7,5% 15,5% 16,5% реал лайф - майами - 2024

CLUB

На экране Бэв изображала недовольство и активно перебирала пальцами, пока её смазанный мартини взгляд не уперся в оскал Ти. читать далее моя эротическая фантазия — писать посты на работе
E

E

R

V

Sevdaliza, Pabllo Vittar, Yseult - alibi

MIAMI CLUB

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MIAMI CLUB » Hard Drive » CROSSTELLER


CROSSTELLER

Сообщений 1 страница 30 из 127

1

https://forumstatic.ru/files/001b/f1/88/72158.gif

0

2


— OLIVIA BENSON —
[law & order: svu]
https://i.imgur.com/Jc2XMqJ.png
[mariska hargitay]

— ОБЩЕЕ —
Расписывать послужной список капитана Бенсон вряд ли нужно, если вы смотрели спецкорпус. Сильная, умная и уверенная женщина, что так и не очерствела, несмотря на всё, с чем ей постоянно приходится сталкиваться, несмотря на всё, что с этой работой пришлось пережить. Если она вас интересует, то очевидно, в представлении не нуждается, не буду углубляться в это. Отношения предлагаю оставить каноничными, капитан - детектив, после моего перехода в отдел, что отлично нашли общий язык. В деталях разберёмся вместе.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Основной канон прошу не менять всё-таки, Лив за 24 сезона раскрыли достаточно, хотя привнесение своих моментов конечно же, приветствуется. Игрок я неспешный, так что, посты в скоростном режиме не обещаю. Желательно знание всего канона, но я понимаю, насколько он долгий, так что, хотя бы половина сезонов не помешают, поскольку Бенсон менялась на пути своего становления. И хотелось бы видеть от вас желание развивать персонажа, взаимодействовать с другими игроками (у нас тут и Войт есть, и остальные). Вот в общем-то и все, больше ничего не требуется, никаких правил, как и от какого лица, и сколько писать, главное все-таки любовь к персонажу и желание быть им.

— ПОСТ —

только сменился на Терри, представлю, как будет от его лица.

ОТКЛИКНУТЬЯ

0

3


— MARINETTE DUPAIN-CHENG —
[miraculous ladybug & cat noir]
https://img.wattpad.com/29a7485be7122816502d3accaf1ff23be2e8c982/68747470733a2f2f73332e616d617a6f6e6177732e636f6d2f776174747061642d6d656469612d736572766963652f53746f7279496d6167652f7978414557493163625647547a513d3d2d313035342e31353934343661646137303163376433363136383430303531382e676966
[original, arts, cosplay, your choice]

— ОБЩЕЕ —
Маринетт Дюпен-Чен - это буря эмоций, палитра красок, склад тканей с разными узорами, запах выпечки. Живая, энергичная. Иногда горазда на безумные идеи и поспешные выводы. Девушка, на плечах которой слишком много ответственности и задач. Тяжело быть супергероиней и скрывать это, так ведь? Но ты делаешь все, что в твоих силах. А в остальном тебе всегда поможет твоя команда, твои друзья и твоя семья. Главное не забывай об этой помощи попросить. Ведь ты помогаешь всем и заслуживаешь взаимной поддержки.
А еще мне так нравится наблюдать за тобой, когда ты работаешь над эскизами или еще каким-нибудь проектом...

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Заявка предполагается в пару! Я бы хотела настоять на этом, но в принципе,  если прям совсем никак, то останусь в друзьях. Вы главное приходите играть и не пропадайте молча. Я пишу около 3-5 тысяч символов, иногда больше, тут уж как попрёт дело.

— ПОСТ —

Утро первого сентября солнечное. Слишком. В отличие от настроения Зои. Забавно, если учесть, что она так ждала этого дня, когда собирала вещи, садилась на самолёт и летела в Париж. К своей семье. Ждала дня, когда поступит в лицей в другом городе, сменит обстановку с надеждой, что здесь ее не будут дразнить. Ждала дня, когда найдёт новых друзей.
Теперь ей страшно.
Зои думает о том, кто она есть такая. Дочь мэра и модного критика. Людей слишком известных и богатых. Таких, как она, никогда не любят - только притворяются, чтобы получить бонусы.
Зои хмурится, глядя на свое отражение: бледное щекастое лицо с веснушками и синяками под глазами. Простецкое такое лицо. Усталое и измученное. Не подобает дочери видных людей. Мама и сестра будут недовольны, она же их опозорит в лицее уже на самом крыльце. Они будут ворчать и кричать.
Она берет расчёску и рассеянно водит ею без толку по светлым - блондинистым и окрашенным розовым - волосам. Ее глаза широко раскрыты в разрастающейся панике. Маринетт, милая и энергичная девушка из пекарни, с которой Зои подружилась в первый день своего приезда и общалась несколько дней, которая водила по местным достопримечательностям, тоже поступает в этот лицей. Они наверняка увидятся, и Маринетт ее узнает. И узнает, что она сестра Хлои. То, что Зои скрывала до последнего момента. Сначала она хотела сказать, но когда в новостях что-то говорили о какой-то дурацкой выходе Хлои, Мари упёрлась руки в бока и возмущалась тому, что Хлоя слишком много себе позволяет просто потому, что является дочерью мэра и манипулирует им. Это было правдой. Хлоя человек непростой в общении. И Зои стало стыдно признаваться новой подруге в том, чья она родственница.
Но теперь, ей придется. Потому что правда все равно выплывает наружу.
***
- А вот моя сестра, Зои, - без особой радости представляет ее Хлоя в холле лицея компании каких-то девчонок, которые подобно Сабрине Ренкомпри привыкли подлизываться к богатеньким сверстникам. Они осматривают Зои без особого интереса, и она отвечает им тем же, немного оборачивается и замечает удивленную Маринетт, машет ей рукой. Хлоя замечает это и фыркает:
- Ты что, знакома с Дюпен-Чен? Это с ней ты гуляла все эти дни? Ну и вкусы у тебя, конечно, - она морщится и отворачивается к своим "подружкам". Зои все равно, одобряет ее выбор друзей или нет. Какой смысл прислушиваться к ее критике, есои сама она в дружбу особо не верит и общается только с подхалимами?
И Зои неуверенно приближается к Маринетт, на ходу лёгким жестом едва заметно дрожащей руки поправляет подкрашенные пряди:
- Привет, Мари.
***
Жить в этом мире очень непросто. Особенно, когда ты молод, но уже заработал нелучшую репутацию и теперь не знаешь, как существовать под шквалом критики и насмешек. Так произошло и с Ксавье - он же Икс Вай, юный рэпер и по совместительству сын продюсера Боба Рота. Теперь парню приходилось сталкиваться с полнейшим недоверием по всем фронтам, поскольку раньше он занимался плагиатом, и его опозорил даже собственный отец. Ксавье честно пытался ходить на подготовительные курсы в консерватории, куда Зои ходила тоже. Все вокруг постоянно подкалывали юношу, спрашивая, откуда он ворует мелодию в следующий раз. Ксавье постоянно ударялся в истерики и пытался что-то доказать, но это только больше смешило публику. Буржуа было его искренне жаль, хотя она сама не понимала почему: она его толком не знала, ни с хорошей, ни с плохой стороны. Вероятно, он это все заслуживал, раз крал чужой творческий труд. Но... Травля это мерзко, так она считала. Поэтому ей было противно смотреть, как его заклёвывают все сильнее и сильнее.
Неудивительно, что в конце концов, он выбежал из зала и устремился в уборную.  И совсем неудивительно, что вскоре громко объявил себя Тёмным Композитором, став марионеткой Бражника. Зои вздохнула. Придется вмешаться. Пора стать другом тому, с кем дружить сложнее всего - с неоднозначным человеком, которому нужна помощь и второй шанс.
Как раз сегодня утром она все же открыла коробочку, подаренную ей Лив на прощание. А в коробочке оказались колечко с жемчужиной и... маленькое волшебное существо по имени Маршиеллоу, сказало, что оно - квами и может дать ей свою силу очарования. Стоит только сказать пару волшебных слов:
- Маршмеллоу, подарим миру любовь! - произнесла Зои, спрятавшись в одной из кабинок женского туалета, пока Композитор уже творил жуткую какофонию на улицах Парижа...

ОТКЛИКНУТЬЯ

0

4


— JOHN MUNCH & FIN TUTUOLA  —
[law and order: svu]
https://media.tenor.com/KtfOO8CLtlwAAAAd/squadbot-svu.gif
[richard belzer & ice t ]

— ОБЩЕЕ —
Фин уже был сержантом, когда я пришёл, а Джона, к сожалению, не застал, но во-первых, всегда можно сдвинуть временные рамки, не вижу в этом ничего страшного, во-вторых, я не два дня работал и до этого отдела, могли пересечься ранее. С Фином отношения думаю каноничные, всех нас за шкиряк таскает новеньких и учит, почему в этом отделе всё работает не так, как мы привыкли, с Манчем обговорим уже лично.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Это просто самый мой любимый тандем и наверное, не нужно объяснять, почему именно.
- А у Манча неплохо выходит изображать из себя сумасшедшего.
- Это его обычный бред, просто выражает его для дела погромче.
Так что, заявку я обязан был написать на них. Приходите вместе, приходите по отдельности, никого не оставим без игры. Никаких требований, кроме желания взять персонажа и играть за него. 

