острее ощущала, как ей не хватает мужа рядом. Отстаивая его наследие, его дело, их дело, она чувствовала себя не на своем месте и лишь от того, что была вынуждена, продолжала.

А потом была месть. Такая жестокая и беспощадная, как и та, что в ней нуждалась. Мокошь знала, что делала и желала этого. Планомерно и целенаправленно она уничтожала всех, кто прямо, или косвенно был причастен к покушению и смерти Перуна. Исполнителей нашли первыми. Это было так бесконечно просто, что даже немного смешно. Владислава предпочитала не пачкать свои белоснежные руки в чужой крови так прямо – она все чаще пользовалась прялкой, истощая свои энергетические запасы чуть ли не до нуля, но добиваясь желаемого. Но в тот вечер она сама взялась за нож. И та кровь, что окропила ее руки и платье, словно смыла кровь мужа с ее души, разума и сердца, принося долгожданное облегчение, которое достигло своего пика в день, когда она шестнадцать раз выстрелила в лицо Велесу, не сожалея об этом ни единой секунды ни до, ни после.

А потом была усталость. И понимание того, что за последние полтора года Мокошь делала все то, что не делала за тысячелетия своей жизни и ей это не нравилось. Она знала, что муж вернется, нужно только подождать. Она знала, что он ни за что не оставит ее навсегда. Она знала, что он снова возьмет дело в свои руки и ей доведется вернуться на свое место. Но когда? Этот вопрос мучил женщину день ото дня. Она скучала по мужу так отчаянно, что порой это казалось невыносимым. Да, Мокошь могла быть одна. Она могла со всем справляться самостоятельно. Но она не хотела. Ни быть одной. Ни справляться ни с чем без Перуна. Это казалось не то, чтобы неправильным – вообще немыслимым.

Но бросать начатое Мокошь не намеревалась. Она продолжала заниматься делом, что иссушало ее, лишая сна и покоя. И вместе с тем продолжала делать все, чтобы языческие начала в людях множились, а имена языческих Богов упоминались все чаще. Способствовала раскопкам, популяризации культуры, открытию музеев. Чем больше думали о Перуне и исследовали языческую религию Руси, тем скорее он должен был вернуться. Появился интернет, чем немало помог женщине распространять соответствующие сведения, что называется «из первых уст». Уж она-то знала, кем именно был супруг и как ему поклонялись ранее. Выходили книги, с кафедры вещали ученые. Это то, что требовалось мужу. Это то, что требовалось им всем. Мокошь была упряма. Да, поначалу она думала, что такими темпами супруг вернется к ней, через три месяца, может быть, через полгода, но не более того. Но чувствуя и то, как медленно пополняется энергией сама, женщина убедилась в том, что на желаемое понадобится куда больше времени.

Когда раздался звонок в дверь дома, Владислава сидела в кабинете, разбираясь с бумагами. Ни дом, ни место постоянного проживания она не меняла. Отчасти, потому что это было неудобно, отчасти, потому что ей хотелось, чтобы когда Перун вернется, он знал, куда идти. И он знал.

Мокоши не нужно было открывать дверь, или смотреть в глазок, чтобы понять, кто стоит у входа. Ей даже не нужно было подниматься из-за стола. Понимание поразило ее существо в одночасье, узнавание разнеслось мелкими разрядами тока по каждой клетке тела и женщине на мгновение показалось, что она задыхается. Дверь, конечно же, открыли без нее. И гостя попросили подождать, не подозревая, что в этом доме он – единственный хозяин. Мокошь не волновали все эти глупые слова. Босая, она бежала по ледяному полу, чувствуя, как сердце бешено колотится в груди. Она остановилась, лишь забежав в комнату. Застыла на месте, глядя голубыми глазами, полными боли и страха, но вместе с тем радости и предвкушения встречи. Она ждала так долго. Так долго, что несколько тысяч лет их жизни показались ей на этом фоне не столь многочисленными. Женщина медленно приблизилась к супругу, коснулась пальцами его плеча, шеи, щеки, словно убеждаясь в том, что это – на самом деле он. И это был он. Слезы вновь закапали из глаз, но Мокошь не позволила себе ни единого всхлипа, прежде, чем поцеловать мужа в губы, ощущая, как с этим поцелуем с плеч словно падает гора. Но лишь только на одно мгновение. Потому что в следующее, она размахивается и ударяет его по щеке с силой, которая, пожалуй, была для Громовержца ничтожной. Уж точно он на войне получал куда больше женской оплеухи. Но Мокошь надеялась, что это хотя бы обидно.

- Мерзавец! – хрипло кричит она ему, наконец, заходясь в рыданиях. Ей так давно это было нужно, - Оставил меня тут одну… Со всем этим! Оставил! Ненавижу тебя! – и она толкает его, не давая себя обнять, хотя, наверное, и это ей тоже было очень нужно.

0

5

KOSCHEI THE DEATHLESS* [SLAVIC FOLKLORE]

раса: колдун
возраст: unk

деятельность: царь, чародей, некромант
место обитания: Навь и другие миры

https://i.imgur.com/FrC0VM5.png https://i.imgur.com/VpO3bes.png https://i.imgur.com/YINW27Q.png
original**


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
вариант 1. Он всегда хотел величия, власти. Банально, но для того, кто с детства был лишен самых крох надежды на подобное, предсказуемо. Родился в бедности - умрешь в бедности, слабый, ничтожный, смертный - отдается в голове как клейма, ставя точку во всех несвойственных простому крестьянскому сыну амбициях. Кощею, которого тогда звали совсем по-иному, на роду было написано сгинуть так или иначе, но он не хотел мириться с подобным. Мало-помалу он начал трудиться, не так как положено его сословию, но, обнаружив в себе талант к колдовскому искусству, стал обучаться магии. Научиться читать и писать, найти учителя дорогого стоит, но его живой, деятельный ум поглощал знания одно за другим, только всего этого было недостаточно.
Он встречает Марью случайно, когда та выходит из моря и посещает землю, и между ними мгновенно вспыхивает симпатия. Оба находят друг в друге родственную душу, обоих манит одно и то же, им есть, о чем поговорить и что друг другу рассказать. Вот только не может Кощей равняться с царевной Марьей ни в ее природной колдовской силе, ни во владении мечом, ни в происхождении, и это злит, подначивает, не дает покоя. Марье на это все равно, она никогда его не упрекает, однако, Кощей непреклонен.
Они расстаются на некоторое время, которое Кощей использует себе на благо… или на большую беду. Он делает все для достижения цели, даже обращается к Нави. Навь принимает его, обнимает и душит, дает ему немыслимую силу, темную, жестокую, взамен забирая самое дорогое. Его душу, сущность. Навь крадет и его внешность, и черные пряди седеют, а на прежде приятный лик падает тень, оседая в заостренных скулах и в горящих глазах. Кощей перестает быть собой прежним, и становится тем, кем мечтал быть всегда: могущественным и непоколебимым, властным и …. бессмертным. Он покоряет саму смерть, теперь зная, как подчинить себе армию мертвецов, победить самого сильного противника и обратиться вороном. Теперь его боятся и уважают, с ним считаются, теперь он царь, кровавый и ужасающий, вот только… Марья больше не может быть на его стороне. Он принимает ее вызов и проигрывает бой. Марья знает его слишком хорошо, даже такого, ее нельзя оставлять без присмотра, и Кощей, случайно освобожденный глупым человеком, похищает Марью, запирая ее в своей мрачной обители.

вариант 2***. У темного бога Чернобога много сыновей. Кощей - самый младший из них, но и наиболее печально известный в мире земном. Кощей с детства был окружен Навью, он был ее частью, неотделимой и нерушимой, бессмертной. И ничего ему не стоило, войдя в мир Яви, покорять его по-своему, упрямо и жестоко. Когда-то, когда он еще пробовал свои силы, он повстречал Марью, возможно, ей на беду, увидевшей в нем нечто светлое, доброе. Они были так похожи и так отличались, оба с живым, деятельным разумом, открытым для нового, им вместе интересно и легко, но изначально стоят они по разные стороны. Марья все больше учится своей собственной магии, покоряя водную стихию, Кощея все больше растравливает Навь, где он родился, и где никогда не умрет, не позволит. Кощей позволяет злу захватить себя целиком, перекраивая, меняя внешность, теперь он гроза и ужас Яви, захватчик царств и мрачный правитель. Марье приходится вызвать его на поединок, попытаться остановить, что ей с трудом, но удается, ненадолго, впрочем. Марья знает его слишком хорошо, даже такого, ее нельзя оставлять без присмотра, и Кощей, случайно освобожденный глупым человеком, похищает Марью, запирая ее в своей темной обители.