— ПОСТ —

Управление переживает потрясение и очевидно, та буря, что началась и принесла с собой столько разрушений, не скоро ещё забудется. Сначала глава судебной медицины оказывается серийным маньяком, подделывающим результаты вскрытий, по которым работал. Затем на судебный департамент Нью-Йорка обрушиваются сотни апелляций от осуждённых, по делам которых Рудник давал заключения. И как только всем показалось, что город, как и всегда, с этим справится, сможет отбить атаку всеобщего бешенства, новая проблема нарисовалась. Не в моих правах диктовать старшему детективу, как работать, что чувствовать и какие решения принимать, в конце концов, Роллинс дольше работает. И может быть, могла дать мне фору, в том особенно, как общаться с жертвами, как понимать всю их боль и завоёвывать доверие. С женщинами, особенно. После того, что с ними сделали мужчины.
Мне нравился стиль работы Аманды, я знал, что капитан Бенсон доверяет ей и наверное, это было самым важным, мы должны были доверять чутью командира. К тому же, всё происходящее по этому делу, так или иначе, контролировалось ею. Мы, её детективы, не должны были спорить, даже если плохо понимали, честно говоря, насколько разумны были происходящие действия. Роллинс говорила, что нашла общий язык с Йейтсем, что начал ей вдруг, по внезапно возникшей дружбе вываливать все подробности существования Карла Рудника, его старого студенческого приятеля. Каков вообще шанс был, что два серийных маньяка познакомятся на одном медицинском потоке?
Но мы с Манси привыкли работать с бандами, где действуют другие правила, а Фин весьма однозначно выражался на тему того, что если Бенсон одобряет те или иные действия, нам не стоит настаивать на лишних разъяснениях. И лучше послушать старших детективов, опыт в работе у которых гораздо больше, не говоря уж про этот отдел. Мне просто было взаимодействовать с наркодилерами и главарями банд, но все эти игры и танцы с маньяками, у которых особенный тип психики...Я привык действовать грубее до того, как присоединился к отделу по работе с жертвами. Старался понимать всё как есть, учился у Тутуолы, Роллинс и Бенсон, и не особенно лез в дела, не касающиеся наших расследований. Даже если обсуждали как-то с Грейс  в баре, что это действительно странно: и Йейтса, и Рудника перевести в общий блок, в свободное общение со всеми. Друг с другом тоже.
Впрочем, дело когда было закрыто, оно вообще, вроде как, перестало к нам относиться. Мы занялись другими десятками преступлений, происходящих в Нью-Йорке каждый день, некогда было думать о ком-то, подобному бывшему главе судмедэкспертизы. До тех пор, пока он не исчез Грин-Хейвен, на пару со своим старым другом, на котором числилось то ли девять, то ли одиннадцать жертв. Лично я присоединился к спецкорпусу после того уже, как тот же Йейтс был задержан и не слишком интересовался им, честно говоря. Знал конечно, что он чудовище, не заслуживающее ничего, кроме казни, но не делал из этого предмет своего интереса. Слишком много всего было в отделе, к которому присоединился, слишком много ребят, которых хотелось запихнуть куда-нибудь в Синг-Синг и забыть о них навсегда. Бенсон была права, ещё в нашу первую встречу, когда узнала, что я не был одним из тех, кого они искали и просто работал под прикрытием. Часто всё не так просто, как может казаться. Я имел вес, будучи Q, всего несколько человек во всём управлении знали моё имя, что означало только то, что работу свою я  хорошо делал. Без лишних нареканий. Но всё это, как ни странно, практически утратило смысл, начальник МакГрат когда решил, что я после окончания своего дела должен присоединиться к спецкорпусу, в качестве замены одному из ушедших детективов. Не то место оказалось, где стоило лгать всем участвующим лицам, а потому, от массы дурных привычек пришлось избавляться. Множеству новых правил пришлось учиться, почти начинать заново, когда речь шла про все эти игры с извращенцами и травмированными жертвами. Я сталкивался с ними раньше, видел происходящее и отходил в сторону, не мог потому что раскрыть  себя. Мне никогда до того не приходилось слышать все эти истории, сквозь собственную шкуру пропускать все их чувства. Это действительно оказалось тяжелее. Это действительно оказалось иначе. Я видел жестокость и я умел работать с жестокостью. Не с болью. Когда ты проставляешь акцент на чём-то другом, всё выглядит совершенно иначе.
Так что, в определённом смысле я был согласен, что мне стоило учиться у Бенсон, Роллинс и Тутуолы долго ещё, всему тому, что они научились за двадцать лет в этом отделе. И не всегда понимать, судя по всему, чем именно они руководствовались в своих действиях. Общение с такими, как Йейтс, позволение им поблажек, попытки сделать вид, что с ними можно общаться нормально и делиться чем-то личным...Для меня это всё ещё непонятно, на самом деле. Я понимаю правила банд, сам примкнул к ним, будучи подростком, всю эту грубую жестокость и насилие, жизнь на борьбу с которыми положил теперь. Но они - вовсе не тоже самое, что кто-то, с таким же извращённым мозгом, как и Карл Рудник. Изнасиловать и убить двух девушек и притворяясь ими съездить в парочку стран, чтобы засвидетельствовать их возвращение домой. А после - стать судмедэкспертом и пятнадцать лет вводить в заблуждение, не давать усомниться в себе никому, начиная от коллег рядом и до десятков профессиональных детективов, чьё чутьё обострено до максимума. Сотни подложных заключений, множество неопознанных трупов, расчленённые девушки, чьи тела полиция вылавливала из воды и вытаскивала на берег.
И всё это был человек, давший когда-то клятву врача. Говорил с собой и смеялся над всеми следователями, что ему верили. Столько преступлений, совершённых прямо у них под носом и даже мысли ни у кого не возникло. Может быть, не было оснований подозревать что-то подобное, но даже интуиция ни у кого не сработала. Это ли не странно, в свете всего?
Но в данный момент у нас проблема не в том, как все облажались разом, а в том, чтобы найти Рудника и Йейтса. Все силы Нью-Йорка на это брошены, но вряд ли есть что-то осмысленное в том, чтобы офицеры вглядывались в лица прохожих и просто надеялись на удачу. Два криминальных психопата, оба с высоким интеллектом, не пойманные годами, несмотря на всю вызывающую природу их преступлений. Не слишком простая задача. Если не найдём, от чего двигаться, то не поймём и в какую сторону, как правильно сказал сержант Тутуола.
А ещё, к нам на помощь прибыли копы из Чикаго, взявшие когда-то Йейтса, в качестве вспомогательной помощи, что сейчас не помешала бы очевидно. Сотни офицеров, выбравшиеся на улицу, не помогут в поимке таких, как Рудник и его старый друг. Нужны те, кто смогут разобраться.
Да и приказы капитана, как таковые, не обсуждаются. Как раз решили навестить психолога Йейтса и Рудника, у которого они проходили совместную групповую терапию, когда узнали, что та третьи сутки не выходит на работу, сославшись на сильное гриппозное состояние. Ничего такого, вроде бы, все люди умеют болеть. Вот только, подкосило её за  сутки до того, как случился побег, а потому, во всей сумятице и неразберихе, не разобрались сразу. Допросили каждого сотрудника Грин-Хейвен, что находились на тот момент в  здании, но сотрудники, что не пересекали порога тюрьмы в тот момент, остались не под подозрением. Кто-то должен был помочь сбежать этим двоим изнутри, а обстановка была такая, что не удивительным было упустить детали. К тому же, всех сотрудников проверять стали на поступления  денежных средств, насколько смогли получить ордера, причастность к этим двоим и всё прочее. Дорогая миссис Броунин была образцовым сотрудником и никаких связей не имела с этими двоими, не стояла в первом эшелоне подозреваемых. Кто-то очевидно должен был помочь изнутри, все понимали. Просто в Грин-Хейвен сотни сотрудников. А все буквально с ума сошли, когда два максимально опасных серийных убийцы сбежали.
Но Бенсон объединила копов из Чикаго и наш отдел, призывая действовать здраво, не поддаваясь общей истерике. Так и решили, что опроса в три строки, что провели офицеры полиции в день побега этих двоих, дома у Броунин недостаточно явно. Была дома, с красными глазами, платком у носа и настолько плохо выглядела, что девочке-офицеру стыдно было её трепать, судя по всему. Так и записала, что психолог этих двоих не знает ничего, находилась дома на момент опроса, дома у той никого не было и на том вроде бы всё.
Вот только, ни мы, ни коллеги из Иллинойса не посчитали, что это действительно звучит как-то правдоподобно. Кто ещё, как не профессиональный психолог, пол года работающий с двумя серийными убийцами на их совместных групповых занятиях, может что-то знать? И Манси, честно говоря, правильный поставила вопрос. Никто не выяснял, насколько близко контактировали Йейтс и Рудник на её занятиях, никто не спрашивал, докладывала ли она руководству, что два серийных убийцы, знакомые ранее, нашли общий контакт. Может быть, без раскрытия тайны групповых занятий, но если ситуация может стать опасной, руководство тюрьмы строгого режима должно было знать ситуацию. Этого не случилось, два маньяка сбежали, постоянно встречаясь на групповой терапии и это очевидно, стоило того, чтобы задать нужные вопросы.
Думал, что меня отправят с Бруно или Манси, предпочёл бы быть может, вторую. Её обаяние и женское понимание, на пару с моей прагматичностью. Могло сработать. Но сержант Войт из Чикаго сам вызвался поехать к психологу, явно раздражённый происходящим, а от спецкорпуса отправили меня. Понятия не имел, каков стиль работы того, с кем меня Бенсон отправила, но она ему доверяла и постоянно была с ним на связи, судя по всему. Так что, вопросов не задавал особенно. Ситуация без того была напряжённой и всё, что оставалось, так это это быть единой командой.
Стучусь громко в дверь миссис Броунин, несмотря на поздний вечер, демонстрируя серьёзность намерений. Те, кого можно будет развернуть на пороге, проявлять будут меньше настойчивости. Бросаю взгляд на сержанта рядом и друг друга понимаем без слов, в принципе. Окна горят, машина психолога у дома, только не слышно как-то, чтобы кто-нибудь спешил к двери. Сымитировать "никого дома нет" не получится.
Стучусь до тех пор, пока не начинается наконец шевеление за дверью и она не распахивается, наконец-то. Красные слезящиеся глаза, снова платок у носа, демонстративно громкое чихание. Не верится почему-то, хоть не имею ни одного повода для недоверия к ней.
- Миссис Броунин, полиция Нью-Йорка, специальный корпус. Демонстрирую значок, вижу прекрасно, как разглядывает коллегу из Чикаго и прежде, чем начнёт задавать вопросы, сам его представляю: - А это сержант Войт. Нам нужно войти. Есть вопросы. Намеренно не конкретизирую, откуда прибыл глава отдела расследований из  Иллинойса, здесь не их юрисдикция особенно. К тому же, странно реагирует наша психолог на то, как я его представляю, мне кажется. На уровне инстинктов или ощущений, словно где-то слышала уже его фамилию.
- Мэм, это не займёт много времени, к тому же, ваше руководство обещало полное содействие со стороны своих сотрудников, учитывая неординарность ситуации. Улыбаюсь широко и дружелюбно, не демонстрируя никакой угрозы. Не нравится мне почему-то эта женщина, хоть психологи, по моему мнению, те самые  люди, которым должны доверять. Она работает с теми, кто работает в Грин-Хэйвен. Для этого, мне кажется, какой-то особенный уровень должен быть, чтобы они могли с тобой работать на психотерапии. Впрочем, я не разбираюсь с этим досконально, нам с сержантом Войтом просто нужно допросить миссис Броунин и узнать, что ей известно.
Входим в симпатичный довольно дом, ничего подозрительного на первый взгляд. Улыбаюсь только миссис Броунин, демонстрируя абсолютную к ней лояльность. Сержант Войт тоже так поступает, мне кажется. Впрочем, не на нём концентрируюсь, а на том, чтобы разглядывать обстановку, вроде как, из банального любопытства. Хотя, не знаю, что искать, но осмотреться определённо нужно.
- Миссис Броунин, я... Вижу, как сержант Войт перехватывает инициативу и замолкаю, не стараясь влезать. Пусть задаёт вопросы, тоже прекрасно понимает, что делает, в разы дольше меня работает и старше по званию. А я понятия не имею, на чём сконцентрироваться, но не доверяю почему-то совершенно этой тётеньке. Не стал бы душу перед ней раскрывать, будь даже простым и банальным преступником. А будь я гениальный психопат,  манипулятор и серийный убийца?
- Боже, идиотская газировка. Сжимаю руки в кулаки мимолётно, демонстрирую легкую степень напряжённости. А сразу после - чувство легкого стыда, обращаясь к хозяйке дома. - Миссис  Броунин, очень неудобно, я понимаю, что это непрофессионально, но, не подскажете, где у вас тут....ну.... Вижу прекрасно, что внимание её всё равно почему-то на сержанте Войте сконцентрировано, по непонятной совершенно для меня причине, но это как раз отлично. Понятия не имею, что собираюсь искать, но дом очень много может сказать про его хозяина. И это даже хорошо, что коп из Чикаго занимает почему-то  весь интерес сейчас, хоть знакомы они могли бы быть вряд ли. Впрочем, не знаю. Не так давно присоединился к спецкорпусу, а капитан Бенсон говорит, что они с сержантом Войтом более, чем давние знакомые. А ей не доверять не вижу ни одного повода.
Не собираюсь в туалет и не отправился бы на допрос к важному свидетелю думая только о собственном мочевом пузыре, так что, просто получил хотя бы малейший повод осмотреться, сержант Войт пока проводит допрос. Может быть и не даст мне это ничего, и психолог двух серийных маньяков, что на её занятиях сидели вместе и проговаривали собственные проблемы, не знает ничего. И болеет уже  какой день, и не рвётся в департамент управления наказаниями, чтобы сообщить всё, что знает о том, чем Йейтс и Рудник делились. Потому что болеет.
Многие верят во врачебную тайну или психолога, я не знаю, но для меня это бред. Любой нормальный врач, душевный или физический, предпочтёт спасти людей, а не молчать. Тем более, речь когда идёт о пенитенциарной системе. Все находятся там потому что установлены как опасные. Не может быть, мне кажется, никакой тайны. Особенно, когда два серийных убийцы на свободе и держатся за ручки.
Прохожу мимо кухни в сторону туалета, на который указали и вижу сложенные друг на друга формы для запеканки, на столешнице. Ничего, вроде бы. Но кому, к чёрту, может понадобиться столько одинаковых форм для запеканок? Они же не одноразовые.

ОТКЛИКНУТЬСЯ

0

5


— DUELA DENT —
[dc comics]
https://thumbs.gfycat.com/ClumsyGlamorousAidi-max-1mb.gif
[mckenna grace]

— ОБЩЕЕ —
Предпочитаю ту версию, в которой Дуэла всё-таки моя дочь, а не одна из бесконечных детей-не детей Джокера, оставим ему Люси, а мне - эту красотку. Причём, вовсе не настаиваю на том, чтобы быть крайне сумасшедшей, смесь безумия и здравого смысла тоже подойдёт прекрасно, как и нормальность. Дети разные важны, дети разные нужны. В общем, тут всё на ваш откуп, обсудим уже между собой, каков будет образ и отношения между нами. Предлагаю ей появиться на свет ещё до становления Двуликого, в молодые годы, быть моим любимым ребёнком единственным (пока не учитываю близнецов, про них тоже вместе решим).  История естественно усложнится, благодаря совместным неординарным(безумным) решениям, но и это решим.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Я в курсе, что у Дуэлы разное происхождение есть, но предпочитаю считать всё же своей дочерью, как изначально должно было быть. Не племянницей, как во всех сериалах и не девочку, не имеющую ко мне никакого отношения, но взявшую зачем-то мою фамилию.
Однако, скоро выходят "рыцари готэма" и я по описанию, слишком абстрактному, так и не понял, честно говоря, какая взаимосвязь с Харви у неё там. Если зайдёт образ оттуда, но в качестве моей дочери - отлично. Если другие какие-то связи, то без проблем, не буду противиться выбору других родителей.
Образ, количество безумия и факты биографии, как и сказал выше, предлагаю обговорить лично, как и наши отношения. Дуэла если останется дочерью Харви, то это естественно, родительская любовь, во всех её проявлениях, осложнённая разрушенной психикой. Если племянница/незнакомая девочка, то очевидно, от выбранных взаимоотношений будем отталкиваться в нашей истории.
Внешность указана примерная, не особо знаю актрис юного возраста, обговорим это с вами, чтобы нравилась обоим.
Играть можно будет не только со мной, есть ещё Джеймс Гордон, в качестве её крёстного (если моя дочь), есть юные Титаны, в лице Рейчел Рот и Джейсона Тодда, сможет присоединиться к ним, как к своим ровесникам.
Посты могут быть любые, от первого, от третьего лица, три тысячи или десять, без разницы совершенно. Главное - интерес к персонажу и нашей совместной истории, желание играть, больше ничего не прошу.

— ПОСТ —

Мир замирает, когда монетка взлетает в воздух. Я чувствую, как она рассекает его, меняя судьбы мира. Ведь каждый шаг, каждое решение, которое мы принимаем, рвёт полотна судьбы. Они вновь восстановятся, как то всегда было — люди не заметят разницы. Глупцы и слепцы, никогда не понимают, что вокруг них только что всё изменилось. Один взгляд не в ту сторону — возможно, посмотри они в другую, приняли бы иное решение. Одно "да" вместо "нет". Скольких это затронет, а затем, словно цепная реакция, отправится дальше? Никто не думает о последствиях своих поступков, даже если уверен, что совершает лишь обдуманные шаги. Каждый верит, что всегда можно что-то изменить. Даже если парки, мойры и норны вновь переплели своё полотно. Ведь они видят суть — ту, где оно не крепко, буквально рвётся. Правильное решение. Кто может подсказать его лучше самой Судьбы?
Сжимаю крепко руку, когда прохладный метал падает на мою ладонь. Ухмыляюсь только, разглядывая обожжённую сторону. Решение принято и оно неизменно. Я многими был — прокурором, мужем, преступником, маленьким запуганным ребёнком. Но всё это, так или иначе, вело  меня к единственному возможному предназначению. Презираю тех, кто натягивает мантии на жирные тела и голосит о том, что  совершает благое дело, набивая карманы под тихий шёпот виновных и крупные слёзы тех, кто нет. Но это другое. Я — судия, но повелению той, которой подвластны все грани наших жизней. Потому что я беспристрастен. Не слушаю ни лжи, ни уговоров. Ведь не мне решать, каков будет исход дела. Вопросы, что задаю, всегда конкретны. Мне не нужно знать, что говорят люди, в своих жалких попытках оправдаться или найти подходящие для себя лазейки. ОНА лишь вершит их судьбы. Так быть и должно.
Но это всё после — я не забуду, что за сторона выпала. Решение принято и не мне то судить. Я не имею мнения своего по тому вопросу, как и должно. Зачем, если ответ на заданный вопрос уже получен?
Жду всю процедуру, нудную довольно, но того требуют правила. Мы должны здесь получать лечение, но заперты вместо того в одиночных клетках, за крепким непробиваемым стеклом. Наблюдаем друг за другом, словно рыбы в разных аквариумах, лишённые способности общаться. Они думают. что так безопаснее. Словно, если я не перекинусь парой фраз с Бэйном, это может что-то изменить в продажном и вонючем городе, что ненавижу всеми фибрами своей души. Глупо, весьма. У нас на данный момент нет общих дел, хоть имелись в прошлом. Знаю, что будут потом — когда выйду отсюда на свободу. Мне обещают, что останусь здесь до конца дней своих, но вижу ненависть, что плещется в глазах. Они не спокойны. Не равнодушны. Знают о том, что будет, пусть не в самом скором времени. Моё заточение здесь было практически добровольным. Моя жена — единственная причина, почему я тут оказался. Ни детектив Гордон, ни всё полицейское управление Готэма, ни любые иные мотивы, не имеют к тому никакого отношения. Всё упирается лишь в личный выбор. И мой заключался в том, чтобы позаботиться о собственной семье. Знаю, что сделал бы лучше это, находись  сейчас рядом. Готэм — вонючая клоака, но и он, словно театр, давно раздал своим актёрам роли. И я в ней занимал одну из главных. Теперь же, когда меня не стало, шакалы стекаются и грызутся, создавая ещё больший хаос, чем был. Взяв то, что мне было нужно, я продолжал получать лишь то, чего хотел. Теперь же...Впрочем, даже забавно, сколько раз Аркхэм был разрушен и менялся. Когда я был прокурором, все они, местные обитатели, имели возможность общаться. Затем, короткое время, тут были клетки, обычные железные прутья, словно все находились в тюрьме, а не лечебнице, что призвана была помочь им. А теперь....Кажется, местная администрация учится на собственных ошибках. Мы — те, кто судом, словно это могло быть объективно, признаны были больными. Поломанные психики и сместившиеся набекрень мозги. Рядом со мной были Джокер и Мистер Фриз. Мы вряд ли могли считаться похожими. Но они... Им проще создать для нас целую больницу. А после, каждый раз, возвращаться к тому,  с чего начинали.
Усмехаюсь лишь, когда на меня надевают кандалы. Говорят, что мы больны, но столь жестоко обращаются. Как можно? Я мог бы создать им невообразимое количество проблем. Охраны на каждого больше, чем в любой тюрьме. Ведь мы — сочетание худшего из того, что породил этот мерзкий город. Лечебница для душевнобольных преступников. Одно лишь  её наличие говорит о том, что Готэм представляет из себя.