Поскольку в сказках Кощей выступает только каким-то злобным злодеем, с которым надо сражаться героям, информации об его происхождении я нашла мало, а еще она варьируется, поэтому я предлагаю два варианта на выбор. Лично мне больше нравится первый вариант, по мне это более проникновенно, трагично и логично, можно развить в разные стороны. Кощей или совсем главгад, без права на возвращение, манипулирует и тянет за собой Марью на злодейское дно (что не так уж сложно, учитывая, что она Моревна от слова Мор, а не море, и не гнушается пачками укладывать людей) или постепенно одумывается и пытается по возможности все исправить, что полностью не получится, но попытки будут. Во втором меньше пространства для маневра, да и Марья как будто не очень умная особа, которая надеялась на что-то от создания тьмы)
Но решение за вами, лишь бы вам нравилось и вы были вдохновлены. Я же вдохновляюсь вслед за согроком, и в любом случае мне будет интересно поиграть оба варианта.

https://i.imgur.com/3EspHAL.png
ОТНОШЕНИЯ

Предлагаю пару, ибо по канону Кощей и Марья вообще муж и жена (опустим то, что у них по разным канонам этих мужей и жен дофига), пейринги играть интереснее, плюс, давайте начистоту, Кощей краш) Я очень хочу оставить предысторию их отношений, чтобы они были знакомы до того, как Кощей стал тем, кем стал, так как это опять-таки дает больше пространства для маневра, у них есть, о чем поговорить, что вспомнить, есть общая история. Честно признаюсь, во многом этот бэкграунд был взят из игры Лига Мечтателей, так что если вы проходили историю, то сразу поймете.
Они встретились еще когда были очень молоды. Марье Кощей понравился практически с первого взгляда и внешне, и по характеру: пускай она знала совсем немногих земных мужчин, ни один из них не запал ей в сердце, ведь они были… простыми. Кощей казался ей необычным, интересным, умным и непохожим на других, что было взаимно. Они быстро нашли в друг друге родственные души, им не составляло труда поддержать другого, обсудить то, что волновало обоих, и пожалуй, в лице Кощея, Марья впервые нашла друга. Ее любовь пришла уже позднее, но себе на беду Марья так и не смогла полюбить кого-то еще или вытравить из себя это чувство. Трудно сказать, любил ли ее когда-то Кощей. Возможно да, может быть по-своему, а может вполне по-земному, он точно ее уважал и был заинтересован, но в любом случае, время изменило их обоих и их отношения. Из друзей к врагам - для Марьи стало огромным ударом понять, кем и чем стал ее давний друг и любовь, она поняла, что должна его остановить, а что до Кощея… если не с ним, то против него. Возможно, он не простил Марье победу над собой и свое пленение, а может быть наоборот, стал уважать сильнее, и пожелал привлечь на свою сторону. В любом случае, брак с Марьей в первую очередь выгоден, он сделает его царем не только земным, но и морским, пусть как таковым власти над морем ему не видать, а с тем, что осталось от его былых чувств, он разберётся позже.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Я ищу в первую очередь адекватного, грамотного и ответственного соигрока. Того, кому важна в первую очередь длительная игра, кто хочет и будет, и у кого есть время развивать такого замечательного и неоднозначного персонажа. Если же вам игра не заходит по разным причинам, вы хотите что-то поменять или вовсе завершить, то прошу об этом так и написать мне, чтобы сохранить наше с вами время и нервы. Я пишу нечасто, где-то раз в месяц, могу раз в три недели примерно, если очень горит, то раз в две недели, пару листов ворда, жирным выделяю только диалоги для удобства, поэтому часто посты не прошу, но и сильно затягивать тоже не хочется.
Если вас все устраивает, это шикарно, значит велком в лс, там все обсудим, заодно попрошу отправить любой пробный пост от любого персонажа, мой пост ниже. И также прошу написать анкету своими словами, не обязательно много.
Поиграть хотелось бы в первую очередь именно сказочную реальность, а различные аушки без проблем возможны после того, как сыграемся.
* Касательно имени - не знаю, как будет правильно, так или вообще Bessmertny, мб лучше уточнить у амс)
**Касательно внешности - я вижу Кощея с длинными черными волосами, однако, полагаю, его внешность поменялась по мере того, как менялся характер и он все больше погружался в Навь, и черные волосы стали наполовину седыми, черты лица заострились, кожа побелела. Можно также добавить жути, (ох уж эти мои специфичные вкусы). Использовать можно различные арты (на самого Кощея они есть) или рандомные фотки, как это делаю я, ну или можем обсудить, кого взять на внешку.
*** Попросили добавить, что если вы выберите 2 вариант, то это уже будет Славянская мифология, а не фольклор, но это всего лишь формальности.
В остальном, очень жду, еще могу по желанию обеспечить графикой. Будет классно, если вы также сможете и пофлудить, и поболтать (врольное общение не особо мое, но иногда ради вдохновения могу), и вообще будете на форуме активничать, но к этому, конечно, не принуждаю.

Пробный пост

Огонь повсюду, охватывает пространство, заполняет собой, лижет деревянные балки дома, раньше не видимого, но смутно знакомого. Пламя врывается в легкие, вслед за удушливым дымом обращая их в кровавые сгустки, кровь греется, вскипает, и ужасная боль от жара все же заставляет кричать, напрягая то, что осталось от голосовых связок.
Он просыпается посреди ночи, чувствуя собственную скорбь, и не стремясь унять колотящееся сердце – этот сон теперь приходит к нему так часто, что уже почти вошло в привычку. Остаток ночи Лайнел проводит, пытаясь заснуть, раз завтра с утра у него съемки, но это удается сделать лишь под утро, которое он встречает разбитым. Стоит начать принимать более сильнодействующее успокоительное, впрочем… его нынешний внешний вид вполне соответствует роли, что для него выбрали. Лайнел даже издает невеселый смешок, проводя пальцами по волосам – замечательный призрак, которому даже не нужен грим. 
Он тратит всего полчаса на нехитрый утренний ритуал: приготовить кофе, яичницу, проведать маму, спящую в своей комнате, и не забыть взять с собой сценарий. Хорошо, что съемки проходят в его городе и не пришлось отлучаться, оставляя мать наедине с болезнью. Собственно, именно благодаря съемкам в Лестере Лио и получил роль: его банально и удачно заметили на улице, заявив, что он счастливый обладатель идеального викторианского типажа. Лайнел был безмерно рад, ужасно скучая по карьере в кино в родном городе, а потому незамедлительно согласился, тем более, что оплату предлагали достойную, а деньги ему сейчас очень не помешают… им обоим. И все же, риск выселения из замечательного двухэтажного дома, где он жил в детстве, все еще был очень велик. Может быть, кошмары снятся из-за стресса?
Лайнел имел привычку никогда не опаздывать, даже проспав, разумеется не опоздав и сейчас. Восьмая и предпоследняя серия популярного сериала Уинсбрук Хиллс сегодня снималась пятый и последний день, и, по мнению Лайнела, обязана стать лучшей в сезоне, раз уж эта серия вместила в себя любовный треугольник в лице главного героя, его возлюбленной и ее погибшего жениха в исполнении самого Лио, что мстил за свою смерть, насылая на героя ужасы и проклятия, а после сознался, что просто всегда хотел, чтобы его любили так же. Зрительницы будут в восторге. Особенно учитывая, что сам Лио, по его невысказанному мнению, красивее главного героя. Из-за специфики роли, его вряд ли пригласят сниматься в этом сериале в дальнейшем, но, если он справится хорошо, это может стать отличным подспорьем в дальнейшей карьере… несмотря на то, что учился он на режиссера, и планировал стать им. Кстати, опыт в сьемках был второй причиной, почему он без проблем заполучил эту роль.
Перерывы Хант тоже любит, благодаря возможности лучше пообщаться как с актерами, так и с другими причастными к съемкам. Лио не делает различий, и, несмотря на усталость из-за пяти часов сна, старается наравне знакомиться со всеми – это и полезно, и просто в его характере, а кроме болтовни, повторения своих реплик и питья чая он обожает пропитываться самой атмосферой съемок. Она всегда разная, но всегда и волнительная, словно подготовка к празднику, на который придет посмотреть весь город, страна или мир. В конце концов, в каком-то роде они сейчас делали маленькую историю, которую будут пересматривать спустя много лет и они сами, и следующие поколения.
Лио улыбается, отпивая чай и щурясь от яркого света, выходя из павильона на улицу. Роль призрака предполагала ношение молочных линз, после снятия которых глаза заболели и слегка покраснели, делая бледный образ более зловещим, но все еще романтичным. Здесь, на улице, царит теплая английская зима, и тоже присутствует флер съемочной жизни, в декорациях, снующих людях, аппаратуре и реквизитах. Является ли животное реквизитом, Лайнел задумываться не стал, потому как, едва увидев коня, на котором по сценарию главный герой въезжал в поместье, без лишних мыслей протянул к нему руку, трепля величественного шайра по морде и холке.
- Кто такой красивый конь? И как тебя зовут? – Конь не ответил, чему Лио был рад, справедливо решив, что после кошмаров галлюцинации ему ни к чему. Животных Лио обожал и не упускал возможности погладить, однако из-за этого часто попадал в неприятности – не всем животным по нраву подобное поведение. Ни то конь попался добродушный, фыркнув мягкими губами, ни то Лайнел расположил его к себе, но это знакомство можно было счесть удачным… пока рядом с животным не появился мужчина, силуэт которого Лио увидел боковым зрением.
- О, вы, должно быть, владелец? Я должен был спросить, прежде чем гладить, но не смог удержаться, - хохотнув, он заправил прядь волос за ухо, полностью переводя внимание на мужчину, лишь бегло рассмотрев его в первые секунды, но по привычке протянув руку для знакомства, - Я Лайнел.

0

6

EIST TUIRSEACH [SAGA O WIEDZMINIE]

раса: человек
возраст: помер красивый, но старый

деятельность: Ярл и Конунг Скеллиге, а также король Цинтры
место обитания: Цинтра, Континент

https://64.media.tumblr.com/da03b840ab5f92a61eeaa858d6f03166/tumblr_inline_omrcyzpbAt1us5zus_500.gif
viggo mortensen


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Был непобедимым морским волком, играючи раздавал люлей нильфам и нордлингам.
Женился - проиграл войну и умер. Все беды от баб!

Лихой морской волк, опытный воин, стратег от боженьки и красавчик от мамочки — у Эйста и правда все чудно складывалось. Жизнь его была полна опасностей и сражений, не нравилось ему в покое сидеть, вот и за заслуги перед родными островами да за приятный нрав Эйста избрали Ярлом Скеллиге. Мужчина он был молчаливый, но остроумный, был способен подхватить как светский разговор вельмож, так и пьяную, разгульную болтовню солдатни.

Несмотря на свою видность в ряду женихов, Эйст очень долго оставался холостяком и к семейной жизни интереса не проявлял. Не хотел он и детей, поэтому до седых волос оставался одиночкой. Лишь после Калантэ вдруг одурел от нахлынувшей любви. Сколько они в секрете держали свой роман, неизвестно, но только скандал, разошедшийся на пятнадцатом году принцессы Паветты, смог заставить холодную Калантэ согласиться на его весьма... интересное предложение выйти замуж.

Эйсту пришлось жить в Цинтре, но Цинтра так и не сумела стать для него родным домом. Все свое свободное время он проводил в море и меж островами, за что Калантэ звала его чуть сердито "вечно пропадающим мужем". Впрочем, Эйсту было ясно, что от него инициативы в правлении Цинтрой никто не ждал, а потому он без зазрения совести посвящал себя буйной стихии. Нагловатый моряк Скеллиге сумел внести разнообразие в скучнейшую жизнь Цинтры, помог Калантэ воспитать осиротевшую Цири, научил девчонку хитростям дворовых игр и сделал из нее сообщницу в попытках саботировать тухлые и унылые королевские обычаи.

О смерти Эйста скажут, что он умер героем. Что его гибель на полях Марнадаля заставит Львицу из Цинтры разойтись скорбным криком и плачем. Но еще про него скажут, что он прожил славную жизнь и после себя оставил лишь добрую молву.

* * *

Не всякий сумеет вынести непростой характер королевы Калантэ, оставшись при этом при трезвом рассудке, но чертяку Эйста королевскими капризами не проймешь. Веселого нрава, с острым языком, не стесняющийся шутить откровенно даже в самый разгар важного торжества, он не только играючи отбивает все атаки Калантэ, но и сам начинает ей действовать на нервы. А то, как начинает бешенством исходить важная королева, его способно только радовать и искренне веселить. Сплетники поговаривают, что самые острые споры король и королева решают на мечах и выходят из конфликтов полностью в синяках и ссадинах. Что ж... Их отношения даже не пытались казаться простыми.

Поначалу между ними и любви-то никакой не было — юная Калантэ была уже замужем и всеми мыслями витала в надеждах родить сына, а Эйст же сражался в море и победами завоевывал почтение своего народа. Познакомились они на одном из дружественных приемов: Карх позвал в свои земли короля и королеву, но первый не пришел, а вторая вместо того, чтобы бряцать драгоценностями и показывать свою важность, призвала лучших бойцов Скеллиге с ней сразиться в честной дуэли. Кажется, в той лихой битве они и сцепились: молодые, злые, горячие.

Говорят ведь, что лучшая дружба начинается с хорошей драки.
А самая крепкая любовь — с лучшей дружбы.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Я очень, очень, очень люблю отношения Эйста и Калантэ — они мне кажутся в самом деле идеальными и сочными на эмоции! Тут вам и шутейки на грани фола, и совместные битвы на поле брани, и острая необходимость хранить чувства в секрете, и семейное тепло вместе с маленькой девочкой, лишившейся родителей. Поэтому, пожалуйста, приходите на роль не просто покрасоваться симпатичным профилем (а он у вас точно будет симпатичным, я вам своим скиллом ручаюсь), но и с надеждами влиться в долгую игру. Да, кстати, у нас тут по ходу дела образовался запутанный любовный треугольник, о подробностях которого я обязательно напишу уже в личной беседе! Там без рюмки крепкого не разобраться :д

* я вредная старая королева и упрощенные варианты анкет не рассматриваю как серьезное предложение взамуж
* пожалуйста, приходите ради игры, писать посты это офигенно, давайте все писать посты
* я пишу от третьего лица, без птицы-тройки, с заглавными буквами, от 3к до 5к

Пробный пост

— Что значит отказался?!

Вопль вторил громкому звуку разбивающегося на осколки графина — его метнула в стену корабля сама Калантэ. Капли кроваво красного вина расплескались по полу, по вещам и остались на лице и волосах Калантэ. Ее дрожащая от злости рука сжалась в тугой кулак. После долгого, тяжелого вдоха желание взорваться от ярости ненадолго остановилось.

Королева бросила недовольный взгляд на служанку.

— Значит отплываем без моего супруга, — процедила она сквозь зубы безжалостно.

Раз Регнер расхотел в последний момент плыть на празднество на острова Скеллиге, значит, так тому и быть. Неприятная его выходка обязательно обернется ему на вред, но Калантэ должна еще придумать, как ответить на поведение мужа чем-нибудь еще более пакостным. Возможно, именно среди островитян королева и устроит не то скандал, не то громкое развлечение. Ее меч давно желал пуститься в ход и опробовать наконец человеческой крови. А на Скеллиге, как Калантэ слышала, чертовски много родилось разбойничьих отрядов.

— Ваше величество, полагаю, вам не стоит…

Жалкий писк служанки вновь разжег горячую злобу Калантэ, и та не сдержалась, отвесив полоумной девице хлесткую оплеуху. Щека девчонки мигом покрылась красным силуэтом женской ладони.

— Посмей хоть еще раз мне что-то указать, — прорычала королева и выгнала плаксивую дуру прочь.

В своей королевской каюте оставшись одна, Калантэ выдохнула. Лоб ее покрылся мокрой испариной, а дышать стало тяжело. Слабость одолевала ее тело: она пичкала его травами и снадобьями, которые советовали ей лучшие знахари, чтобы семя Регнера наконец прижилось. Шел лишь первый год их брака, а наследника все не было. Плохи будут дела Калантэ, если она не разродится хотя бы одним ребенком.

Но лекарства делали королеву злее. Раздражение ее становилось день ото дня все сильнее, а она никак не могла совладать с собой. Вот и сейчас поведение гаденького муженька вывело Калантэ из себя. Не могла львица успокоиться. Не могла унять бушующую злость.

///

Калантэ всегда нравилось проводить время на Скеллиге. Этот народ казался ей простым и свободным, а подобные качества она ценила больше остальных. Шумный пир с веселыми пьянчугами помог ей расслабиться и наконец-то улыбнуться. Приятные комплименты, которые ей то и дело отвешивал ярл, она воспринимала с ухмылкой и молчала. Но по ней видно было, что устроенное к ее прибытию веселье смогло угодить королевскому несговорчивому нраву. Здесь не было такого огромного количества скучных и сложных аристократов, напыщенных от своей важности, какое оно было в душноватом Совете Цинтры.

Калантэ нравилось всеобщее внимание. Ее самолюбию льстило быть на празднестве всеобщим объектом восхищения. Однако народец переметнулся с нее на внезапно пришедшего к пиру мужчину — вид его говорил, что он видал немало битв, а меч на поясе подтверждал тот факт. Походка его была танцующей, и по ней Калантэ поняла, что мужчина этот слыл опытным моряком. Лишь подобные шагают по твердыне так, будто под их ногами продолжает буйствовать вода и корабль подскакивает на каждой волне.

— Кто это? — спросила она у советника.

— Эйст Турсеах, государыня, — пояснил ей старик.

— Ах, братец, — вдруг вспомнила Калантэ некоего «Эйста», который имел место быть в родословной ярла, да только лично его было не узреть никак.

Поговаривали, сколь сильно второй Турсеах был привязан к морской стихии и как ему было все равно, что творилось на суше. Любопытно, подумалось Калантэ, что от разожженного интереса прищурилась и стала поглаживать крупный изумруд на своем кольце. Моряка Эйста в народе, вестимо, сильно любили, раз пьяные мужички с радостью приняли его к своему столу и подняли в честь его присоединения радостный галдеж.

Больше королеву заинтересовал меч, с которым Турсеах явился на празднество. Нагло, показательно, как будто в насмешку прибывшим гостям, он показывал свою силу. Когда же храбрость моряка перешагнула через все крайности и он поднял свой бокал, устремив на нее свой взгляд, Калантэ ухмыльнулась, позволив чему-то хищному и львиному проявиться на своем лице. В предвкушении неслабой драчки все внутри у нее затрепетало.

Вот он. Прекрасный способ насолить муженьку. Пусть молва о королеве-львице разойдется по Скеллиге, не оставив никого равнодушным. Пусть острова узнают, что Калантэ не та королева, что будет молчаливо сидеть и терпеть к себе чье-то внимание — соленое, прямо как морская вода.

— Господа! — с такой громкостью, что веселый гул прервался на гробовую тишину, крикнула Калантэ и резко подорвалась на месте, подняв повыше свою кружку с питьем (не крепким, с травами знахарей).

Стражники, что хотели защитить Калантэ от оскорбления, замерли в ожидании.
Уж эти-то знали, каков характер у их правительницы.

— Мои доблестные защитники, — рассмеялась Калантэ, разглядывая золотые доспехи своих людей, — вернитесь к пиршеству. Незачем нам в столь добрый час разбираться, кто и как на меня глядит. Разве же во взглядах угроза?

Калантэ повернулась к ярлу, показательно не глядя на Эйста.

— На нас всегда смотрят, верно, мой дорогой друг? — обманчиво сладкая речь так и лилась с ее губ. — Лишь смельчак пойдет на государя с наточенным мечом, — тут Калантэ все же соизволила покоситься на Эйста. — Но смелость его быстро обернется глупостью.