Не могу сказать, что идти удобно — руки скованны за спиной, а ширина шага ограничена браслетами на ногах. Столько человек рядом, держат оружие, словно ждут вспышки в любой момент. Мог бы. Отсюда трудно выбраться без подходящего плана, но вряд ли что помешает отправить на тот свет несколько охранников. Они так уязвимы, когда думают, что защищены. Когда приносят нам еду и выводят на прогулку. Когда думают, что инъекции, что вводят нам, работают так, как должны. Причиняют физические страдания, кислотой растекаясь под кожей и выжигая последнее, что оставалось там живое. Но это даже иронично. Боль превратила нас в тех, кого они опасались, а остальных заставила бояться нашей природы. И всё же, они продолжали считать, что это может помочь. Впрочем, со мной даже ироничнее. Харви Дент давно заткнулся, со своей неуместной моралью, был лишь я. В моей камере не было зеркал, которые можно было бы разбить, использовав осколки, к тому же, давно не видел собственного отражения. Они держат его далеко от меня, словно лишь это — вид того, что мне предстанет, единственная причина для всего. Даже забавно. Разве хуже нас делает встреча с самими собой? Но я помню, кем стал. Помню, словно неясные тени прошлого, как выглядел тот, кого называли Аполлоном. Помню, как Джильда гладила меня по лицу, своими тонкими артистичными пальцами. Она так и не прикоснулась ко мне после. Кроме прощания. Я добровольно согласился отправиться сюда, если это заставило бы её меня меньше бояться. Так чего опасаются все вокруг? Желай я никогда не оказываться здесь, мне не пришлось бы этого делать. Слишком умён как для тех, кто хотел меня убить, так и для тех, кто пытался понять. Ничего личного по отношению к детективу Гордону. Но наше противостояние, не имей он козырей на руках, вполне могло стать его длительной головной болью. В конце которой не обещано ничего, в качестве избавления, кроме гильотины.
Растягиваю губы в улыбке, когда вхожу в комнату для свиданий. Чувствую неравномерность без  всяких зеркал — одну сторону тянет куда больше. И всё же, это наслаждение — вновь не радовать никого своим ликом. Тем, кто находился со мной рядом, было плевать. Но отвращения обслуживающего персонала было недостаточно. Ах, да. Наших надзирателей. Постоянно подбираю им не совсем то определение.
Детектив Гордон... Усмехаюсь, не сводя с него взгляда, пока меня усаживают на стул и прицепляют к столу и и стулу. Вижу, как рассматривает процесс и от того немного раздражаюсь. Наверное, считал своей победой то, что оказался здесь — в конце концов, именно в его досье будет указано, что отправил сюда Двуликого, обвиняющегося в сотнях тяжких преступлений. Какой же он всегда был молодец. Честный. Бравый. Смелый. Обладающий ещё тысячей подобных качеств. Которые никогда, вот уж жалость, не имели в этом городе никакой ценности. Кто-то однажды, как я, переставал наконец сопротивляться очевидному. Кому-то эту истину придётся постигнуть несколько позже.
Но истинное удовольствие во мне порождает то, что мы вдвоём знаем правду. Я не рассказывал её ни на суде, ни на комиссии, что меня сюда отправляла. Без ложной скромности признавался в преступлениях, что совершал, но не называл причин, по которым дал надеть на себя наручники. Милое личико копа напротив? Вряд ли. Старая дружба? Тоже нет. Это Харви с ним был близок, считался когда-то лучшим другом. Но Гордон был частью системы, а та предала его. Дент сопротивлялся. Мне это не нравилось. Пришлось выжечь напалмом всё то, что их  связывало когда-то. Мне не удалось  справиться с воспоминаниями — это сложнее, чем принять абсолютно прописные истины. Но победа заключается  в том, что значения никакого они уже не имели. Да, мы помним, что Харви Дент был  когда-то прокурором, самым честным из всех, кого знал когда-то Готэм. И даже то, насколько искренне он хотел сделать этот ненавистный город лучше. И про всё, что было связано с Джимом — тоже. Но он молчит. Тот  эффект, которого пытались добиться в Аркхэме, влиял только на него, судя по всему. Боль его разрушила, она же окончательно подавила. Но я...Мы сходимся лишь в одном — в любви к Джильде. Однако, на том всё заканчивается. Я не настолько безумец, как они думают. Понимаю прекрасно, что я и есть он, а он и  есть я. Но они говорят про раздвоение личности, не понимая, насколько же всё иначе устроено. Я же не собираюсь им в том помогать.

Нравится зрелище? Всё делают, чтобы я не создал проблем. И не способен был ни на какие действия, кроме как открывать рот для разговоров. Один охранник упомянул по пути, что детектив ко мне с интересным разговором, но расспрашивать я его о том не стал. Слишком много чести — вести диалоги с кем-то, вроде них. Всё предпочитаю узнавать из достоверных источников и составлять о том собственное мнение. Насколько же мне действительно станет любопытно.
Откидываюсь на жёсткую спинку неудобного стула, насколько возможно, не прекращая ухмыляться. Да, я был здесь и наверное, это порождало гордость в душе детектива. Воспользовался единственной моей слабостью, чтобы достичь собственных целей. Насколько он не походил на всех нас? Даже забавно, сколь крива правда, если смотреть на неё с разных сторон.
Наверное, доставляет удовольствие видеть меня таким, детектив? Конечно же, мне интересно. Он — победитель в этой ситуации. Я в наручниках, а он восседает передо мной  и совсем скоро уйдёт. На свободу, которой у меня нет. Но я никогда не дам забыть ему  о том, что моё задержание — последний подарок Харви Дента. Будем считать, что по старой дружбе.
Старый друг в цепях. Благодаря бравой службе. Приятно считать себя победителем зла? В моём тоне нет ничего, кроме издёвки. Не утверждаю даже, что обо мне идёт речь. Но есть подозрение, что с Харви мы выглядим одинаково. И то, что он видит во мне, он должен видеть в нём. — У вас плохое понятие о дружбе, детектив Гордон. Он даже даже не пытался убить вас, когда мог. И у него бы получилось. А вы так... Говорю фальшиво-сочувствующим тоном, словно только о том и переживал целыми днями. Нет конечно. Джим Гордон — не моя история, а его. Мне ничего не досталось от этих взаимоотношений, кроме мерзкого чувства добровольного проигрыша. — Вы со всеми друзьями так, детектив? А я ведь слышал столько хорошего. Кажется, это понятие в вас извращено. Намеренно кривляюсь, наблюдая за реакцией Джима. Всегда старается быть скалой. Но как же это трудно, наверное, когда постоянно приходится делать нелёгкий выбор, идти против собственной природы. Впрочем, жалости от того к нему не испытываю. Всем пришлось. Этот мерзопакостный город никогда не позволит поступить иначе.

ОТКЛИКНУТЬСЯ

0

6


— CHLOE BOURGEOIS —
[miraculous ladybug & cat noir]
https://64.media.tumblr.com/4d59d8a2d58f2e596faac87384ce422c/tumblr_pgset4n8Tv1vayu60o1_500.gif
[original, arts, aesthetics, cosplay, your choice]

— ОБЩЕЕ —
Хлоя - золотая девочка поэтому характер такой тяжёлый.  Хлоя сложный человек. В конце концов, чем сложнее, тем интереснее, так ведь? Как жаль, что не все это понимают.
Хлоя привыкла к тому, что практически всё, что она попросит - она получит. Кроме искреннего внимания и уважения. Она привыкла к мысли, что уважение может получить только если раздавит кого-то [иначе раздавят её]. Она искренне - хочется верить - хотела стать героем и стать чем-то большим, чем просто избалованной дочуркой мэра и модного критика. Действительно пыталась меняться. Но уж больно пусто внутри, на сердце, на душе, кошки скребут, поэтому слишком уж хочет внимания [однако вслух едва ли когда-нибудь это признает... или все-таки сможет?]
Хлоя слишком часто заявляла о себе, как о КвинБи, хотя ей твердили так не делать. И тогда ей перестали давать камень чудес пчелы. Но все же хочется верить, что если не в каноне, то уж в нашем сюжете сестра заслужит возможность вернуть себе камень чудес и снова стать Королевой Пчёл.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Что до отношений - хочется адекватно обыграть постепенное сближение. Отмечу важный пункт! В нашем сюжете Зои родная сестра Хлои, и по матери, и по отцу. Я не верю в этот бред, что Одри интересно изменять. На мой взгляд, её вообще мало что интересует кроме ее работы. Поэтом на сторону она не пойдет. Посему Зои тоже ребёнок мэра, младше Хлои на год и три месяца. И по некоторым моим постам упоминается, что Одри забрала ее в Нью-Йорк, когда ей было 3-4 года, но иногда они приезжали. У нас могут быть непростые, натянутые отношения, но давай не будем превращать их в фарс? Так же отмечу, что я не собираюсь использовать камень чудес пчелы. Я хочу видеть игрока, который обыграет обиду и раскаяние Хлои после предательства в финале 3го сезона. И обыграет то, как заслужит право снова носить гребень. Весь каст хочет!
Еще у меня есть идеи для дружеских отношений с Марком, который достаточно прочно умён и наблюдателен, чтоб понять, что Хлоя не так проста и "ужасна", как остальные заявляют. Это мой твинк, но я объясню их в лс.
Приходите, Париж очень ждет!

— ПОСТ —

...За окном серость и дождь, картинка размыта, едва ли различима из-за текущей по стеклу воды. Где-то там мелькают проблески светофоров и уличных фонарей. Из приоткрытого окна тянет влажным свозняком и прелой листвой.
Однообразная картина последних дней. Сентябрь как-то уж больно шустро вошёл в роль стереотипной унылой осени.
Впрочем, не имеет значения, что там за окном, на улицей, если осень закралась в самую душу, растворилась в крови.
Разумеется, из-за внезапного ухода Кота Нуара переживали все: хоть обычные гражданские, хоть герои так называемые [горстка подростков, которым на плечи возложили/предложили ответственность иногда непомерную, но они привыкли, им нравится чувствовать себя полезными и нужными: ведь многие из нас боятся просто жить, без этого чувства нужности не видят смысла жить, даже если смертельно устают].
Но особенно тяжело его уход переживает Ледибаг. Маринетт. Которая злится, отчаивается, упрямится, делает вид, что всё в порядке, просит ни о чем не спрашивать, осекает всяческие разговоры об этом. Холодно смотрит в лица журналистам и в их камеры, вспышки которых слепят её, но она продолжает натянуто вежливо улыбаться. Хотя уголок её губ нервно дёргается, словно она готова в следующий миг укусить приставучих кошек, которые лежут не в свое дело сверх меры и надоедают глупыми вопросами. Если б она знала, она бы может и рассказала... а может и нет, зависит от обстоятельств.
Но... Маринетт явно выходит все больше из-под контроля. Она словно ни о чем больше не может и не особо хочет думать.
Зои понимает её усталость, огорчение, шок из-за его ухода, понимает её вспышки гнева. И просто старается ее осторожно успокаивать, усмирять. Мари... ну, она разная. Может быть заботливой мягкой сестрой или ласковой мамочкой для своих друзей, но порой она как самая строгая и жёсткая мать. Все коротко и по делу и лучше не спорить. По жопе получишь и в угол поставят. И не факт, что образно. И не факт, что только в костюме красном в чёрное пятнышко.
Зои может бесконечно восхищаться её боевым духом, вдохновлённостью, смелостью. Может бесконечно сопереживать и успокаивать, когда Дюпен-Чен начинает стремительно закипать... но какой с этого толк, если на самом деле её, Зои, "может" - на деле значит "не может ничем помочь нихуя"? С Альей, умеющий охлаждать пыл, Маринетт поссорилась, а Буржуа в отличие от своей сестры и матери,  слишком пассивная и мягкотелая. У нее нет сил и почему-то особого желания бороться с любимой девушкой. Зои просто не знает, что ей делать, что говорить. Ей кажется, Мари не слушает и не слышит. Мари не видит ее. Она лишь хочет, чтоб Кот Нуар вернулся, чтоб он снова был её лучшим партнёром в этой герой кой игре. Ей кажется, Маринетт раздражают её помощники, мешаются, под ногами путаются.
У Зои слишком мало сил. Было.
И их совсем не осталось, когда телефон запищал сообщением от Альи: "включи телевизор срочно!". А по телевизору она - Ледибагнуар или как еще назвать. Самоуверенно заявляет, что она сможет удержать в узде две такие огромные силы. Только она.
Зои протяжно шумно вздыхает, оглядывает тёмную комнату. Вечереет, и так весь день пасмурно, а она так и не включила свет.
Нет. Это всё иллюзия счастливой жизни и романтических отношений.
Маринетт/Ледибаг не нужен никто, кроме её Кота.
Это даже не обида или ревность. Это просто факт. Он исключительный. А Зои - нет. Впрочем, ничего нового, Зои привыкла к этому факту. Мама это знание вкладывала в их с Хлоей головы чуть ли не с утробы.
Зои недостойна быть рядом, она не Кот Нуар.
Она устало вздыхает, собирает вещи и уходит молча. Без криков, скандалов.
Без записок.

ОТКЛИКНУТЬСЯ

0

7


— JUPITER JONES & PETER CRENSHAW —
[the three investigators]
https://i.imgur.com/HvykvlJ.gif https://i.imgur.com/leORZ6f.gif
[josh hutcherson & marshall williams]

— ОБЩЕЕ —
Не буду расписывать, кто они мне, потому что если и заинтересуют, то скорее всего, если вы натыкались на книги "Альфред Хичкок и три сыщика", ставшие потом просто историей про "трёх сыщиков", довольно объёмной, в десятки книг. Мои лучшие друзья, с которыми мы всегда, с самого детства, были объединены одной идеей и организовали в весьма юном возрасте своё агентство. Что на вашей визитке означает "???" То, что вы сами не представляете, что делаете? Сложностей было много, риска для жизни тоже, но вроде справлялись и весьма отлично, при всём том.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Ну, в теории, не помешало бы прочтение нескольких книг, чтобы понимать, о чём идёт речь. Или хотя бы посмотреть два фильма про них: "Тайна острова скелетов" и "Тайна замка ужасов". Но вообще, про них много в вики, в деталях, если есть желание просто взять персонажа, с которым будет легко и погрузиться в тайны. По постам никаких отдельных просьб, 3-5 устроит вполне, от любого лица. Я взаимодействую с Уэнсдей А., сможем контактировать и с её миром. Актёры из фильмов, кроме Кэмерона, почти отсутствуют, так что, внешности выбирайте любые, но хотя бы примерно из той области. Юп даже повзрослевший не был астеничный, хрупкий и далее, Пит всегда был самый спортивный из нас.   