Калантэ щелкнула пальцами и вытянула свободную руку — в нее стражники вложили увесистый меч, украшенный россыпью изумрудов. Украшала его золотая голова львицы. Пальцы Калантэ крепко сжали рукоять меча, а взгляд стал серьезнее.

— Мы не глупы. Мы будем пить.

Зеленые глаза Львицы вонзились острыми иглами в глаза шального моряка.
Проверяли его, вызывали на бой.

— Верно?

Бровь изогнулась в вопросе: «так ты будешь драться?».

0

7

VERMAX & ARRAX [A SONG OF ICE AND FIRE]

раса: драконы
возраст: 15 & 14 на момент смерти.

деятельность: на выбор игроков
место обитания: Вестерос

https://i.pinimg.com/originals/07/c7/c9/07c7c96b01e72e32a2136ed5aacd85a0.gif https://64.media.tumblr.com/1bfc8e9d883407f346aaa0eb7f917c26/d637d8c57de2f776-8a/s400x600/867ed9971ea6642b5e78008b13b18ced003e6470.gif
Joe Cole / Jake Hold  as Vermax
Froy Gutierrez as Arrax


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ

»Вермакс»

• Старший сын Сиракс и Караксеса. Первый среди четырех своих братьев и двух сестер. Рос и взрослел вместе с принцем Джекейрисом Веларионом. Стал ему верным другом и защитником. Всегда считал юного всадника достойным всех почестей и готов был перегрызть глотку каждому, кто посмеет косо посмотреть на мальчишку и презрительно назвать того бастардом.
• Компания старших всегда была интереснее подрастающих детенышей. Рассказы взрослых о былом зародили в тебе желание стать такими же как они. Открыть новые земли, стать прославленным воином, вписать и свое имя в историю. Это было даже мило, когда мы с матерью видели этот огонь азарта в глазах. А потом…юный Джекейрис приказал тебе лететь на Север. Ты воспринял это как приключение, о котором так мечтал. И никто тогда не заметил, что война уже вот-вот начнется.
• Драконы танцуют. Драконы умирают. Ты вернулся домой, но вместо радостных лиц застал скорбные. Не стало Арракса. Только-только пал Грозовое Облако, едва вставший на крыло. Гнев наполняет звериное нутро, в сознании точно набат звучит мысль о мести. Когда появляется возможность – ты не медлишь ни минуты. Поверить в себя так легко. Корабль за кораблем сгорали в драконьем огне. Но одна стрела…всего одна чертова стрела и  охотник становится добычей. Удар о воду. Соль ее жжет горло и глаза. Как змеи овивают обрывки парусов и канаты тело, мешая подняться в воздух снова. Но вскоре все заканчивается и море становится тебе могилой. Мы с мамой гордимся тобой, сын. Ты погиб так, как подобает нам, драконам.

»Арракс»

• Тот самый дракон, что пал первым. Ты ведь не хотел этого, правда? Не хотел, чтобы все закончилось так, как закончилось, когда вдруг решил в себя поверить и затеять опасную игру? Ох, милый мой сын. Арракс, надо было хоть иногда слушать меня, а не только Вермакса и Муни. Я уважаю твою смелость, вижу в высокомерно вскинутом подбородке и блеске глазах себя в твоем возрасте. Но не могу не осуждать за откровенную глупость. Не переживай, ты отомщен. Был. Вхагар погибла от моих клыков. Во всяком случае, так было.
• Ты – не Вермакс. Ты не нуждался в одобрительном слове со стороны, чтобы почувствовать себя важным, нужным. Не стыдится возиться с подрастающими братьями и сестрой, охотно принимая участие в их шалостях. Старший брат лишь злобно порыкивая на тебя, спрашивая, когда ты, наконец, повзрослеешь. В ответ пожимал плечами, искренне удивляясь, с чего вдруг Вермакс стал таким противным и скучным.
• Порой, чтобы повзрослеть надо умереть. Ты не говоришь об этом, но это читается в глазах: в Танце драконов ты винишь себя. Если бы тогда был более внимательным и рассудительным, если бы не пытался ослепить Вхагар, выпуская ей в лицо поток пламени, если бы не потерял бдительность… Столько было возможностей избежать дальнейших событий, но прошлое на то и прошлое, что его не переписать и не изменить, все что нам остаётся, так жить с последствиями собственных ошибок. В глубине самого себя ты это прекрасно понимаешь и все-таки проклятое «если бы» глубоко вкоренилось, разъедая и уничтожая тебя изнутри.

• Смерть – еще не конец. Кому-то показалось здоровой идеей вернуть огнедышащих чудовищ в Вестерос опять. Вы стали одними из первых, кого увидел дивный новый мир. Мир без «наших» людей. Его границы, казалось, сужены до предела, очерченные искусственным солнцем и звездами под высоким сводом, да тяжелой огнеупорной дверью. Свободу обретя в пожаре, вы снова можете летать в небесах Вестероса. Предоставленные сами себе. Захотите ли вы так и остаться, не подчинившись никому в память о первых своих всадниках, или, напротив, впишитесь в новую войну, присягнув одному из новых «королей»? Что ж, решайте, мальчики, теперь вы оба взрослые.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
• Не буду распаляться на тему требований ибо они типичны. Не важен размер постов и их стиль, главное – желание играть. Нас, драконов, тут много. Даже Вхагар может передать особый привет Арраксу. Вариантов для игры тоже – непочатый край. Семейные уютные эпизоды, стекло во время Танца, активное участие в новой войне, сопровождаемая попытками выжить в мире без драконов – все это можно организовать. А еще у нас есть беседка, в которой иногда происходит перемывание костей всадникам и не только.
• Внешности обсудить тоже можно.

Пробный пост
«из постов Муни»

1. Ее семья была иной. Караксес, Сиракс, Вермакс, Арракс, Тираксес и Облако (ГРОЗОВОЕ!!! Облако). Когда-то была ещё Вхагар, но она ушла. Предпочла ей нового наездника. Так же поступил Санфайр. Поступила она. Все драконы, что пробудились после Рока Валирии уже на каменистых берегах Драконьего Камня, между наездником и сородичами выбирали наездников. Без своего человека не было ощущения полноценности. Своя жизнь ничего не стоила по сравнению с амбициями всадника. Драконы цеплялись друг другу в глотки и разрезали небо пламенем в угоду… чего? Уже неважно, кто сидит на Железном Троне, если Драконье Логово полно костей. Истина, которую Мундэнсер поняла в слишком раннем возрасте, оставшись совсем одной на Драконьем Камне. Все обещали вернуться. Никто слово не сдержал. Люди говорят, что Таргариен брошенный на растерзание собственным мыслям, одинок и предан всеми – страшен и опасен. Глупцы. Дети лета, что никогда не видела дракона, изморенного потерями, отравленного чужой ненавистью. Одиночество страшнее смерти. Быть живым среди мертвецов – страх, что прошел с ней сквозь века, пустил корни, окреп. Плясунья не стремится его искоренить. Наоборот холит и лелеет. Забудет прошлое и будет слишком легко поддаться соблазнам мира. Вновь поверить в чужие амбиции. Стать оружием. То, что заложено в самом фундаменте сознания не желает быть переосмысленным.
2. Арракс был ее братом тоже, пусть они вылупились из кладок разных дракониц, а Мелеис – она подарила ей жизнь и, пожалуй, этого достаточно, чтобы быть благодарной ей. Из-за чужих непомерных амбиций она уже потеряла часть семьи. Не хочет ещё оплакивать тех, кто остался рядом. Не желает терять ещё Караксеса – отца не по крови, но тот, кто воспитал и любил как родную дочь. Собственная жизнь теряет ценность, если рядом не будет тех, кто наполнял ее смыслами. Плясунья в страхе прикрывает глаза, представляя пустой Драконий Камень. Быть последним драконом, вот что пугает по-настоящему ее.
— Тогда обещай мне, что вернешься на Драконий Камень.
  Говорит совсем тихо, уткнувшись носом в грудь Караксеса. Прижимается всем телом, будто собственного тепла недостаточно, чтобы согреться. И, если прикрыть глаза, не разрывать объятия, вслушиваться в чужое сердцебиение, то мир уже не столь пугает.
3.

[indent] Чужое неверие – не преступление. Но задевает его все сильнее. Лишает итак не многочисленных запасов терпения.
[indent] – Интересно. – тянет гласные с глубоким шумным вздохом, почти рычит Караксес. Всё так же нависая над Таргариен, он опять делается чуть отстраненным и задумчивым. Забота матери последних в мире, самых юных драконов о них по-своему трогает и умиляет. В памяти пытается дракон отыскать – помогал ли кто-то ему? Специально или нет. Были ли в те моменты рядом блюстители, всадник или более старшие сородичи, которым детёныш подражать пытался. Было ли это больно тогда, потому что сейчас достаточно лишь сильно захотеть и на месте полуобнаженного мужчины поднимется не самый большой для своего вида, но внушающих всякому страх размерами своими  дракон.
[indent] В памяти нет ничего, что имеет отношение к его собственному обращению. Он знает – способность была с ним всегда, но как и когда впервые себя явила не помнит. К счастью ли или сожалению? Этого уже не дано узнать. Зато всплывает в памяти то, с какой гордостью он взирал на подросших Вермакса и Арракса, устроивших небольшую потасовку из-за куска добычи и брошенных друг в друга оскорбительного «ящерка». За тем, как легко пара мальчишек уже в следующую минуту становятся дракончиками и начинают рычать, кусать и царапать друг друга. А потом, выбившись из сил, снова обращаются человеческими детенышами со следами недавней драки, тяжело дыша и продолжая ворчать. Кажется, там им как раз около четырёх и трех лет. Так отчего же дети Дейнерис не владеют этим навыком? Не знают? Не умеют? Бояться или не хотят? Караксеса охватывает любопытство и желание взглянуть на новых своих братьев или сестёр усиливается кратно. Он не станет просить об этом, постарается сделать так, чтобы это стало желанием их общим, пусть и под разными мотивами.
[indent] Вспышка чужого гнева заставляет Караксеса ответить. Рыкнуть чуть громче и щёлкнуть челюсть, но все же отодвинуться на пару сантиметров. Мать, защищающая своих детей – прекрасное зрелище. Прищур и вспышка молнии в глазах, грозный тон – на мгновение, всего мгновение, Кровавый Змей вспоминает о собственной матери. Дримфайр тоже говорила подобное, когда очередной её ребёнок вылуплялся в колыбели принца или принцессы, а потом переселялся к остальным родичам в Логово. Караксес несколько раз лично получал от матери совсем не нежный укус в шею или удар по морде за то что опять назвал кого-то из младших «приемышем» или извалял в грязи, отобрав предназначенную «мелочи» еду. Сиракс тоже матерью была не менее строгой и заботливой, явно следуя примеру старшей драконницы, хотя иногда вступая с ней в спор. Должно быть, все матери такие. За редким исключением. Что драконы, что люди.
[indent] – У тебя несколько вариантов. Первый – отойти, не мешать и позволить настоящему дракону сделать то, что нужно. Второй – стать приманкой, объектом защиты для  своих «детей». Третий – оставить все, как есть. Позволить остаться им лишь животными, какими должны их видеть все. Только это будет крайне сложно для тебя. Контролировать, читать язык тела и жесты, понимать хотя бы примерно рык, стрекот и шипение…Первое изменение в три года? Не думаю, что это будет для твоих деток приятным. Первый, второй и даже десятый раз могут стать для них болезненным. Это не просто весёлые фокусы, Дейнерис. Будет крик, рев и метания по логову. Обычно во младенчестве изменения ограничиваются только воплями, но твои – подростки. С мозгами. Окрепшим костяком. Готова ли ты на это смотреть, Мать? Я не могу тебе дать ответа, сколько времени это займёт. Сколько придётся придерживать Дрогон, Визериона и Рейгаль. Никаких цепей, само собой.
[indent] Потом Караксес замечает в ней какую-то растерянность. Думает о том, что, возможно, напугал, принцессу. Но потом она задаёт вопрос и его пробирает на смех. Хочется цыкнуть, развести руками в сторону и пошутить про «заглянуть под хвост», но он себя сдерживает. Дейнерис не виновата в том, что знает так мало. Вернее, практически ничего не знает. Кроме нескольких сказок и красивых легенд, песен и прочих произведениях искусства, повествующих о славных временах господства драконов. Наивная маленькая девочка лета.
[indent] – Обратятся и узнаешь. Люди нас всех самцами величали или дракон такого-то Таргариена, пока не заметят, что кладка яиц под лапами покоится. Таргариены – то, конечно, знали наш пол почти сразу. А остальные – какое им дело, правда? Пламенем дышим все, летаем все. Жрём скот или всё, что пожелаем тоже все. Вопрос количества, наглости и потребности.
[indent] Он замолкает, давая леди время принять и эту долю информации. Снова приближает к ней голову и смотрит в глаза. Удивляется её вере в собственную безопасность, но быстро вспоминает о том, что о драконах принцесса не знает почти ничего. Ни о их переменчивом слишком резко характере точно пламя. Замечает, как она поднимает и тянет руку к нему. Улыбается широко, услышав о желании себя коснуться. Прежде – зверь непременно бы резко дёрнулся и следующим резким движением вцепился бы в руку. С каждым новым движением сопротивляющегося человека сильнее сжимал бы зубы, пока их острые края не  оцарапали бы кость. А после – порвал бы мышцы и сухожилия, лишая возможности двигать рукой хотя бы какое то время. Если бы вообще не оторвал от остального тела. В качестве урока наглецу – «хочешь гладить дракона, заведи своего».
[indent] Но то было при Деймоне. Сейчас Караксес принадлежит сам себе, поэтому не делает ничего из списка. Чувствуя, как чужая ладонь скользит от подбородка к его горлу, дракон отвечает на ласку. Тихо, едва слышно рыча и шипя, слегка поворачивает голову в сторону, обнажая горло. Подставляется точно огромный кот, прикрывая глаза.
[indent] «Хочу увидеть» - врезается в самую глубь сознания. Дракон фыркает и, отступив назад на несколько шагов, выпрямляется, скрещивая руки у груди. Хмурит брови и поджимает губы, раздумывая над просьбой Дейнерис. А после улыбается в умилении, положа руку на сердце.
[indent] – Какая забота, девочка. Нет, не трудно. Здесь мало места и балкон едва ли выдержит мой вес в истинном обличье. Что ж, придётся полетать немного. Жаль, темно и не вся моя красота будет видна в вечернем мраке. Не прощаюсь, маленькая завоевательница. Смотри во все глаза.
[indent] Он разворачивается и идёт к выходу с балкона. Касается руками металлических перил, пару раз дёргает со всей силы и наваливаясь всем весом, проверяя надёжность конструкции. Оборачивается, чтобы удостовериться – за ним наблюдают. Отсчитывает до трех и влезает на самый край балкона. Смотрит вниз, напрягая зрение и слух. Усиливает хватку до боли в мышцах плеч, снова начинает считать в обратном порядке. А потом, дойдя до нуля срывается с места, прикрывая глаза.
[indent] Летит вниз, после пары ударов сердца начинает обращаться человек. От лица не остаётся ничего. Теперь там клинообразная морда зверя. Все изменения происходят одновременно и в считанные секунды. Конечности и тело  увеличиваются в десятки раз. Становится более длинной, тонкой и изящной для такого огромного создания шея. Из позвоночника отрастает хвост. Пробиваются из темно-красной чешуи шипы и гребень, на голове появляется несколько пар рогов. Это почти не причиняет боли.
[indent] «Просыпается» Караксес в десятке метров от земли, успевая в последнюю минуту извернуться и взлететь вверх. Кажется, впрочем, все равно успевает задеть хвостом несколько стёкол и выбить их, заставив заорать сигнализацию. Резкий высокий звук бьёт по слуху дракона, заставляя того ответить рыком и затрясти головой.
[indent] Первая мысль – унестись прочь. Вторая – атаковать «пищалку», выдохнув огонь в отверстие оставшиеся от разбитого стекла. И лишь на третьей пробивается «разум» - не сейчас. Сейчас ему нужно другое. Другая. Девчонка на несколько этажей выше. Последняя Таргариен.
[indent] Он поднимает голову и передаёт ей «приветствие», ещё раз зарычав на высокой ноте. Сразу за этим начиная набирать высоту. Поднимается все выше, не заботясь о том, что за всеми стёклами могут быть люди. Что он опять попадёт в объектив местной прессы. Лишь поднявшись до нужного этажа, Кровавый Змей замирает в воздухе. Почти в вертикальном положении. Медленно взмахивает крыльями, удерживаясь в воздухе. Скалится и ещё раз рычит. Поворачивает голову в сторону и выпускает из глотки струю пламени. И снова возвращает внимание к Дейнерис, ожидая действий маленькой принцессы. Матери драконов.

0

8

AEMOND TARGARYEN [A SONG OF ICE AND FIRE]

раса: полудракон-полубашня
возраст: 19

деятельность: путается под ногами, ловит глазом кинжалы и мечи, ворует драконов
место обитания: был в Харренхоле 15 минут назад

https://i.imgur.com/hoEOPyU.gif
Ewan Mitchell


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
And there's a million of us just like me
Who cuss like me, who just don't give a fuck like me
Who dress like me, walk, talk and act like me
And just might be the next best thing, but not quite me

Говорил я Визерису: не умеешь делать сыновей - не берись, но когда он меня слушал.
И было у него три сына.
Младший - умный был детина.
Средний был и так, и сяк.
Старший вовсе был дурак.
Думаешь, если Вхагар сослепу приняла тебя за Висенью, я не отправлю вас обоих в санаторий на дне Божьего Ока?
Я брал Харренхол еще до того, как это стало мейнстримом, и кстати мамку твою на спектакли водил.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Го играть во "взял Харренхол - положил Харренхол" и в догонялки в Речных Землях, как валирийские Том и Джерри. 
Я точно НЕ буду принимать тебя со спины за Рейниру, но готов играть любые эпизоды в рамках канона, а также всяческие альтернативы.
Например, в ту, где я твой пиздец отец.
В остальном ты свободен, пейрингуйся с кем хочешь и заводи эпизоды с кем хочешь, главное - про меня совсем не забывай, а то Темная Сестра потянется к твоей глазнице раньше времени.
Я не трясу посты, но очень ценю, когда мне их пишут ну хотя бы раз в месяц.
Общаться можем где угодно, можем - хоть в формате пост сдал - пост принял, можем кидаться фандомными мемами.
Еще ОБЯЗАТЕЛЬНО прошу показать мне пример поста.
Каст большой, желающих тебя видеть много, так что возможно скоро тут будет инфа и от них, а пока не переключайтесь.

Пробный пост

Похороны всегда казались Деймону излишней и утомительной церемонией. У него уже было время мысленно попрощаться с Лейной, и он хотел запомнить ее живой. Яркой девушкой, что танцевала с ним на свадьбе ее брата. Дерзкой заговорщицей, которая бежала с ним за пределы города, чтобы заключить помолвку при (пока) живом женихе. Женой, с которой он встречал рассвет за рассветом, заботливой матерью его дочерей.