— ПОСТ —

Понятия не имею, честно говоря, что  в академии "Невермор" и прилежащем городке Джерико происходит, но целиком и полностью готов с тем разобраться. Как настоящий сыщик, которым и был с самого детства, вместе со своими лучшими друзьями, даже если их пока не было рядом. Юп у нас, как  и ожидалось, в университет для самых умных отправился, решив всё-таки, что официальное образование помехой не станет его уму и эрудированности, известных всем, кто в наше агентство обращался когда-либо. Пит спортивную стипендию получил в одном из колледжей Калифорнии и тоже решил не упускать момент,  я...Тоже поступил в универ и вроде, должен был тоже потратить несколько лет на изучение основ различных предметов, получить диплом и устроиться на хорошую работу, как родители всегда мне желали. Тоже не был двоечником, в конце концов, не способным понять важность образования и знаний, которые передать преподаватели могут. В конце концов, столько времени работал в библиотеке ещё юнцом, чтобы иметь доступ в архив и к различным книгам, что могли понадобиться агентству нашему в процессе. Учёба, как таковая, всегда мне нравилась, да и осознание того, что любая информация может помочь с очередным делом, всегда подстёгивало. В конце концов, если берёшься за очередное дело и позволяешь кому-то надеяться на тебя, то всегда должен быть профессионален и собран, не стоит недооценивать ни общие, ни специальные знания. И вместе с обоими своими друзьями готовился уже закончить последний класс старшей школы, поступить в высшее учебное заведение, и...
Не знаю, честно говоря, что в последний момент произошло, письма из университетов были нам присланы, мы, вместе с нашими заслугами, все поступили, пройдя по всем баллам, и вроде бы, пора было вступать во взрослую жизнь. Я тоже собирался, вместе с двумя своими лучшими друзьями, несмотря на все приключения, что нам пришлось пережить. Стали взрослыми, в конце концов, нужно было задуматься о  будущем, перестать уже разбираться с зелёными призраками, домами с привидениями и говорящими мумиями, стать  как все. И я, как далеко не слабоумный, прекрасно это понимал, принимал когда решение обо всём этом и обсуждал его с отцом. С ним, для начала. Понимал потому что прекрасно, что разговор с друзьями куда сложнее будет. Потому что, по всем канонам так быть должно было. Юпитер говорил бы, как важно поступить в университет, Пит подтверждал бы его слова, с которым они редко расходились во мнениях. Да  и я, честно говоря, задумался когда про то, чтобы пропустить год, сам не уверен был в собственном решении. Мозгами понимал, как всё это важно - окончив школу куда-нибудь поступить, получив диплом кем-нибудь стать. И вовсе не относился к анархистам, глупо считающим, что образование - это для тех, кто мир не может узнать как-нибудь получше, а путешествия и приключения могут заменить академические знания. Потому что для меня, честно говоря, это был бред абсолютный. Как можно узнать, как работают физика и химия, просто путешествуя автостопом и наблюдая, как орлы пролетают над огромной пропастью? Познания очевидно разными могут, но не обязательно способны друг друга заменять. Так что, да. Школа и колледж или университет, не суть важно, это важные этапы жизни человека и вреда от того очевидно быть не может, несмотря на все знания природы.
Вот только, все десятки тайн, что стояли перед нашим агентством, что казались сначала мистическими загадками, не имеющими здравого объяснения, получили весьма логичное объяснение, вовсе не потому, что монстры и призраки существуют. А потому что это всегда физика, химия, механика, биология и все прочие науки, объясняющие наш мир. Каждый раз, когда начиналось страшно и таинственно, заканчивалось тем, что всё это было наукой и не стоило париться. Мы почти  смирились, что любая, самая странная загадка имеет очень банальный ответ.
Но когда я начал сомневаться в том, что действительно готов поступить уже в высшее заведение, разойтись с друзьями, хотя бы на время и определиться с серьёзной профессией....К нам вновь пришло письмо с просьбой разобраться с тем, что происходит в одном из мест, где вроде как, куча мистического всякого. Нападения, исчезновения, куча различных монстров, вроде как. Стоило бы разобраться со всем этим, как обычно, поехать туда всей нашей нерушимой троицей.
Вот только, документы поданы были, мы все зачислены,  а я вдруг почувствовал, что в Джерико хочу больше, чем в стены университета, за пополнением собственной черепной коробки. И узнать, что за монстры там лютуют - тоже. Даже если уверен был, только приехав, что как всегда и всему, найдётся обязательно логическое объяснение, представить которое сможем затем в своих хрониках. Так же всегда бывало, без участия всяческой мистики. А то, что рассказано было в электронном письме, отправленном с удалённого, не существующего адреса, буквально бросало вызов.
Хотя, надо отметить, что было стремновато осознавать, что впервые в собственной жизни буду без Юпа и Пита. Мы все втроём дополняли друг друга, отвечая каждый за свою часть. Да и дела, надо отметить, были попроще. Никогда ещё массовой расчленёнки, даже если надо отметить, что это жутковато-завораживало. В том смысле, что...Это правда было ужасно, но мы с друзьями были детективами с самого детства. Нужно было покорять, как очевидно, собственные горизонты.
И я понятия не имею, чем руководствовался, когда в универ направил письмо с просьбой отложить моё поступление на год, родителям сказал, что хочу "себя найти", не ссылаясь на новое расследование, а друзьям - что еду в Джерико и даже на расстоянии нашёл там вакансию помощника библиотекаря на первое время. Нужно же было как-то вписаться в местную культуру и получить доступ к знаниям.
Хотя, получив благословение всех на это дело, почувствовал себя очевидно лучше, покупая билет на поезд. Родители сказали, что поддержат, что бы я себе не решил там, потому что "с детства был ответственный и умный мальчик". Пит и Юп сказали, что будут со мной по видеосвязи, чтобы вновь эту  загадку мы раскрыли втроём, как всегда, даже если будем на расстоянии, а я...Не знаю. Просто знал, что мне надо ехать, раскрывать это дело, даже если подобное противоречило здравому смыслу просто как могло. Ещё одно дело трёх сыщиков, просто в моём исключительно лице, самое жёсткое, вполне возможно, среди всех, что у нашего агентства были. И...Ощущение, что в этот раз всё совершенно не так, как было все годы, с того самого момента, как мы выпустили первые свои визитки и стали искать клиентов. Потому что раньше пугало, но мы всегда знали, что дело далеко не в том, что мумии правда разговаривают и проклинают, а владелец замка не бегает за нами на самом деле в виде бесплотной сущности. Просто искали тому доказательства и пытались докопаться до правды, всеми способами, вооружаясь знаниями, как правило.
Но по приезду моему в Джерико оказалось вдруг, что...Не знаю. Юпитеру Джонсу, вполне очевидно, проще было бы на местности сориентироваться, он всегда из нас троих был получше, что касалось логических выводов. Пит отвечал за физическую силу, а я за исследовательскую часть и систематизацию данных, роли были распределены. Вот только, никого из друзей нет теперь рядом, я один  в совершенно далёком от родных мест городе и не на что рассчитывать, кроме как на мою внимательность и наблюдательность. За вещественные доказательства всегда отвечал я, вёл аудио и видеозаписи, все опросы и фиксировал осмотр место происшествия, и всё остальное делал, что подтолкнуть нас могло к нужным мыслям. Но выводы нужные сделать получалось лучше у Юпа всё-таки, как ни крути. Он был нашим мозговым центром, в то время, как мы с Питером - дополняющими его деталями. И меня, честно говоря, никогда эта мысль не коробила, пока мы делали полезное дело и даже с риском для жизни, но раскрывали необходимые тайны, спасали человеческие жизни.
А теперь я один со всем этим и если не выйдет ничего, впервые для нашего агентства, то это исключительно моя вина будет, и ничья больше. Решили уже с Юпом и Питом, что откроем детективное агентство, со всеми соответствующими лицензиями, выпустимся когда из студенческих врат и сможем быть не просто подростками, продолжающими детскую шалость. Станем достойными членами общества и сделаем официально всё то, в чём действительно хороши. Будем раскрывать тайны и посвятим этому всю свою жизнь.
Но я должен профессионально действовать, даже в отсутствие остальных составных частей нашей команды и впервые оказавшись во всём этом. Потому что призраки и чудовища были уже в анамнезе нашего агентства, множество загадочных явлений  - тоже. А вот так, чтобы всё казалось настолько реальным и это абсолютно везде было...Надо признаться, было в этом что-то новенькое, чем не терпелось поделиться с Юпом и Питом, даже если студенческая жизнь у них занимала всё время. Как только  смогут.
И как я освобожусь, судя по всему, в свете одежды, найденной  в лесу, куда зацепки меня привели сегодня. Знал про священное место в Джерико, изучил древние книги, потому сюда и направился, видя очевидную связь  с делом, занимаюсь которым. Даже если не уверен, что оно одно у меня теперь, благодаря академии "Невермор". То ещё место, наблюдение за которым начал совсем недавно. И уже увидел тысячу совсем необъяснимых вещей.
Впрочем, сейчас куда больше смущала чужая одежда в крови, разбросанная по месту, что казалось священным когда-то и девчонка с мрачным взглядом, на меня направленным, как только я появился в её поле зрения. Хотя, приёму такому не удивлён был абсолютно. Сколько раз пересекались, в расследовании своём, столько раз и не видел ничего хорошего для себя в перспективе. Милашка из Ада. Так  бы эту красотку охарактеризовал. А ещё, та ещё заноза, на самом-то деле, что вечно мне выговаривает за то, что путаюсь у неё под ногами. И вроде бы, не говорил ничего грубого в ответ, но на самом-то деле, явно наоборот было. Это я сыщиком был. А она - студенткой "Невермор", самого подозрительного вида, при всём том. Как умудрялась оказываться везде, где были проблемы?
- Ты же понимаешь, что у меня сейчас тысяча вопросов и мало объяснений, которые очевидно нужны будут, когда нас начнут спрашивать по этому поводу? Не надеюсь, что меня удостоят ответом, но на оный надеюсь всё-таки. Если Уэнсдей убийца-психопатка, за которую сошла бы, чисто по образу своему, то у меня очевидно проблемы,  раз мы в лесу, наедине. Если нет, то очевидно одна из тех, кому лучше бы не лезть ни в какие расследования. Потому что они оказываются всегда в самом неподходящем месте, в самом неподходящих обстоятельствах. Надеюсь, что сейчас - последний вариант.
-И если нет чего-то особенного, чем хотелось бы поделиться, то лучше рассказать, потому что очевидно сделать вид не можем, что случайно встретились в лесу, возле чужой окровавленной одежды случайно. И  у меня есть объяснение, почему я тут, а у тебя? Вижу взгляд исподлобья, как всегда, поджатые губы, но уже не напрягаюсь, как при первых трёх встречах. И десятке последующих. Потому что мисс Аддамс всё ещё ничего плохого не сделала мне, несмотря на все возможные угрозы. А судя по тому, что в одних и тех же местах встречаемся постоянно, одними и теми же людьми интересуясь, вполне очевидным становится, что ведёт своё расследование происходящего, параллельное со мной. И нам, судя по всему, раз уж ситуация накаляется, нужно как-то решить момент того, что мы друг другу только помехи создаём.
- Слушай, я не из одних подозрительных типчиков в  любой истории, что в любом случае в чём-то виноваты оказываются потом, в любой истории, даже если не в основных преступлениях. Я здесь ради того, чтобы расследовать происходящее и судя по тому, что мы пересекаемся постоянно, ты тем же самым занимаешься? Раскрываю впервые карты, в данном случае, даже если для всех остальных просто паренёк, что старался быть к книгам поближе. Кажется почему-то, что с Уэнсдей так будет всё-таки проще.
- Я совершенно не враг тебе, но если мы к одной цели идём, то придётся нам как-то объединиться, хочешь ты того или нет. Потому что всё уже очевидно выглядит плохо. Указываю демонстративно с показной улыбкой на окровавленные вещи, явно определяющие ситуацию лучше моих слов. - И либо мешать друг другу, либо помогать, но третьего очевидно не выйдет. Руками только развожу, стараясь игнорировать вещи, что ещё недавно были на ком-то, судя по свежей крови на них. Они должны быть в местной лаборатории, у меня никаких ресурсов, что были в Калифорнии для всего этого. А потому, не трогаю и не претендую на них. Но и  восторга у меня не вызывает всё это, пока думаю, что же тут произошло. Вряд ли что-то хорошее.

ОТКЛИКНУТЬСЯ

0

8


— AURORA BEAUREAL—
[miraculous ladybug & cat noir]
https://64.media.tumblr.com/ff8560bdf8228e10128ab5c956350f4c/tumblr_oazwdddAqv1vxa73oo2_400.gif
[original, arts, aesthetics, cosplay, your choice]

— ОБЩЕЕ —
Аврора Бореаль - девочка-звезда, Аврора Бореаль - девочка-погода. Хорошенькая белокурая юная леди. Боевая особа, которая знает, чего хочет, уступать не собирается. На первый взгляд может показаться зазнайкой вроде Хлои Буржуа... Но сильные девочки - просто сильные девочки, и это касается вас с Хлоей обеих. Называть вас просто несносными стервами было бы глупо, не правда ли? Кто решил, что вас нужно считать злыми просто потому, что вы желаете внимания и желаете ярко сиять?