Теперь ее останки были заключены в саркофаг, каменное изваяние на котором носило с ней лишь весьма отдаленное сходство. Деймон мог бы даже высмеять ответственного каменщика, да что толку — скоро массивное последнее пристанище его покойной супруги отправилось на дно.

Похороны для живых — вот только действительно скорбевшие живые держали свои чувства при себе. Рейнис явно не страдала от избытка приязни по отношению к мужу дочери, но была сосредоточена на поддержке своих внучек. Корлис был не очень многословен. Лейнор едва держал лицо.

Зато стервятники, разумеется, слетались на свежие трупы. Карканье Веймонда Велариона заслуживало больше, чем смеха — будь воля Деймона, он бы и его направил бы на дно.

Здесь нашла свое последнее пристанище Лейна — но трупов в жизни королевской семьи было больше. Единственный достойный десница Визериса и его сын недавно сгорели в Харренхоле, и хотя Стронг и при жизни не особо мог защитить Рейниру от насмешек, чтобы не подставить ее под еще больший удар, теперь змееныш Веймонд чувствовал, что может распустить язык.

А кого ему бояться? Не короля же, который еще более ослаб. Да, физически, но и по духу Визерис не изменял себе — был слепым к чужим козням и глухим ко всему, кроме вливаемого в уши яда. Пока он жив, Рейнира под защитой — но далеко не под такой надежной, как она того заслуживала.

Деймон без всякого энтузиазма слушал речи брата о примирении, и конечно же, в них не было и тени намека на то, чего действительно кого-то желал Деймон — стать десницей, раз уж не получилось стать наследником. Наконец-то вернуть силу в их дом. Позатыкать все злые языки, что терзали наследницу, пока ее отец ослабевал. Нет, тут к красной жрице не ходи — брат скоро вновь приблизит к себе Хайтауэра, а все те подачки, что он мог бросить Деймону, мог бы засунуть себе...

Деймон, к слову, успел мысленно посмеяться и над младшим братом Рейниры. Над мальчишкой, который мог бы быть наследником. Стоило ли пыжиться, чтобы произвести на свет такое ничтожество? Чудом мальчишка был среброволосым. Чудом он заполучил дракона. Но захоти, Деймон бы его, наверное, плевком перешиб. Прочие двое детей были молчаливы и мало привлекали внимание Деймона.

Впрочем, у самого Деймона не было сына. Точнее, был, и его крошечное тельце было сожжено по таргариенским обычаям. Дочери были светом в жизни принца, но он не мог не задумываться о том, каким мог бы быть его сын, выживи он. Брат породил ничтожество, но судя по всему, очень крепкое и живучее ничтожество, и это уязвляло.

Алисента, кажется, решила стать максимально похожей на септу, оставив в далеком прошлом открытые черно-красные платья. Теперь она была обмотана зеленой тканью, скрывавшей большую часть ее тела, и каждый раз встречаясь с ней взглядом, Деймон всем существом чувствовал укор и осуждение.

Деймон и Рейнира, всю процессию изучающие друг друга взглядами, наконец обмолвились и словами, а потом ускользнули из замка, оставив детей на попечение родственников и нянек.

Деймон знал свою мать только по рассказам, поэтому его не так сильно терзала боль от потери того, что он по сути никогда и не получил. Но он знал, что Рейнис найдет слова утешения лучше, чем это когда-нибудь смог сделать он.

Былая искра вновь разгорелась вдали от любопытных взоров. Рейнире и Деймону прежде всего нужно было забыться, и вполне естественным оказалось сделать это в объятиях друг друга.

Но даже на безлюдном пляже им не удалось скрыться от водоворота событий вокруг королевской семьи. Рейнира забылась коротким сном, а Деймон увидел, как в небо взмыла Вхагар.

Старая драконица лежала неподвижной горой после возвращения на Дрифтмарк. Возможно, по-своему скорбела. Но вряд ли просто так полетела бы размять крылья, вот так кружа вокруг замка. Пора возвращаться.

Вторая часть общесемейного сборища выдалась еще более занимательной. Деймону даже не нужно было смеяться, не нужно было подливать масла в огонь — поэтому он просто стоял в стороне и, казалось, даже наслаждался разворачивающимся перед его взором вихрем.

А второй мальчишка был не настолько никчемен, как первый. Лейна бы наверняка гордилась бы, если бы ее сын оседлал Вхагар после ее смерти. Но это сделал сын Визериса — неужели в брате осталось больше драконьей крови, что она, даже разбавленная алисентиной, оказалась столь сильна? Когда-то на Вхагар летал отец Деймона.

Алисента казалась совсем обезумевшей и отчаявшейся — и Деймону не показалось, в ее взгляде по-прежнему был укор, но не такой, как днем. В ее взгляде  ему на мгновение померещилась едва ли не мольба.

От кроткой марионетки отца не осталось и следа. Сколько же в ней было ярости и внутреннего огня. Это было по-своему завораживающе. Деймон уже видел эти проблески когда-то давно, много лет назад, когда примерная дочь Отто тоже решила отбросить все годами навязанные  правила и поддаться сиюминутному порыву.

Алисенте, видимо, тоже вусмерть надоели полумеры Визериса, его нерешительность, и то, что пытаясь угодить всем, он в итоге всех подводил. Хотя бы это у них с Деймоном было общее.

Но Деймон вмешался в заварушку только чтобы осадить резво двинувшегося к своей королеве Коля. Алисента все-таки получила кровь за кровь — мейстер, закончив обрабатывать рану, обезобразившую лицо ее сына, теперь занялся раной на руке принцессы Рейниры.

Пора было наконец-то отправить детей по их комнатам. Деймон решил, что его дочери и так за сегодня достаточно пережили, чтобы мучить их еще и натужными нотациями, поэтому они просто были отправлены в их покои.

Сборище разошлось, все разбрелись по своим углам, но отчего-то сон все еще не шел. Деймон отсалютовал кубком вина по направлению к заливу, к месту захоронения Лейны, наконец-то прощаясь с ней по-своему. Но его одиночество в одной из галерей замка вскоре было прервано, а перед взглядом предстала Алисента.

Деймон приветствовал ее усмешкой.

0

9

DR. BADR aka HUNTER'S MOON [MARVEL]

раса: человек
возраст: 40

деятельность: врач, Кулак древнего бога Хоншу
место обитания: Манхэттен

https://i.imgur.com/VmxKUKV.gif  https://i.imgur.com/WVpPVI6.jpg
Yahya Abdul-Mateen II

КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
   Наука исключает из себя понятие о боге. Нужно быть объективным и честным с самим собой, с тем, чем ты занимаешься и не поддаваться какому-то там религиозному безумию. Да, семья набожная, местность - тяжелая и жизнь не блещет радостями так, как могла бы.
    Но ты лучший ученик в мед академии, ты движешься к успеху семимильными шагами и точно знаешь чего ты хочешь в этой жизни. Твои умения - спасают людей, зачем мечтать о большем? Это медицина и наука - вот что приведёт всех к светлому будущему. Молитвы никогда не спасали людей, как бы верующие не желали обратного.
      Так ведь было когда-то, Бадр? Ты стоял на своём, твёрдой рукой выводя своё собственное будущее, которое зависело лишь от тебя. Сдал экзамен, поступил в ординатуру и стремился стать лучше, сильнее как специалист, полезнее, как врач. У тебя не было всего, конечно же, ещё нет, но ты знал как этого достичь.
   А потом, одной ночью когда ты возвращался с дежурства - ты обнаружил себя в беде. Вампиры, о которых ты и слышал-то лишь в легендах да комиксах. Напали, растерзали и бросили, как какую-то падаль, мусор, не более.
    К кому ты обратился тогда, на грани смерти? Молился ли ты тем богам, которых тебе по наследству передали родители? Или тем, которых почитали в твоём университете? Кого ты просил спасти себя?
       А пришёл он. Во всём своём сияющем величии полной луны, в том свете, что отражается даже в самых тёмных уголках ночи. Тот, кому и следовало защитить тебя в первую очередь, ведь ты был просто путником в ночи.
    Он пришёл, хотя ты ещё не знал его имени, это он вложил его в твои уста. Он пришёл и дал тебе сил, он вложил в тебя новые знания. Он позволил тебе стать своей второй рукой. И он сказал тебе, что ты - теперь его сын.
     А как скоро ты узнал, что у тебя есть ещё один брат?
   Хоншу умеет умасливать, наговаривать и убеждать. Века тренировок, как-никак, чего не отнять - так этого. Его можно лишить сил, его можно запереть где-нибудь. Но как и лунный свет сквозь плотные шторы - он найдёт себе путь наружу, он выберется и заползёт в разум, рассказывая песчаные истории своего величия. Он наплетёт тебе с три короба о том, что его миссия - величайшая и самая благородная. Он будет требовать повиновения и послушания, как любой отец, скажет он, и добавит, что это - нормально.
    Рассказал ли он тебе, как он сводил меня с ума? В каких образах приходил? Как заставлял лечиться, или как пытался захватить себе тело? Дошли ли его прекрасные и поэтичные легенды до рассказа о том, как он пытался поработить весь мир, или он решил опустить эту часть своей истории, чтобы не производить на тебя дурное впечатление?
    Он готовил тебя. Он подарил тебе знания, обучил тебя ритуалам. Он проливал свет на все аспекты и внимательно следовал за твоими успехами. Он взрастил в тебе уважение к себе, он сделал из тебя послушное орудие.
    И этим орудием он опять пытается наставить на истинный путь
меня.
     Как дела, Бадр? Может отложим драку и выпьём кофе? Только, пожалуйста, давай не будем говорить о нашем отце сегодня.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
    Бадр, как и Риз, появился в девятом томе Лунного рыцаря, зовут его Yehya, что по-русски вроде как будет Яхйа.
Бадр - это то, кем Марк никогда не станет. Это рациональное начало, да, но это и вера. Ведь он именно что верит в Хоншу, и он следует тому, что Хоншу ему говорит. В отличие от Марка, конечно же.
   Бадр не лишен человечности, и вообще-то он отличный чувак, несмотря на то, что чуть не убил Марка и попытался убить его друзей, но.. Все мы не без греха, верно?
   Ему многое не понятно из того, кем Марк является и как вообще эта паршивая псина - представитель того прекрасного божества, которое его воскресило и вернуло к жизни. Тот Хоншу, о котором говорит Бадр - не существует для Марка, а тот Хоншу, о котором с пеной у рта и яростью в глазах рассказывает Марк - вне понимания Бадра.
   Это не просто столкновение полярностей, это не разные фазы луны, это явный показатель лживости Хоншу, его позиции по отношению к Марку и вообще ко всем своим Кулакам. Он их всех любит одинаково - и Бадра и этого, как его там, Спреткор , верно?
      В общем, Бадр классный, хотя и заноза во всём Марке. Ведь он пытается переучить Спектора поступать правильно, потому что по его мнению - надо вообще всё делать иначе и никаких вот этих вот приблуд, в которые Марк ударяется из раза в раз. У него в голове буквально есть свод правил и исторические записи. Он понимает как это всё работает, потому что ему провели треннинг и водили за ручку, а Марка связанного и закованного в цементные сапоги бросили посреди глубокой части Нила на съедение крокодилам.
   И теперь это работа Бадра пытаться выловить своего "непутёвого старшего брата".  Ведь несмотря на всё своё образование и предыдущий опыт - Бадр верит в Хоншу и настроен на выполнение ритуалов и почтения к божеству.
   Приходите и я устрою нам с вами квест по фэмили вэльюз, и может быть мы покатаемся по миру в поисках разных макгаффинов, которые нужны будут папочке.
   Пишу я от третьего, с птицей-тройкой и хотел бы того же в ответ. Медленный, но идейный и люблю эту всратую часть канона марвел всей душой, так что нам будет весело. Кроваво, больно, шизануто, но - весело <3
  Внешность можем ещё пообсуждать, но этот актёр по-моему крайне попадает в типаж этакого супер правильного сына маминой подруги, которым Бадр для Марк и является. Вы только приходится, как грица ~

Пробный пост

[indent] Фрэнчи раскладывал эти брошюры, кажется, даже в ебаном туалете. И, не будь они лакированными - Марк бы, может, по своей наглой привычке доходчиво и кратко доносить своё негодование без того, чтобы вовсе открывать свой рот, использовал эти бумажульки ровно так, как следует использовать бумажульки. В ёбаном сральнике. Но. Фрэнчи это же друг, и почти как брат.
К тому же Мстители как бы попросили его без самодеятельности. Друзья, вау, у него такие были, как бы попросили его без чрезмерного усердия. Хоншу попросил его увеличить количество патрулей и не быть сучкой, взять наконец меч там, или копье.
  Марк попросил Хоншу пойти нахуй и оплатил билеты до Майами.
   В бизнес классе не шумно, не душно, не приятно от сальных взглядов девиц, которые ищут себе папиков. Казалось бы, разве это для него проблема? Да не то, чтобы, но в этот отдых заводить пассию как-то не было настроения.
     Не то, чтобы Марк вообще понимал чем собирается заниматься в отдых. Это же типа... Нельзя расследовать, носится ночами в костюме и бить людей, да? А что делать, когда единственное, чему ты в этой жизни научился - бить людей?
   Можно было, конечно, попробовать догнать весь этот охренительный поезд популярной культуры, со всеми этими фильмами (частью из которых занималась компания Гранта), сериалы там даже. Кто-то очень хвалил Прослушку, хвалили Игру Престолов, и ещё много много чего, на что Марк никогда не обращал внимания. У него, типа, миссия, да.
   Можно было бы, конечно, попробовать завести с кем-то отношения, но. Но. О, это бы очень понравилось Хоншу, несомненно. Очередной повод вынести мозги через ноздрю по трубочке, новые галлюцинации. И в итоге ещё одна драматично сбегающая от Марка мадам говорила бы, что он сумасшедший.
   Фрэнчи сказал Спектору отвечать на это "высокофункциональный социапат", на что мужчина поднял бровь, а в ответ получил лишь - "Шерлок", на вторую поднятую от удивления бровь Фрэнчи начал закатывать глаза и что-то очень быстро говорить на своем, лягушьем, что делал всегда, когда находил Марка невыносимым. Хотя кто из них двоих в этот момент был невыносим - не понятно, но Марк прекратил попытки добиться от друга чего-то внятного.
    А ведь, кроме шуток, у Марка была даже справка. Экспертиза, которая показывает, что у него есть расстройство спектра и самым веселым было наличие диссоциативного расстройства идентичности, как его по-умному записали в его личное дело Мстители. Дискриминация, как она есть, если подумать. Может у них там много ещё кто с прибабахом, а опасен - Марк. А Халк, чем не диссоциация? Подумаешь, что Халка проще убедить в чем-то, чем Лунного рыцаря. Это вообще дела не касается.
   Нет, степень своей опасности он никогда не отрицал, это глупо и не продуктивно. Рожденный биться, вряд ли приспособиться к мирной жизни. Уж точно не Спектор, привыкший к сто и одной подставе и битве. Его разум - это выжженное поле, но при этом - реагирующее на каждый шорох, выставляя сотни шипов и механизмов защиты.
    Наверное, если подумать, то расслабиться на дорогущем спа-курорте в Майами, где его никто не знал, и никто от него ничего не ждал - это не так уж и плохо. Плюс, в брошюре на фото был отличный виски. Отдыхать в собственном доме он уже в любом случае разучился.
    Встречают с приторными улыбками, вручают какой-то цветной коктейль, который пахнет дешевой газировкой с красителями, но у него хотя бы есть зонтик. Зонтик - это классно и хорошо.
Провожают до номера и говорят, чтобы он спустился на общий сбор для новых постояльцев через час, с удовольствием принимая чаевые.
     Марк даже думает, что не станет спускаться, ну честно, зачем ему это, он же не планирует проходить полный курс процедур или что они там ещё предлагают. Его вполне на первый день устроит телевизор, кабельное и мини-бар. Общение утомляет, попытки сойти за нормального - более того. Какие у него могут состояться светские разговоры с людьми, если всё, чем он занимается - это виджилантизм (есть ли такое слово ему всё равно)? Вот именно.
  Но потом, в итоге, любопытство берет верх.
    Легкие штаны из льна белого цвета, белая же рубаха. Из отражения, позади собственной фигуры, Хоншу в кресле одобрительно кивает, а Марку хочется послать его нахуй. Но он лишь расстегивает верхние пуговицы рубашки и выходит, захлопывая дверь.

0

10

ODIN [ASSASSIN'S CREED]

раса: ису / ас
возраст: >70 000 лет

деятельность: мозгоед
место обитания: у Эйвор в голове

https://i.imgur.com/2uwJuzo.png https://i.imgur.com/OwDtIST.png https://i.imgur.com/A5DEUzK.png
original, your choice


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Когда норны поведали Хави, что ему суждено умереть в Рагнарёк, он сказал им, чтоб шли нахуй, потому что он сам своей судьбе хозяин. Вот такой вот верховный бог - настолько верховный, что над ним даже судьба не властна, и если он захочет избежать смерти в пасти Фенрира - он найдет, как это сделать, но сначала, конечно же, ударит кулаком по столу. То, что асы падут в бою в Рагнарёк - это не новость, а давно известное пророчество, судьба, которую все они знают заранее и принимают. Все, кроме Хави. Не для того он их возглавил, чтобы покориться своему року. Какой толк смотреть свысока на весь Асгард, если даже свою смерть не сможешь победить?
Его план не был точен, как швейцарские часы, но он сделал всё, чтобы выжить. Чтобы хоть в каком-то виде обмануть смерть. Он отдал свой глаз, он лгал, манипулировал, изворачивался, хитрил, нарушал клятвы, разворачивал войны, разбивал сердца, он сделал всё, что мог, всё ради мёда поэзии, который разделил с другими асами накануне Рагнарёка. Как и было предначертано, они встретили свою смерть и пали в бою, но их души выжили внутри Иггдрасиля, чтобы однажды возродиться. Так и получилось - все они обрели своё новое воплощение в девятом веке.
Одину досталась Эйвор. Самая сложная часть задумки осталась позади - осталось только выгнать из тела девку и полностью воплотиться.
Может быть, он и был недоволен тем, что спустя семьдесят тысяч лет обрел воплощение в женщине, но по большому счету ему всё равно - главное, что у него получилось. Он обманул смерть, он спасся от Рагнарёка, не закончил в брюхе Фенрира, показал норнам средний палец. Но он всё ещё бессилен, бессилен до тех пор, пока заточён у Эйвор в голове.
Он является только ей, она - его рупор, его инструмент. Пусть считает себя избранной Одина, когда он является к ней одноглазым стариком. Пусть слышит его голос в свисте ветра и позволит ему себя вести. Пусть прислушивается к его словам тогда, когда её больше никто не слышит. Пусть позволит себя сломать и подавить.
Один - жестокий, хитрый, суровый бог. Один мучает своих избранных и заставляет их умирать молодыми. В нём нет места состраданию, смирению и терпению - Один взращивает в ней гордыню, жестокосердечность, честолюбие, он направляет её руку, когда она сеет бессмысленную жестокость, он хочет видеть её узурпатором, который берёт своё в нужное время, он хочет, чтобы она перестала так слепо следовать своим клятвам и перестала его позорить. Когда Эйвор в первый и последний раз в жизни сотворяет кровавого орла, ею руководит Один. Когда после она рыдает, размазывая по лицу чужую кровь, он смотрит на неё с отвращением.
Ему мерзко смотреть на своё воплощение, на своё отражение сквозь века. Эйвор должна сгинуть, чтобы из её праха восстал Всеотец.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Ну короче говоря, это как Джонни Сильверхэнд в голове у Ви, только бог и никто не должен умирать, а еще они никогда не подружатся и не найдут общего языка. Наверное.
Я очень люблю скандинавскую мифологию в её оригинальном антураже, с ледяными великанами, радужными мостами, топорами, магией и вот этим вот всем, поэтому настроена на то, чтобы сделать вид, будто "трушной" концовки с асами в латексных комбинезонах и высокотехничной цивилизацией не было, а были боги, которые залезли в мировое дерево и пошли кошмарить викингов в девятом веке.
Игру с Одином вижу как крайне шизоидную, с глюками, Асгардом, длиннющими диалогами которые слышат только они двое и хер пойми каким концом - мне будет грустно, если она его просто прогонит и однозначно его победит. Может, они найдут какой-то компромисс и Один найдет себе другое воплощение, а может быть что-то еще.
У нас тут есть воплощение Тюра, которого ты наебал и предал, и каноничный рыжий Локи под маской.
Ниче не жду, но очень надеюсь! Заранее пошел нахер.