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Эта заявка не очень большая. Но я все равно хочу видеть эту милашку и в сюжете игры с ней дружить! Тем более, что в каноне я попала в твой класс. Правда, в нашем касте сюжет несколько отличается от канона и Зои, когда приехала,  то поступила уже в лицей (и тебе пора и остальной молодёжи в касте). Я действительно хочу отыграть дружеские отношения с кем-то, кто в каноне особо сильно не входит в основную геройскую тусу, но имеет свою собственную жизнь и наслаждается ею, может быть поддержкой - и получать ее в ответ. Кем-то, кто заражает своим боевым настроением.
Да, это персонаж третьего плана и на эту девочку, наверно, мало кто обратит внимание. Но я знаю, что бывают игроки, которые очень хотят неканона, а на большинстве кроссоверов неканоны не разрешены... но зато можно взять вот таких малораскрытых канонов и придумать про них свои хэдканоны. Разве не круто? А у Авроры есть своё очарование. Она даже сумела подружиться с прежней соперницей и теперь они вместе ведут шоу. Ее показали как чувствительную особу, которая может быть доброй и веселой, а может и выйти и в себя да устроить бурю.
Насчёт героизма - это вам на откуп. Можете придумать свой неканоничный камень чудес... а можете вообще не лезть в это дело. Вдруг вы хотите просто своей относительно спокойной человеческой жизнью подростка, студентки-звезды? Вы просто приходите, если готовы развивать своего практически эксклюзивного персонажа в этом мире чудес и ужасов в Париже. И мы подружимся! Правда ведь? )

— ПОСТ —

...Ее дневная дремота оказалась недолгой и пустой. Как ни странно, кошмаров из-за непростого разговора с сестрой не последовало. Зои была готова к разным поворотам. Не сказать, что сестру и мать она знала в идеале... но это... это сложно объяснить. Наверно, она просто верила в Хлою как в отдельную от Одри личность, просто нужно время, чтоб Хлоя реально отделилась, и Зои готова была ей это время дать и ждать, не бросаясь нелепыми обвинениями и обидами.
Просто сестре тоже нелегко, и это видно.
В ней боль, и не такая уж сильно затаенная, проблема в том, что люди, Хлою окружающие, эту боль видеть и замечать не хотят. Они привыкают наивно думать, что если кто-то в роскоши живет, то трудный характер - следствие одной лишь избалованности. Но все намного сложнее. И пусть мало кто поверит Зои, сочтут милой наивной малышкой, которая сестру просто пытается оправдать, Зои плевать, за кого ее будут держать саму. Она просто не позволит говорить про нее гадости. Она не маленькая и не глупая. Она Хлою не идеализирует, но верит в нее. Верит в ее многогранность, которую большинство не видит.
Но это их проблемы.
Поэтому пусть младшая Буржуа и вспылила немного - ну с кем не бывает, правда? - она не обижается на сестру и не боится ее. И кошмары ей не снятся из-за такой мелочи, какой бы Зои ни бывала нервной и мнительной.
Так или иначе, дремота сползла медленно и постепенно, расщеплеямая ярким солнечным светом, проходящим сквозь большое окно. Этот свет щекотал ее веснушчатое лицо и заставлял морщиться и жмуриться, словно ленивую кошку. Однако чаще часах пятнадцать:двадцать, еще, можно сказать, середина дня. Девушка потерла лицо и осмотрелась вокруг. Дверь закрыта? Зои поднялась с постели, подошла к двери и прикрыла ее, выглянула в коридор. Никого. Дверь не была закрыта на замок, значит, кто-то просто так позаботился о том, чтоб никто не разбудил девчонку. Она рассеянно улыбнулась, будучи почти уверена, что это папа или сестра, потому что матери такие жесты не присущи. Она б скорее разбудила, пришла бы с каким-то скандалом и новостями моды, критикой одежды младшей дочери, а потом ушла бы, оставив дверь раскрытой нараспашку. В крайнем случае, дверь мог прикрыть дворецкий Жан, который всегда дружелюбно и далеко как-то по-родственному относился к дочерям своих господ.
Зои снова прикрыла дверь, после чего отправилась в ванную, принять быстрый душ. Затем на скорую руку высушила волосы феном, собрала резинкой в хвост и переоделась, а затем, взяв рюкзак с небольшим количеством самых нужных вещей и закрыв комнату на ключ, вышла в коридор и позвонила папе, сказав, что хочет сходить погулять. Ей едва удалось отговорить посылать с ней сопровождение и от лимузина отказалась. Ей не хотелось поездок, ей хотелось размять ноги.
Довольно вскоре ей захотелось есть, что она поняла по журчанию желудка, которое прозвучало слишком громко. На нее даже оглянулась женщина средних лет, заставляя смущённо покраснеть и отвернуться. На счастье, через дорогу виделась витрина пекарни. Выглядела она весьма эстетично, так что Буржуа просияла, дождалась, пока светофор даст ей зелёный свет и направилась к вожделенному заведению, вошла, звякнув колокольчиком, и поглядела вокруг. И чуть не села на месте от густых сладких и не только ароматов, едва успев сглотнуть слюну. Похоже, она была ещё более голодная, чем ей казалось ранее. Что выбрать?
За кассой сидела приятная женщина среднего возраста, кажется, несколько азиатской внешности. Глаза ее смотрели доброжелательно, она лишь произнесла спокойно и не стала торопить. Да и Зои пока была единственной посетительницей, так что и спешить вроде как некуда.
- Здравствуйте, мадемуазель, - вежливо поздоровалась женщина.
- Здравствуйте, мадам, - несколько робко ответила девушка.
Тут колокольчик зазвенел снова, а дверь открылась, и в нее несколько неловко попыталась протиснуться девушка с небольшим ящиком яблок. Одно из них выпало на пол, прямо под ноги нововошедшей, заставляя ее покатиться и практически упасть, но Зои наконец соориентировалась и перестала тупо смотреть на происходящее, придержав девушку за запястье и локоть:
- Хэлооу! - от неожиданности она даже заговорила по-английски, потому что слишком давно не была в Париже. - Осторожнее! Ты не ушиблась? Извини, надо было мне открыть и подержать дверь, чтоб ты могла войти, но я сегодня не очень хорошо соображаю после перелёта, - снова французский, но всё еше не очень уверенный. Смущённо, даже немного виновато, Зои отвела взгляд.

ОТКЛИКНУТЬСЯ

0

9


— CIRILLA FIONA ELEN RIANNON —
[the witcher]
https://i.pinimg.com/originals/7f/c3/12/7fc3120e1aaeee4966a8b3c5b5383b41.gif
[original]

— ОБЩЕЕ —
Цирилла Фиона Элен Рианнон, Львёнок из Цинтры (Фалька), Цири – дитя Старшей Крови, чародейка, наследная принцесса Цинтры.
В мае 1253 года у юной принцессы Цинтры и её мужа герцога Дани рождается ребёнок-неожиданность, ребенок-предназначение, маленькая Цирилла. Она отличалась своей жизнерадостностью, чрезмерной активностью и любопытством. Большую часть времени маленькая бунтарка проводила в компании мальчишек. Отец девочки давным-давно пообещал Геральту дать ему то, что он пожелает. Именно девочка стала Предназначением ведьмака. Морские волны забирают у нее родителей, когда ей было всего пять лет. С тех пор Цири переходит под опеку бабушки, великой королевы Калантэ. Няньки рассказывают ей истории об ее Предназначении, за что получают гневные вычитания со стороны королевы и тем самым укрепляют веру девочки в истинность этих легенд. Когда Цири исполняется десять лет, бабушка демонстрирует ей потрет молодого парня, который был первым претендентом на роль жениха. Цирилле он кажется симпатичным, и она соглашается на встречу. Каково было ее разочарование, когда картинка далеко отличается от оригинала. Дабы не разочаровывать свою бабушку, которая уже запланировала женитьбу, Цирилла решает бежать. Заблудившись в лесу, потеряв лошадь и сопровождающего оруженосца, девочка сталкивается с огромной сороконожкой. Но на помощь ей приходит беловолосый воин, Геральт. Их пути расходятся, и девочка возвращается в Цинтру. Вследствие войны ей  приходится бежать, чтобы спастись. Из города, укутанного пламенем, ее вывозит всадник в черном одеянии. Сама она не помнит, каким чудом ей удалось вырваться из стен замка и остаться в живых. После помощи купцу Йургу отбиться от местных чудищ, Геральт получает ранение. Благодарный Йург обещает отдать ведьмаку то, что застанет дома. Этой неожиданностью является  Цири, которую приютила его супруга. Направляется вместе с ведьмаком в Каэр Морхен, где начинает изучать ведьмачье искусство в котором демонстрирует огромный потенциал, но не подвергается испытанию травами. Лишь через время город навещает Трисс Меригольд и так же принимает участие в воспитании Цири. В храме Мэлителе в Элландере девочка впервые встречается с Йеннифер, которая становится её наставницей, а в будущем даже матерью.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Не буду пересказывать факты всех семи книг и игры, кто знаком с персонажем, итак в курсе биографии Цири. Требования стандартные: любовь к персонажу, желание развивать и писать посты. Мы пишем в силу возможностей, все взрослые люди. Внешность предложила оригинальную, так как лично мне не очень заходит сериальная Цири, но можно подумать и взять ту, которая заходит потенциальному игроку. 

— ПОСТ —

Прошло около года с момента, когда Йеннифэр пришлось сделать один из самых сложных выборов в ее достаточно долгой жизни. Чародейка совершила ошибку, за которую ей пришлось платить потерей сразу двоих дорогих для нее людей. Хотя она до сих пор до конца не признается сама себе, что ей стоило быть умнее и не встречаться с Истреддом, когда рядом находится Геральт. Эта идея заранее была обречена на провал. Но, она не из тех, кто способен признавать промахи и неудачи, поэтому приняла случившееся как должное.
Йеннифэр знала много мужчин, одни ей были симпатичны и ради удовольствия и удовлетворения собственных потребностей, она проводила с ними ночи, с другими любезничала и шла в постель ради собственной выгоды. Однако, лишь двоим удалось завладеть ее разумом и сердцем. С Истреддом они знакомы долгое время, их с чародеем связывает бурное прошлое, как в плане изучения магии и практики способностей, так и личных любовных отношений. С ведьмаком судьба свела значительно позже, и женщина до сих пор до конца не понимает, испытывает ли она истинные настоящие чувства или же между ними искусственно созданная связь. Последнее желание джинну при их первой встрече, которое загадал Геральт, не дает ей покоя и словно мелкий противный червь засело в мозгу. На самом ли деле чародейка любит или на ее сознание влияют чары? Йеннифэр дала себе слово, что однажды она разберется в себе и найдет способ узнать истину, распутать этот клубок из сомнений. Но, одно отрицать было сложно. Рядом с обоими мужчинами ей было хорошо, и она ощущала себя счастливой. Ни один год разрывалась между Истреддом и белым волком, падая из объятий одного к другому, так и не поняв, кто ей ближе и дороже. И в момент, когда предметы ее воздыханий узнали друг о друге и поставили чародейку перед выбором, не смогла его сделать. Не смогла повернуться в одну сторону, когда ее рвало в обе сразу. Поэтому, создала две чёрные пустельги и отправила вместе с ними письма, в которых говорились о том, что о ней необходимо забыть.
После произошедшей драмы, которая разбила три сердца, Йеннифэр взяла себя в руки и вернулась в Венгерберг, продолжая заниматься практикой и принимать посетителей, параллельно изучая магию и совершенствуя свои способности. Она с головой ушла в работу, стараясь не думать о болезненных и тяжелых темах.
Не так давно люди в городе начали болтать о том, что найден способ избавления от бесплодия даже при самых безнадежных случаях, с которыми не справляются чародеи.  Якобы ведьмы с Кривоуховых болот, известные как Хозяйки Леса, обитающие недалеко от Велена, способны сотворить невозможное, даровать то, что не может дать никто, естественно за серьезную весомую плату. И речь идет явно не о валюте.
Так как Йеннифэр одержима темой бесплодия и ее невозможностью стать матерью, она клюнула на наживку. Каждый раз цепляется за любую соломинку, умом понимания, что в ее истории никто не сможет помочь. Однако, чародейка не простит себя, если лично не убедится в том, что по Венгербергу летают сплетни и на самом деле эти колдуньи не решат ее проблему. Даже несмотря на то, что ее затея выглядит со стороны глупой и опасной. Она отправляется в Велен в одиночестве.
Проведя несколько дней в пути, чародейка утомилась и находилась не в самом лучшем расположении духа. Перед тем, как навестить ведьм, ей нужно утолить город и немного поспать, чтобы набраться сил, ведь никто не знает, чем обернется их встреча. Йеннифэр должна быть во всеоружии.
Остановившись около одной из самых популярных и известных таверн города, она отдает коня, спрыгивая и понимая, что с трудом чувствует спину и ноги, так как они онемели от долгой езды. Обычно предпочитает использовать порталы, но на них уходит слишком много сил и энергии, которые ей в данном случае необходимы. Сделав пару шагов, произносит вслух несколько бранных слов, вляпываясь во что-то липкое. А когда подходит ко входной двери, не смотря на усталость, выпрямляет осанку, откидывает волосы назад, открывая глубокий вырез в области декольте и являя окружающим висящий на шее кулон в виде обсидиановой звезды. За женщиной тянется приятный сладковатый шлейф, напоминающий запах сирени и крыжовника.
Присаживается за один из столов в углу, закидывая ногу на ногу, быстро осматривая заведение. Контингент разный, но не самый худший. Делает заказ и застывает в ожидании. Дверь то и дело отворяется и в помещение заходят все новые посетители. До слуха в очередной раз доносится скрип, и она неосознанного кидает взгляд на вошедшего, чувствуя, как сердце убыстряет ритм на несколько ударов. Одновременно Йеннифэр и рада видеть ведьмака и ей хочется спрятаться или исчезнуть, ведь они расстались слишком болезненно. Пока не решает, как себя вести и что делать дальше, остается на месте, Геральт явно ее пока не заметил. Но, то, что происходит дальше играет ей не на руку.
- Кто у нас тут? Какая мазель. – На стул рядом с чародейской падает в прямом смысле слова пьяный верзила, в несколько раз больше нее по габаритам. В нос ударяет противный запах перегара, что заставляет Йеннифэр скривиться. – Иди куда шел, ты ошибся столом. – Ухмыльнувшись, отвечает спокойным холодным голосом, не считая нужным повернуть в сторону незнакомца голову. – Считаешь себя лучше меня? Да кто ты такая. – Резким движением здоровяк хватает ее за руку, притягивая к себе. Также быстро вскочив на ноги, брюнетка делает несколько движений свободной рукой, и незваный гость корчится, падая со стула и визжа, словно резанная свинья. Отряхнувшись и поправив прическу, чародейка понимает, что привлекла всеобщее внимание и почти все глаза из таверны направлены в ее сторону. – Представление окончено. Аплодисментов не нужно. – Садится обратно, нацепляя безразличное выражение лица и делая вид, что ее не волнует, что на нее все еще продолжают пялиться.

ОТКЛИКНУТЬСЯ

0

10


— ANDY HERRERA —
[station 19]
https://i.imgur.com/VY71nY0.gif https://64.media.tumblr.com/273058bbf30c6829d00aa9ee8f4038ed/f9cf9cc0e8bdb51a-b7/s540x810/221474e6d868ff143c6a98d5d53eb0cee3527528.gif
[jaina lee ortiz]

— ОБЩЕЕ —
Не буду расписывать, кто такая Энди, если вы заинтересовались заявкой. Потому что, если знаете, кто она, то понимаете, что это невероятно потрясающая девушка с огромным сердцем, смелостью львицы, готовой всё поставить на кон, ради того, чтобы спасти того, кто находится рядом. Её преданность собственной команде зашкаливает, те трагедии, что ей пришлось пережить, ужасают буквально. И всё равно, она справляется. Каждый раз. С каждым новым обстоятельством. Прощает близких людей, как бы не обидели они её и всегда выбирает единство, свою семью, которой мы все являемся, через что бы не пришлось пройти. Я собирался сделать когда-то предложение Эррере, даже кольцо купил и притащил его на работу, чтобы как-то разобраться с этим, но не сложилось. И это, как ни странно, тоже смогли пережить, и стать снова близкими людьми, без любой подоплеки. Энди - та, что в отличии от остальных, может увидеть мои слезы, услышать все истории, что я держал в себе, стать той, рядом с которой хочется быть в худшие времена. Я - тот, на которого она сможет всегда положиться, потому что наши истории она давно пережила уже, даже с вкраплениями "застала нас с Майей". Всё отступает на задний план, когда есть кто-то близкий, кто понимает тебя, готов быть рядом, с фастфудом и коктейлями, на месте пепелища твоего дома. И это - то, за что впрямь стоит держаться.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Пока здесь только мы с Майей, а потому, в истории учитываем нужное нам и приоритетно только нас касающееся. Остановились на стадии, что Майя стала капитаном, развиваем эту историю, но не учитываем факт гибели основных персонажей. По поводу старшего Эрреры, Райана того же, решать всё равно только Энди, как самой близкой им, как история сложилась. Всё остальное обговорим уже лично. Внешность прошу не менять, по очевидным причинам, гиф с ней полно, а со статикой мы с Майей обязательно поможем, это не станет никакой проблемой. Во все сюжеты очевидно вовлечём, в одиночестве не оставим. Из просьб только желание развивать Энди, быть ею, сделать полноценной личностью со своей историей и чувствами. Длина постов не принципиальна, как и от какого лица, каков стиль их оформления. Общая ситуация заключается в том, что мы с Майей расстались, как и в каноне, но потом сошлись и поженились. С Эррерой же я хочу максимально доверительных отношений, какими они и должны быть. Буду ждать.