Пробный пост

Дорога к ритуальным камням Одина лежала высоко через горы, через густую тундру и пару высоких крутых обрывов, вдоль которых с расстоянием в километр стояли палатки дозорных.

Сигурд, конечно, снова придет. Не упустит возможности - в ночь перед набегом-то. Но у Эйвор совсем другие планы.
Никогда не говорила она ему "нет". Не из преклонения перед ним и не потому, что боялась, будто за отказ или строгое "не хочу" он сочтет её плохой невестой, отвернется её и передумает - нет, она не боялась этого вовсе. Сама его хотела, сама ему вторила, сама же его и распаляла. Думала про себя, что раз говорить с ней ему теперь отчего-то не хочется, то хоть так она с ним побудет, хоть так соединится с ним. И не то чтобы устала от него - мысли о нем посылали горячие мурашки вверх по бедрам, тело оживало вновь от предвкушения, от одной только мысли, но всё-таки сегодня ей нужно было кое-что другое.

Снился ей странный сон на днях - будто он заговорил с ней вдруг. Раскаивался в чём-то, просил за что-то прощения, то были слова, которых она не услышит от него никогда, потому что не может он такого ей сказать. Поутру, проснувшись, она вспомнила то, что навеяло ей сном, и стало ей вновь горько и тревожно.
От того, что его голос ей уже во сне снится. Тот старый, привычный, которым он с ней разговаривает, а не нашептывает на ухо вновь что-то горячее и сладкое. Человечий его голос, не звериный.

Она гнала от себя мучительные, грызущие воспоминания. Как держала его лицо в руках и всеми силами, всеми словами, которые есть в ней, пыталась объясниться, сколько он для неё значит - и как он в ответ о платьях говорил. Как один-единственный раз сказал ей то самое "люблю", прямо перед тем, как она ему впервые отдалась. И гнала от себя эти мысли, ногой их от себя отпихивала, верно рассудив, что чушь всё это, глупости её личные - он мужчина, он любовь показывает не словом, но делом. Он не Вили, который в уши будет лить ерунду красивую - она за это и любит его. В том числе и за это.

С Валкой вместе отужинав, она не без удовольствия вынула на свет божий свои старые вещи. Штаны потертые, сапоги на меху, синюю рубаху с воронами расписную, плащ любимый на меху. Коса, которую она носила, нравилась ей всерьез, но больно чесалась обритая часть головы под ней - присела у зеркала вёльвы и аккуратно, научившись уже как следует, переплела её по-привычному, шрам на голове вновь обнажая, выбритый свой висок, на котором волосы растут едва-едва. Валка мимо проплыла у неё за спиной, скребнула ей по выбритому месту ногтями в привычной своей игривой манере.

Эйвор спустилась с пригорка в Форнбург, в конюшни заглянуть и проведать своего Видара. Коня она делила с Римой на двоих - им обоим по личному коню без надобности, заскучают в стойлах до старости. Серый жеребец встретил её спокойно, съёл морковку у неё из рук.

- Эй, Гуннар, - крикнула она с улыбкой, выводя Видара под поводья мимо тренировочного поля. - Ты остаешься?
- А как жеж, - кузнец плевком откинул длинные черные волосы с лица, на Эйвор не глядя - занят в спарринге.
- Побьешься со мной завтра?
Тут он остановился на мгновение, один взгляд в её сторону кинул.
- Нет, Эйвор, прости.
- А что так? - Видар дернул головой, и она сжала поводья покрепче.
- Занят буду.

Она виду не подала - пожелала ему твердой руки, залезла в седло и пошла из деревни обратно в сторону гор.

Бывало и раньше, что с ней спарринговаться не хотели. Девка жеж. Чего с ней драться? Раньше её это задевало так, будто иглами в сердце тычут, а потом привыкла. Только в том отдушину находила, что становилась сильнее. Сама добилась того, что плечи так раздались. Сама топором овладела, каждый раз искала повода им воспользоваться не против чучела, а против чего-то живого. Острее всех наблюдала за тем, как другие дерутся. Всех кроликов в округе перестреляла, даже косулю одну один раз. Когда-нибудь, говорила она себе, вы будете отказываться от боя со мной по другой причине. Чтобы я вас не опозорила к Хель.

Когда-то она думала о том, чтобы выбрать себе покровителем Тора. Не Фрейю, богиню-воительницу, а Тора, чьи руки держат Мьёльнир, с кем в силе никто не способен сравниться - чтобы он принял её скромные жертвы и отдал ей хотя бы крупицу своей силы, которая была ей так нужна. Но позже поняла, Тор её жертв не принимает, что поклонение ему отзывается в её судьбе громогласным молчанием.
Зато её жертвы принял Всеотец.
Она поднесла к алтарю ту косулю, раскрыв ей грудину своим маленьким охотничьим ножом, и сидела ночью в метели, глядя на выбитый в камне лик Одина, и молилась о том, чтобы хоть кого-то в спарринге одолеть хоть раз. На следующий день положила на лопатки Браги.
Она просила его о мудрости, чтобы вынести едкий, как червь в яблочке, голос Гудрун в своей голове. И вскоре обнаружила в себе покой, с которым перенести минуты наедине с ней в стократ проще.
Он слышал.

Она не знает, о чем попросит на этот раз - о хитрости, чтобы выпутаться из сетей, сложившихся вокруг неё? О победе для Сигурда, чтобы следил за ним и привел его живым домой?
Может, обо всём сразу, может, ни о чем в частности.

Она навестила дозорных, что сидели лагерем на краю крутого обрыва и всматривались в бескрайние горы Рюгьяфюльке, чтобы затрубить в рог при первом появлении врага. Те играли в орлог, и она присела с ними послушать баек и перекинуться костями. Они накормили её жареной на огне куропаткой, порасспрашивали о грядущей свадьбе, обточили ей топор и отпустили восвояси - ей дальше, выше, в гору, а уже темнеет.

Не отпустит он её в набег - так что ж. Можно и другими способами топор окровить, земли от Волков защищая, например, вон, вместе с дозорными. Только чувствовала Эйвор, что даже так Сигурду наперекор пойдет - не в набегах дело.

Перед каким же чудовищным выбором он её ставит.
Отказать ему, перечить, на своем стоять - она не может и не хочет, не тот это человек для неё, чтобы от него отмахиваться и мимо ушей его пропускать.
Повиноваться - род свой предать. Свой, не его.
Кьётви Жестокий должен умереть от её руки. Этот буйвол. Это чудовище на двух ногах, ходячая крепость, Фенрир в человечьей шкуре - она, Эйвор, должна убить его, иначе отец её Варин в чертогах Вальгаллы останется опозоренным трусом, иначе Роста зря привела её в этот мир. Она затем и живет теперь. Она ради них и живет теперь. Она не отомстит - никто другой не сможет. Даже Сигурд, даже могучим ударом своих рук если отсечёт Кьётви голову - это будет напрасная смерть. Не во имя кровной расплаты. Она на то и кровная - Кьётви должен получить то, что посеял, встретить смерть свою от плоти и крови Варина и Росты из клана Ворона, а не от человека, который их дочь в жены взял. Иначе грош Эйвор цена. Иначе никто она, не дочь своим родителям. Не воин. Такая же обесчещенная и трусливая, каким Варин был в момент своей смерти.

Глубоко ночью она добралась наконец до ритуальных камней. На крупе Видара сзади лежала еще одна косуля - Эйвор стянула её за тонкие ноги и потащила за собой по засыпанной снегом земле, бросив на каменных ступенях. Взяла с подступа кремень старый, высекла огонь, зажгла старые обугленные свечи вокруг алтаря. И присела на землю, задом на свои пятки, доставая из кармана старый свой ритуальный нож.

0


Вы здесь » MIAMI CLUB » Hard Drive » ex libris