— ПОСТ —

Понятия не имею, как разговор этот начать лучше, вряд ли есть действительно подходящие слова, что ситуацию смогут сгладить в самом начале. Зато уверен, что разобраться с этим нам всё-таки придётся. И лучше сегодня именно, пока всё не обострилось само по себе, как бывает обычно, не стало известно откуда-нибудь не от нас, как случалось уже.
Я понимаю прекрасно, что и в первый раз, как только случилось всё, должны были с Эррерой тем поделиться, как с частью моего прошлого и лучшей подругой Майи, потому что так действительно было бы правильно. Но дни шли, мы с Бишоп отвлекались друг на друга и постоянно откладывали не самый простой разговор, в котором расписаться бы пришлось, чем занимаемся за спиной Энди. Даже если это она со мной порвала и вроде бы, я никакой моральной ответственности нести не должен был за всё то, чем занимался в свободное время. Как и Майя, вроде бы, обязана не была отчитываться за то, с кем кувыркается, когда есть такое желание.
Но мы правда усложнили всё в тот раз, ничего не сказав, заставив Энди всё узнать случайно, словно намеренно действовали за её спиной, а потому, в этот раз исключительно правильно всё сделать решили. Теперь особенно, когда всё за последние пол года не стало проще, между нами троими. И всей остальной частью, если говорить о капитанстве Майи, с того самого момента, как она приняла его. Бросила меня, только бы перед шефом обвинить в излишних чувствах, а значит - недопустимой слабости. Приняла место, обещанное её подруге с самого детства, даже если было в этом звучании нечто неправильное. Всю команду против себя настроила, демонстрируя не столько властность, сколько способность унизить скорее, в свете всех её действий.
Даже если едва - едва начала признавать собственные ошибки, спустя столько времени, оставшись наконец в одиночестве. Может быть не был в её глазах никогда лучшим парнем на планете, но и вспомнить не так уж многих можно было бы, кто действительно к ней относился серьёзно. Может быть Энди и была конкуренткой на пути к собственным целям, но всё же, лучшей подругой, как ни крути. А вся остальная часть была нашей семьёй, без исключения. Нельзя было поступать так грубо с каждым из нас.
И если то, что она говорит мне сейчас о чувстве собственной вины перед нами всеми - правда, то тогда это действительно хорошо. Потому что иначе, вне зависимости от чувств моих к ней, мы вряд ли смогли бы хоть что-нибудь исправить. Я понимаю, что к ней испытываю, с тех времён ещё, что она назвала "не отношениями" и несмотря на её поступок не переставал, понимая всю глупость собственного подхода.
Вот только, влечения моего недостаточно было для того, чтобы всё исправилось. И уж точно, не собирался стороны выбирать, кого собираюсь поддерживать в этом противостоянии, что в нашей части сложилось. Энди или Майя, Майя или все остальные, достаточно злые на неё для того, чтобы подзабыть немного, что когда-то они были друзьями. Вряд ли мог от Бишоп отвернуться, раз уж снова встречались и теперь уже с полным её признанием, что так оно и есть. Но и сказать, что Хьюз и Миллер неправы в реакциях своих на её тиранию, тоже вряд ли было бы честно.
Так что, когда она решила, что вместе нам быть всё-таки лучше, чем нет, условия мои озвучены были не только касаемо нас двоих, но и всего остального. Эррера была со мной рядом во все моменты жизни, вне зависимости от того, что в них происходило, с ней же я жил столько времени в последнее время, когда Майя по нам обоим прошлась в ботинках своих и даже не подумала извиниться. Мы несколько раз возвращались к прошлому, сразу договорившись, что для обоих это не будет ничего значить, много говорили о себе и нашей части, о прошлом и будущем, о чём мечтаем. И отношения наши, мне кажется, лучше стали в последнее время, чем когда официально встречались, пусть даже, скрывали всё это от нашей части. Тогда был секс и эмоции, теперь - доверие. Второй раз, на ту же тему, мне определённо предавать его не хотелось.
Что сделал бы обязательно, застань она нас снова где-нибудь в части. К тому же, что съехать от неё собираюсь тоже вряд ли будет сложно не заметить, даже если не сразу из собственной комнаты заберу все свои вещи. Я понимаю, Майя о чём беспокоится, если речь идёт о нас с Энди, вместе с нашим прошлым и недавним ещё настоящим, скрывать которое даже не стал, ревность - не то чувство, игнорировать которое легко, когда оно всё-таки возникло. И если она шаги определённые делает для того, чтобы всё у нас с ней по-настоящему было, то и мне идти ей навстречу придётся, как ни крути. Я не могу с бывшей жить, изредка к ней сбегая, как к любовнице, с которой собственного будущего не вижу. Мы правда в этот раз решили сделать всё нормально, ради друг друга.
Так что, разговор с Эррерой вряд ли откладывать нужно, оттягивая не самый простой момент. Она слишком зла на Майю пока для того, чтобы помнить про дружбу их, а я не хочу меж двух огней оказаться, не имея понятия, какой начать тушить первым.
И мне важно, чтобы обстановка в части нормализовалась наконец, из враждебной превращаясь в ту, которой была раньше. Мы - семья, вне зависимости от того, какие ошибки совершили и кем друг другу приходимся в частности. Стоило бы давно уже решить это. К тому же, мы втроём - руководители наших ребят, нельзя их заставлять разрываться и не понимать, кого слушаться, в конечном итоге. Может быть Бишоп капитан и приказы её не должны обсуждаться, но мы же все понимаем, как это работает.
Пять минут до прихода Майи, если будет пунктуальной и пора уже завести этот разговор, судя по всему, Эрреру предупредив, кто станет нашей гостьей сегодня. Заранее не стал специально, чтобы не успела из дома сбежать, под любым предлогом надуманным, только бы не вести диалог с той. Он у них не сказать, что в последнее время выстраивался хорошо. Любая фраза и конфликт разгорается в полную силу, вовлекая всех в эту бурю, в которой устоять на ногах вряд ли получится. Это всё действительно было пора уже прекратить. И если я - связующее их звено сейчас, то на меня теоретически и возложена эта ответственность.
- Я уже пиццу заказал. Много пиццы. И купил крепкий алкоголь, не парься на тему ужина. Рассматриваю Энди, что на кухне суетится, определяясь с тем, что готовить сегодня и в принципе, намеренно этой обязанности лишил её. Во-первых, не хотелось бы нагружать, пока нам троим есть, что выяснить. Во-вторых, хотелось бы вечеру придать хотя бы немного беззаботности. Ну и в-третьих, вряд ли нож в руках Эрреры - хорошая идея, пока я буду озвучивать, что съезжаю отсюда ради главного антагониста в её жизни сейчас.
Хотя, последнюю шутку вслух вряд ли озвучить придётся сегодня, в конечном итоге.
- Давай вечер проведём более-менее расслабленно, сегодня выходной, завтра тоже. И нам, помимо прочего, нужно серьёзно поговорить, ужин пока далеко не главная проблема. Подобные слова всегда как-то неловко вслух произносить. Хотя бы потому что ты знаешь, что простого диалога не выйдет. И тот, кто их слышит, скорее всего, тоже понимает это прекрасно.
Да и Андреа меня настолько хорошо знает, что вряд ли по оттенкам чувств догадаться не способна, когда действительно хочу сказать что-то важное. Мы ближе, чем это просто можно было бы определить как "бывшие, которые пару раз возвращались к прошлому". Секс можно обезличить, превратить в нечто несущественное, но доверие - нет. То, что сложилось между нами за последние годы, что находимся рядом. Я всегда был с ней рядом, в самые тяжёлые моменты, что приходилось переживать. А она - со мной. Трудно было игнорировать это в угоду другим своим чувствам, какими бы они не были.
- Слушай, у нас сегодня гостья будет, придёт через несколько минут и понимаю, что можешь разозлиться сейчас на то, что её пригласил, но так было нужно. Складываю руки на груди,  Энди разглядывая, до которой вряд ли не доходит сейчас, кто именно это будет. Про Вик так и сказал бы, что она к нам завернёт, как зачастую бывало, с того момента, как съехались. Про кого-то другого тоже и не темнил бы до последнего, просто чтобы Эррера не могла хоть как-нибудь изменить этот факт и сбежать из дома, в нежелании с Бишоп общаться. Ей не трудно это в части делать было, когда та пыталась разговор завести, но в пределах стен собственной квартиры её присутствие игнорировать труднее будет.
И я понимаю прекрасно все её чувства по отношению к Майе, по мне та тоже не меньше проехалась, если в целом. Я опытнее был лейтенантом, чем они с Эррерой вместе взятые, а она обвинила меня в слабости, прямо перед шефом. Я тоже думал, что мы - одна семья, а она бросила меня, даже не признав, что между нами вообще отношения были. И я тоже злился, на всё то, что она делала, в качестве капитана, даже если отмалчиваться предпочитал, в отличии от Хьюз, по привычке своих чувств не скрывающей.
Но никто из нас изменить не мог того, что она всё это сделала. Только отношение к этому и к ней самой. Если у  неё достаточно сил будет для того, чтобы попросить прощения за это всё. По крайней мере, как сделать она мне обещала.
Мои личные чувства к ней принципиального значения не имели, если бы всё остальное не изменилось. И если она в своих ко мне расписалась, то как минимум, доказать это была должна. Что стала другой и будет поступать иначе. Что мне можно ей доверять вновь. Скрывать всё то, что испытывал, было бессмысленно, в свете того, с какой лёгкостью она вновь смогла вернуть всё между нами. Я даже не смог нормального сопротивления этой идее оказать, даже понимая всю бредовость момента. Но начинать хоть что-нибудь, второй уже раз, всё равно на своих условиях собирался.
И мне нужно, чтобы Энди не злилась на нас обоих за то, что снова начали делать с Бишоп. Я был свободен, когда мы сошлись с Майей и был свободен, когда с Эррерой занялись ничем не обязывающим сексом, после того, как съехались. Сразу договорились, что это просто способ провести время приятно и не думать о проблемах, что нас окружают. И даже ревновать друг друга, как таковые, давно уже способны не были, мне кажется, в свете всего. Мне правда импонировала идея её вместе с Салли, раз уж чувства возникли, несмотря на все их проблемы. И Энди, мне кажется, никак не реагировала на то, что я несколько ночей не был дома, после нашей с ней посиделки в том баре, откуда ушёл чуть раньше неё, сказав о том, что с девушкой буду. Вряд ли два и два не сложила, между вечером тем и отсутствием моим в нашей квартире. Но я мог сказать ей  о том, что с "кем-то" и не сразу решился про то, что с Бишоп, пока всю ситуацию с ней не выяснили. Сразу определил той, что никакого больше тайного секса и упрощения до "без обязательств". И лишь только после этого решил с Эррерой поговорить, когда всё стало чуть более-менее определённо. Потому что Майя сейчас враг всей нашей части и Энди лично. Вряд ли это было таким уж простым моментом, не требующим серьёзного разговора.
К тому же, подставлял ту немного всё-таки в том, что всё же съеду в ближайшее время. Не мог сказать ей это за столом и при всех, во время обеда в нашей части.  "Эй, Энди, я понимаю, что ты чувствуешь себя преданной Майей и вы вроде враги, но мы вновь с той встречаемся, и я сваливаю. Передай пожалуйста перец." Всё, что мог Бишоп гарантировать, так это отсутствие любых чувственных моментов между мной и Эррерой. Но не свой побег у той за спиной, без всяких лишних объяснений. Потому что я, несмотря на все свои чувства к Майе, не выбирал её сторону в этом конфликте, всё ещё считая неправой. А просто хотел наконец всё сделать правильно и позволить ситуации в части устаканиться. Мы должны были вновь стать одной командой, так больше нельзя продолжать было.
И если то, что я уезжаю и  мои отношения с  Бишоп могут Андреа показаться проблемой, то это лучше сегодня решить было, не откладывая обсуждения до тех пор, пока они будут лишены уже всякого смысла. Обиды могут лишь хуже становиться со временем, оно в этом ни черта не помогает. Лучше их на корню зарубить.
- Я понимаю, что ты с ней даже разговаривать не хочешь, но поверь, так всё-таки надо. Нам обоим нужно с тобой пару вещей обсудить. Вижу прекрасно, как Эррера напрягается. Вряд ли не догадывается, что диалог об их конфликте вести всё-таки придётся. И то, сколько раз они сцеплялись друг с другом, прямо на глазах у всех, вряд ли хорошим показателем было того, насколько она готова уже идти на контакт. Я понимаю глубину её обиды и чувство предательства, сильно задевшее. Это было непросто. Но с этим всё равно же не жить было ещё как минимум десятилетие.
К тому же, Бишоп  обещала мне, что не будет отстаивать собственную правду больше и это "шеф выбрал меня". И к чёрту гордость, как ни крути. Её поступки привели к ситуации, что на станции царила сейчас. И вряд  ли хоть кто-нибудь не понимал, что продолжать так нельзя. Роберт вовсе слепым не был, в качестве нашего шефа. И если капитан не может подчинённых собрать воедино, а лейтенанты - его же враги, то это очень плохой знак для части. А ещё - проблема, которую ему придётся решать, так или иначе. Чего бы нам всем троим, как мне кажется, не особо хотелось. Решения руководства зачастую радикальны и к одному сводятся - прислать кого-то чужого, кому плевать будет на что-то личное.
- Так что, пицца, алкоголь и решим сегодня все существующие проблемы. Мне есть, что сказать тебе, но сделаю это уже в присутствии Майи, будет честно, если она при этом будет присутствовать. И ей есть, что сказать тебе, а я просто прошу хотя бы выслушать её для начала. Плечами только пожимаю, сокращая расстояние между собой и Энди, зная прекрасно, насколько может сейчас на меня злиться. Потому что не спросил её, нужен ли ей этот вечер. Даже если точно знал, что да. У нас с Эррерой тоже немало сложностей было в своё время, как ни крути. Но их можно в прошлом оставлять, ради чего-то действительно важного, было бы только желание. А они не могут просто перестать быть лучшими подругами, спустя пять лет, из-за того, что в какой-то момент всё пошло не так.
- Только не злись, ладно? Все мы обсуждать ничего не любили, проглатывая собственную злость и делая вид, что всё абсолютно нормально. До того момента ровно, когда она не проявлялась в самый неподходящий момент и всё становилось действительно хуже. Гораздо хуже того, что могло бы быть, если бы мы только научились говорить друг с другом и приносить извинения. Это не так сложно делать, судя по всему, раз уж даже у непримиримой Бишоп со мной получилось. С Энди ей должно быть даже проще. Мне с Эррерой из-за того, что её оставляю, хоть сам предложил вместе жить - тоже. Мы поддержали друг друга в сложный период, но оба не могли застрять только в этом.
Приобнимаю чуть Энди, чувствуя прекрасно её напряжение, давая понять, что всё хорошо, если в целом. Между мной и ней нет проблем, как таковых, мы их не создали. Только обстоятельства вокруг. И я не для того, чтобы вечер ей испортить, пригласил сюда Бишоп, никогда не страдал припадками вредности.
Просто знал, что прав, стараясь подать информацию о нас с Майей ей правильно, а не так, словно это не значило ничего для меня. Просто сложные вечера тоже нужны порой для того, чтобы последующие дни стали лучше.

ОТКЛИКНУТЬСЯ

0

11


— LUCY QUINZEL —
[dc comics]
https://i.ibb.co/KNDdNR6/tumblr-46611db815c8489350352c192f060d20-a926608c-540.gif https://i.ibb.co/sVhQJ2L/tumblr-597c09f3fa4f0bd23f49c3195cc1e0ff-96c163f7-540.gif
[dove cameron]

— ОБЩЕЕ —
Люси Квинзель
Да, по основной версии Люси дочь Харлин Квинзель и Джокера, но мы предлагаем вам быть моей дочерью и Красного Колпака. Или же можете сохранить канон, написать заявку на Харли Квинн в образе Марго Робби, так как мы оставили подобную возможность на проекте, всё-таки во вселенной так много реальностей. В той же сможете поискать и Джокера, если предпочитаете эту версию. Но если вдруг вас зацепила именно моя заявка и версия с Квинзель и Тоддом, то забегайте, расскажем лично уже детали.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Ничего сверхъестественного, если идёте по заявке. Не пропадать без предупреждения, поддерживать хотя бы пост в месяц по правилу, а так же проявлять интерес и инициативу к персонажу. Мы конечно с Джейсоном не бросим одну, поддержим, поможем во всём разобраться, графикой обеспечим, но хотелось бы видеть и ваш вклад в персонажа.

почему именно Дав)

https://i.ibb.co/SfdF1Wx/tumblr-514047110b3f7c6cbb8ed5bac9724bb5-c4a256fc-540.gif https://i.ibb.co/vzhScd2/tumblr-d4024314cd28ea45a6adcf33e7b83990-58ddf03f-540.gif
https://i.ibb.co/Dttw9hc/tumblr-ad317c6aff3ed7374cc61d72242c760c-29e8be1b-540.gif https://i.ibb.co/8gSWDyG/tumblr-2c986cbdff54e66ab63d1e8fd8024eef-07154b4d-540.gif
https://i.ibb.co/2P31Pb3/tumblr-1abb3f48028d01c91caca8c70f8ea345-18a91316-540.gif https://i.ibb.co/YfBDMTk/tumblr-dfb31b02385547c611cf37497aa4ed55-1b4a95a4-540.gif

— ПОСТ —

Ничуть не сомневалась в своём плане, когда отправилась поздним вечером в сторону лечебницы Аркхем. Не могу сказать, что каждую мелочь предусмотрела, ведь это не в моём стиле. Никогда не знаешь, как может всё обернуться, а потому тут главное уметь выходить из ситуации и быстро ориентироваться, нежели досконально знать всё. Единственное, в чем не сомневалась, так это в том, что мне по силам вызволить из этих серых и скучных стен доктора Айви. В прошлый раз я поступила с ней совсем не как подруга и не помогла выбраться. Мистер Джей был непреклонен. У них с Айви давняя нелюбовь друг к другу, что поделать. Но я ушла от него и теперь же мне было важно исправить это недоразумение. Стоило даже поступить так раньше, но всё же мне правда требовалось время. Чтобы сегодня мы обе выбрались за территорию, а не застряли уже вдвоём по камерам. Конечно же всё удалось, кто бы сомневался, даже если охраны было больше обычного. А может я просто отвыкла, как знать. В любом случае Айви теперь на свободе. Через некоторое время мы непременно свяжемся, но пока вынуждены были разделиться. Ведь обе знаем, что есть в Готэме те, кто пожелает сразу же вмешаться в любой побег. Особенно из Аркхема.
У меня отличное настроение, когда добираюсь до крыши одного из домов, с которого виднеется клиника. Достаточно далеко, чтобы не быть пойманной, но и достаточно близко, чтобы видеть как горят прожектора и доносится вой сирены. Какая жалость. Опять из система охраны подкачала. Снова менять... Но всегда найдутся те, кто найдет лазейку, чтобы сбежать. Запирать таких, как я или Айви, Двуликий или Загадочник, Мистер Фриз, Мистер Джей... Перечислять можно долго. Но всех нас объединяет то, что стены Аркхем нас не удержат надолго. Всегда выбираемся. Пора уже с этим смириться, разве нет?
Резко оборачиваюсь, направив на незваного гостя любимый глок, услышав едва уловимый звук приземления. Могла бы и догадаться, кого увижу на крыше, на которой последние несколько минут наблюдаю за светопреставлением, сейчас творящееся в небезызвестной всему городу клинике Аркхем. И когда уже люди и правительство поймут, что невозможно в одном месте запереть всех, кто им неугоден. Хотя бы потому, что мы умеем оттуда выбираться. Иногда своими силами, а иногда при помощи из вне, как было сегодня в случае с Ядовитым Плющом. Засиделась она в тех стенах, как мне кажется, вот и пришла ей на помощь. Надо отдать мне должное - в этот раз старалась никому не навредить. Что-то в последнее время меня потянуло быть почти хорошей. Как-то непривычно. И всё равно догадывалась, что после того, как включится оповещение о побеге, могу столкнуться с кем-то из мышиной семейки. Почти угадала. Почти.
Раньше за мной приходил Бэт-мышка и мешал веселью, а теперь ты повадился следить за мной, Колпак? Опоздал немного, уже всё закончилось. Качаю головой, отчего разноцветные хвостики бьют по плечам, вызывая у меня приступ веселья. Могла бы назвать его по имени, но мужчина же весь при параде ко мне заявился. Даже шлем свой красный снимать не торопится. Да и плевать. Вновь поворачиваюсь лицом в сторону здания Аркхем. Почти что дом, если задуматься. Сначала я там работала, а после много раз оказывалась пациенткой. Ненадолго, конечно же. Невозможно запереть, таких как мы, навсегда. В чём-то Тодд прав. Некоторых только убивать, не оставляя шанса, если хочется спокойной жизни.
Ты зря переполошился и пришёл. Сама бы навестила тебя позже, а здесь тебе делать нечего. Я выпустила только одного пациента, оставив всех остальных по своим клеткам, но Айви тебе не враг. Не помню, чтобы была целью, так что забей. Ах, да и немного потрепал охрану, но все они живы. Это не по твоей части. Вполне неплохо, как мне кажется, уже успела его изучить. А может это просто голоса в моей голове так считают. Улыбаюсь мечтательно, слушая отдаленный вой сирены, извещающий о побегу одного из пациентов. О этот сладкий звук. Плющик снова свободна и вскоре восстановится под лучами солнца, а я списала с себя ещё один долг ей. Небольшой подарок к годовщине нашей дружбы, не более. Тодд может расслабиться. Айви не собирается сразу же устраивать хаос в Готэме. Возможно даже на время покинет нашу тёмную и мрачную реальность, чтобы вернуть себе силы. Аркхем умеет разрушать саму суть, добавляя безумия, но этого нельзя сказать о ней. Эта девушка всегда была более собрана, чем я. Да-да, всегда поступаю импульсивно, я знаю.
Джейсон, Джейсон, Джейсон. Что ты такой напряжённый? Случилось что-то? Танцующей походкой приближаюсь к парню, с которым в последнее время провожу так много времени. Даже забавно, что мы настолько сблизились. Но кажется у меня слабость к мужчинам в кожаных куртках и в таинственных масках. К которой тяну сейчас свои руки, чтобы снять, но Колпак резко перехватывает меня за запястье, мешая это сделать. Кажется он не в духе.
Ай! Как грубо. Неужели Мышка не учил тебя манерам? Обиженно тяну, вырывая руку из его захвата. Кажется в нашем раю начались неприятности. Ещё вчера ночью он прижимал меня к себе, небрежно срывая одежду, нас обоих увлекая в пучину страстного и грубого секса, а теперь даже шлем не позволяет снять, чтобы поцеловать. Неужели и правда обиделся, что сбежала под утро, а вечером устроила диверсию? Никто же не пострадал. Ну, разве что эго охранников, которых изящно уложила на территории, оставив пару синяков и неизгладимое впечатление. А может Джейсон просто хотел со мной?
Или ты обиделся, что ушла без тебя? Надо было рассказать? Прости, не было времени. Ты же знаешь какие там условия. Растения там не выживают. Айви тоже была на грани. А я и без того слишком часто бросала подругу на произвол судьбы. Отворачивалась от неё. Выбирала Джокера, хотя она много раз меня предупреждала и просила уйти от него. Кажется, наконец-то прислушалась к её совету. Последние недели меня совершенно не тянет возвращаться к мистеру Джею, даже если всё это время пытаюсь отыскать его. Но не ради воссоединения. У нас договор с Тоддом. Нам обоим есть что предъявить клоуну с зелёными волосами.
Хочешь я заглажу свою вину? Я могу, ты же знаешь. А ему непременно понравится. Мы можем даже не торопиться возвращаться. Эта крыша достаточно удалена от других зданий. Нас тут даже не видно, если подумать. Зато как это пикантно звучит. Ночь. Крыша. Два страстных тела. Я могу позволить ему достаточно, чтобы его обида забылась. Не к Джокеру же переметнулась опять или выкосила половину Готэма. Всего-то выпустила подругу из клиники. Ей там не место.

ОТКЛИКНУТЬСЯ

0

12


— STEVEN GRANT ROGERS —
[Marvel]
https://i.imgur.com/0d4sewk.jpg
[original art//Chris Evans]

— ОБЩЕЕ —
Капитан Америка
Давай, ты будешь симбиозом классического комиксового персонажа и персонажа из киновселенной Марвел. Так уж сложилось, что у нас уже наигран некоторый бэк и с ним приходится мириться. Не думаю, что есть смысл рассказывать тебе, кто же такой Стивен Грант Роджерс и капитан Америка, если уж ты задумал идти на эту роль. Я уверен, что ты точно знаешь о нем все или почти все.
Мы ищем самого настоящего героя, того самого, что носит синее трико геройский костюм и полосатый щит, того, кто готов защищать свободу, независимость и демократию, кто не отберет конфету у ребенка, не пнет щенка и даже злодею даст шанс исправиться. По крайней мере, не стреляет сразу в лоб, а просто бьет, больно, но не смертельно.
Приходи к нам и приноси с собой решительность, смелость и благородство, а уж мы найдем этому применение.
Так у нас сложилось, что еще недавно, в нашем мире все было совсем не так, как грезила американская нация. Капитан оказался верным кулаком ГИДРы, носил гордое звание Капитан Гидра и даже убил Пирса, чтобы встать у руля этой жуткой организации. А заодно, воспитал идейность и верность ГИДРе во мне. У нас был самый лучший, суперзлодейский Кэп, но где-то, в очень далекой истории, Локи Лафейсон надкусил таймлайн, а Стрендж и Ванда его доломали. А там, где-то во вселенной секретных войн, родилась Кобик, которой было приказано переписать историю её мира и сделать из благородного героя страшного злодея. Верного гидрийского Капитана. Но, как ты знаешь, весь мир и вся мультивселенная, так или иначе, подчиняются фундаментальным физическим законам. И закон сохранения энергии - один из них. Кобик не могла просто стереть одну историю и написать новую. Зато, она могла украсть капитана Гидру из другой вселенной, подменив его на обычного, "синенького". А заодно, подтереть всем память. Мы-то с тобой знаем, что стереть память могут даже простые смертные, такие, как Пирс. Что уж говорить про разум из космического куба. Вот так и сложилось, что в нашем мире все забыли про существовавшего в нем Капитана Гидра и уверены, что тут всегда был ты. События, что уже случились, Кобик отменить не могла, зато, могла изменить воспоминания о том, как именно они случились. Вот и вышло, что теперь, именно я правлю ГИДРой и являюсь убийцей Пирса. Или Брок? Мы пока не решили, кто из нас сильнее убил Пирса.
Приходи и попробуй исправить все то, что у нас случилось. Правда, скорее всего, ты пока не в курсе, что теневая фигура, правящая ГИДРой - твой бывший лучший друг. Но это всегда можно исправить. Встретимся на узкой дорожке, набьем друг другу морду. Быть может, ты попробуешь меня перевоспитать. Или я тебя. Мне нравится идея украсть у американской нации ее героя.
Кстати, зацени, у нас не было Альтрона, мы отменили падение вон тех трёх бандурин с небес и не пытались убить одноглазого в кожаном плаще. А ещё, мы всё знаем про будущее явление Таноса народу и готовы предотвратить катастрофу, так что, не планируем распыляться на целых пять лет и саможертвоваться во имя отката щелчка. Но нам, для этого, очень нужен такой герой, как ты!
Приходи к нам, а то, без героев, ГИДРа совсем распоясалась, Кэп.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Наш скромный и маленький каст просит тебя задержаться и не проходить мимо, ведь там, где пришел один, там придут и другие. Стоит появиться главному герою и подтянутся остальные. А мы не оставим тебя без игры и в таком количестве.
Будь грамотным, не злоупотребляй лапслоком (хотя, мы почти смирились с ним и готовы не замечать, если ты пишешь только им и не можешь иначе), птица-тройка по желанию, мы ее не используем, но и не возражаем. Пиши посты от 3К, чаще, чем раз в месяц (хотя бы раз в пару недель. За спидпостинг любить будем особенно сильно) и не пропадай с концами.
Отдельные просьбы от меня:
Аватар рисованный или Крис Эванс, я старый солдат и не привык к резким переменам в жизни. Мне бы классику. Давай, твой Эванс будет времен 1, 2 фильмов - блондин и без бороды.
Не будь ромашкой, а то я тебя съем. Мы ищем игрока, который готов играть в конфликт, противостояние, в натянутые нервы, стекло и столкновения. Конечно же, мы не отрицаем и дружбу с отношениями, но в приоритете развитие сюжета и движуха.
Если ты готов идти к нам капитаном Гидра  - я готов обсудить это отдельно, но, в приоритете нормальный супергеройский капитан. Можно рассматривать вариант с дальнейшим переодеванием в него

— ПОСТ —

Момент взрыва Зимний отмечает спокойной оценкой ситуации, словно и не ему в лицо распускается огненный цветок взрывной волны и пламени. Определить мощность, разброс осколков, вероятность повреждений и их тяжесть. Закрыться металлической рукой и откинуться назад — вылететь из поезда менее травмоопасно, чем встретить взрыв в упор. Враги уничтожены, второй кейс у напарника, который находится дальше, а значит, в безопасности.  Хорошо бы, если бы у него был щит для защиты. Мгновенная мысль-картинка из пустоты сознания всплывает в тот момент, когда спина Солдата врезается в окно вагона и выворачивает его, вместе с рамой и стенками. Перебросить Стиву щит, который, зачем-то, в его руках. Стук колес, выстрелы, снег за окном, взрыв.
Никакого щита нет. В живой руке только скорпион.
Металлические пальцы оскальзываются, пытаясь ухватиться за вывороченные обломок вагона. Которого, тоже, нет. Картинка рассыпается фрагментами.
"Стив, я не хочу умирать".
Чьи это слова? Голос кажется знакомым, ситуация, словно повторяется полностью. Солдат, не иначе, как оглушенный взрывной волной, теряет драгоценные секунды на эти обрывки воспоминаний, не успевая извернуться в воздухе и сгруппироваться. Спина врезается в толстую корку льда, удар выбивает дыхание и, ненадолго, отключает сознание. Ледяная черная вода смыкает челюсти на добыче, спеша уволочь на дно. Вместе с телом, на дно погружается и сознание, утопая во вспышках чужой памяти.
Первая вспыхнувшая в его голове мысль, на грани бессознательности, утверждает, что все абсолютно неправильно, под спиной должны быть острые камни и лёд, должны быть боль, кровь, переломанные кости и ребра, вонзившиеся в лёгкие так, что кровавая пена пузырится на губах и воздух со свистит где-то в грудине при попытке застонать, должны быть высокое ущелье над головой и свинцовое небо. А вовсе, не темная толща воды.
Необходимость исправить неправильную картинку смешивается с активацией в сознании программы самозащиты. Зимний берет контроль над телом почти бессознательно, выбрасывает себя вверх, к полынье в несколько сильных гребков. Выбраться, правда, не выходит. Толстый лёд, по краю пролома, крошится под тяжестью его тела, рассыпается по тонким трещинам, разбежавшимся вокруг полыньи сложным узором. Холод не пугает, сил удержаться на поверхности, тоже, пока достаточно. Солдат перестает сражаться с ледяными осколками, экономя силы. Капитан придет за ним.
Но Стив так и не пришел.
Чуждая мысль всплывает из темноты сознания, изрядно сбивая фокус. Зимний встряхивает головой, картинки, снова, вспыхивают и гаснут, растекаются болью в затылке. Боль, вообще, берется ниоткуда, пульсирует в переломанном теле, вгрызается в левую руку. Он вздрагивает и внимательно смотрит на серебристый металл сочленений. Механизм болеть не должен. Он никогда не болел.
Шаги отвлекают Барнса от странного состояния, он, на автомате, фиксирует приближение объекта, убеждается в том, что это не враг и разжимает живые пальцы на рукояти ножа, закреплённого на поясе. Соображает он, все ещё, туго. Сознание плывет и двоится, так что, кажется, Капитану приходится волочь его из полыньи за снаряжение, хотя, можно было просто подать руку. Солдат не подаёт, продолжая плавать в глубинах памяти.
Лишь оказавшись на крепком льду, он, кажется, кивает на вопрос, до конца его не осознав.
— Ты пришел. — Маска мешает, давит, сужая кругозор. К чему она, вообще? Откуда? Зимний сдирает ее, вдыхает полной грудью и поднимает на Стива взгляд. Черное с красным. Сколько же он тут провалялся, если кэп успел даже переодеться?
— В синем лучше. — Невпопад выдает он и замирает. Сознание Зимнего солдата колеблется, отмечает неправильность слов, действий, ситуации. Он сгребает со льда маску и поспешно встаёт. Быстрый взгляд на Капитана отмечает отсутствие ран и травм, наличие кейса в руке. Целого. Миссия выполнена, хоть и с огрехами. Он сам плохо справился со своей частью задачи и не сохранил объект.
— Состояние в пределах нормы. Необходимости в транспортировке нет, капитан. — Выдает Солдат уже привычным безразличным тоном, натягивая маску обратно. Без нее неправильно.

ОТКЛИКНУТЬСЯ

0

13


— ADAM RUZEK —
[one chicago & fbi`s]
https://forumupload.ru/uploads/0016/db/6a/2655/t179303.gif https://forumupload.ru/uploads/0016/db/6a/2655/t307982.gif
[patrick flueger]

— ОБЩЕЕ —
Ты всегда рядом. Повторяешь мне это раз за разом, а после доказываешь действиями, игнорируя мое неприятие. Смотришь в мои карие, а взгляд проникает под кожу куда-то в район грудной клетки, где по мнению людей, душа располагается. Твой голос проходит мурашками по коже, вызывая легкую полуулыбку на моих губах, а теплые пальцы отогревают мои озябшие ладони, в таком простом и ничем не примечательном жесте, но для меня это значит куда больше, чем кажется на первый взгляд. Ты стал первым, что я увидела, когда пришла в себя. Бережно и трепетно касаешься меня кончиками пальцев, и я так сильно хочу стиснуть их в ответ, стереть эту обеспокоенность с лица, пробивавшуюся даже сквозь улыбку, отпечатки страха во взгляде, но все, что мне пока было дозволено собственным телом, это лишь смотреть, и едва ли шевельнуть рукой, давая понять, что слышу и понимаю. Совсем скоро новая порция коктейля из обезболивающих и успокоительных снова унесет меня в темноту, но ощущение присутствия родного человека, не даст окончательно сойти с ума в поисках выхода из собственного сознания. Казалось, что прошло достаточно времени для того, чтобы чувства, связывающие нас когда-то, растворились, исчезли в рутине рабочих дней, новых знакомств и событий, но стоит произойти чему-то выбивающему землю из-под ног, как эта связь непременно давала о себе знать, становясь лишь сильнее с каждой попыткой ее отрицания. Звучит банально, но побывав на самом краю, я пересмотрела свои взгляды на некоторые вещи, например на наши отношения. Давай перестанем отрицать действительность и признаемся друг другу, что наши судьбы давно и тесно переплелись друг с другом, или то, что любим той самой сумасшедшей, невероятной любовью, которую объяснить просто невозможно? Красная нить пролегла от твоего сердца прямиком к моему и ничто не способно ее разорвать.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Мне очень понравилось, каким мишкой стал Адам, и я хотела бы видеть его таким и в дальнейшем. Думаю, из описания ясно, что заявка в пару с планами на «долго и счастливо». Мы можем идти по сериалу (удочерение Мак, птср и все вытекающие), можем же опустить этот момент, но все же хочется двигаться вперед и развивать их отношения.
Пишу часто и много. Я и каст Чикаго без игры определенно не оставим, будем любить, поить кофеем, и кормить вкусным стеклом. Хочется активной игры, пост хотя бы раз в неделю (если чаще - любить буду безумно). Объем, оформление - не важно; пиши так, как тебе хочется и как тебе прет.

— ПОСТ —

Скорее всего, во всём виновата усталость. Организм изнашивается.
Нервы изнашиваются. Я изнашиваюсь. Иногда я напоминаю себе старую затёртую куртку.
Всё расползается по швам. Но я пытаюсь сохранить товарный вид.
Потому что иначе — свалка. Разница в том, что куртку можно снять.
А куда девать себя?

[indent] Стоит мне только закрыть глаза, и немного отпустить нить реальности, как я вновь попадаю туда, где пахнет сыростью и плесенью, а чертова пыль забивается в дыхательные пути, оставляя свой мерзкий вкус на кончике языка, когда дыхание становится поверхностным из-за болевого шока. Головокружение усиливается, и мне едва ли удается сфокусировать свой взгляд на чем-то конкретном, выискивая образы и границы предмета среди расплывающихся фигур и образов. Что из этого реально? Время и боль.
[indent] - Не умирай. – Почти на выдохе и беззвучно, как мантру. Стиснув зубы, цепляюсь за очередную неровность в полу кончиками пальцев, которых уже толком и не чувствовала. – Не умирай.
[indent] Шумный выдох и я не тороплюсь открыть глаза, боясь вновь оказаться в том месте, ведь подсознание уже играло со мной подобным образом, то ли в назидание, то ли в наказание, заставляя проходить через ад вновь и вновь. А прошла ли? Все говорили, что – да, я же была уверена в обратном. Иногда мне казалось, что я просто в очередной раз потеряла сознание и все это – мне снится. Я смотрела на происходящее как бы со стороны, анализируя все и всех, ожидая подвоха или какой-то нестыковки. Только услышав мужской голос, совсем рядом, решаюсь открыть глаза.
[indent] Его лицо стало первым, что я увидела, когда пришла в себя. Тепло его руки грело озябшие пальцы, и мне так сильно хотелось стиснуть их в ответ, стереть эту обеспокоенность с лица, пробивавшуюся даже сквозь улыбку, отпечатки страха во взгляде, но все, что мне пока было дозволено собственным телом, это лишь смотреть, и едва ли шевельнуть рукой, давая понять, что слышу и понимаю.  Совсем скоро новая порция коктейля из обезболивающих и успокоительных снова унесет меня в темноту, но тепло чужого тела не даст окончательно сойти с ума в поисках выхода из собственного сознания.
[indent] - Доброе. – Голос негромкий и хриплый ото сна. Мне не сразу удается договориться с собственным телом. Мышцы из-за неудобной позы во время сна, ныли пуще прежнего, и вовсе отказывались работать, пресекая на корню любую попытку пошевелить конечностями, отзываясь неприятной болью в последней. Чувствовала я себя разбитой еще сильнее, чем когда только укладывалась в постель. Сон не приносил никакого отдыха, только забирал с собой остатки сил, не предлагая ничего взамен. – Кофе. – Аппетита не было совсем, а крепкий и терпкий напиток мог помочь взбодриться. Кивнув в знак подтверждения своих слов, я на секунду закрыла глаза, а когда открыла, кинула взгляд на часы, занимающие свое место на прикроватной тумбе. – Слишком рано. Ты редко встаешь в такую рань. – Подтянув свой угол одеяла, я засунула его под голову, все так же лежа на правом боку. – Погоди, - понимание приходит с небольшим запозданием, но приходит. Уже прогресс! - Ты вообще спал сегодня?
[indent] Казалось, что прошло достаточно времени для того, чтобы чувства, связывающие нас когда-то, растворились, исчезли в рутине рабочих дней, новых знакомств и событий, но стоит произойти чему-то выбивающему землю из-под ног, как эта связь непременно давала о себе знать, становясь лишь сильнее с каждой попыткой ее отрицания. Звучит банально, но побывав на самом краю, я пересмотрела свои взгляды на некоторые вещи.
[indent] - Судя по неприятным ощущениям, мне удалось ночью найти относительно удобную позу и проспать так большую часть. – О том, что мне снится – благополучно умалчиваю. Выписанные лечащим врачом препараты действовали на меня странно и пугающе. Даже не смотря на повторяющиеся видения, я спала спокойно, почти не просыпалась по ночам, даже не кричала, в общем, никак не проявляла своего беспокойства, от того и лгала, не моргнув глазом весьма правдоподобно, не желая вызывать у Адама еще большего беспокойства, чем есть сейчас.
[indent] - Не отпускай моей руки. – Так аккуратно и осторожно он берет мои холодные в свои теплые, и я невольно улыбаюсь, наблюдая за этими бережными прикосновениями. Все так же негромко, словно, боясь, что нас кто-то услышит и испортит момент. В этой фразе одновременно все, ничего и что-то куда большее, чем есть сейчас. Она слетела с губ слишком неожиданно даже для меня самой, словно что-то давно просится наружу, разбивая все преграды на своем пути, и осталось их крайне мало. – Ты лжешь так неумело... – Цокнув языком, я покачала головой. – Как ты вообще работаешь под прикрытием и не палишься при первом же разговоре?
[indent] Начинаю смеяться, но почти тут же морщусь и затихаю. За прошедшую неделю раны зажили еще недостаточно для того, чтобы я могла спокойно и нормально функционировать, и при этом не испытывать чувства боли или дискомфорта. Как бы мне не хотелось проваляться в кровати до самого вечера, встать все же придется. Адам прав, стоило следовать рекомендациям врача – принимать лекарства и вовремя совершать перевязки. Весьма неблагоразумно с моей стороны, но я отказалась от мужской помощи, пока медленно и аккуратно вставала с постели, чуть не запутавшись в одеяле, а после едва переставляя ноги, двигалась в сторону ванной комнаты.
[indent] - Включишь кофеварку? С остальным можем разобраться позже. – Уже почти войдя в ванную, я высунулась из-за двери. – Только не спали мне квартиру, ладно?
[indent] Большое зеркало с помощью яркого света отразило на своей поверхности далеко не лучший мой вид. Синяки все еще покрывали мое лицо, но уже не были такими заметными, приобретя зеленовато-желтый оттенки. Царапина над левой бровью выделялась сильнее всего, но это лишь поверхностные следы, все самое худшее сейчас было скрыто легкой ткань серых пижамных штанов и свободной футболке.
[indent] На правом бедре расходился огромный синяк, который, в отличии от своих собратьев, был сейчас практически черным, отмечая то место, куда мой похититель пнул тяжелым ботинком. Подобные следы были на спине и боках, свидетельствовавшие о проваленной попытки бегства. На запястьях следы от наручников почти исчезли, оставив после себя едва заметный розовый след. Чуть подняв ткань футболки одной рукой, я посмотрела на два аккуратных квадрата бинта, зафиксированного с помощью пластыря, но память подтолкнула другое видение – как кровь с каждым ударом сердца покидает тело, давлением выталкиваемая наружу через пулевое, прошедшее под неудачным углом. Стоит обратить на это внимание, как боль захлёстывает с такой силой, что невольно начинаешь ловить ртом воздух, задыхаясь.
[indent] - Я скоро. – Отзываюсь, когда слышу, как Адам обращается ко мне, но голос его доносится, словно, сквозь толщу воды. Тонкими пальцами крепко сжимаю край раковины, опустив голову и стараясь дышать медленно и размеренно, возвращая себе контроль над собственным телом и эмоциями. Вдох – выдох.  Выпрямляюсь, собрав в себе всю решительность в кулак. Неловкими движениями снимаю с себя футболку, когда остаюсь в спортивном коротком топе. Клейкая лента отходит от кожи относительно легко, а вот сам бинт с остатками сукровицы срывает с губ болезненное шипение. Адам появляется в ванной раньше, чем я прошу его этого не делать. – Все в порядке, правда, но тебе не стоит этого видеть. – Качнув головой, я наспех прикрываю одно из ранений салфеткой, пропитанной каким-то составом, пока наяву воспроизвожу все манипуляции, показанные медсестрой еще вчера днем.

ОТКЛИКНУТЬСЯ

0

14

https://i.imgur.com/SyRxI4N.png

0

15


— APOLLO & ARTEMIS —
[greek mythology]
https://i.imgur.com/Hq98hI5.gif https://i.imgur.com/fQeVBJ0.gif
[daniel sherman & isabel lucas]

— ОБЩЕЕ —
Мои любимцы среди родственников, без которых я долго существовать не могу. С братцем влипаем постоянно в истории, а от сестры совместно огребаем затем. И всё же, втроём друг от друга далеко никогда особенно не были. Отношения в деталях сейчас расписывать здесь не буду, но общее направление понятно, я так думаю.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Очень жду обоих, имею примерные сюжеты для игры, в одиночестве не оставляю. Пока есть я и Мелиноя, а ещё Персефона. Внешности можете брать любые, их до пяти можно у богов. Минимум пост в месяц (не обязательно мне, а вообще), но хотелось бы конечно больше, они нужны для игры, прежде всего. Так что, не берите, пожалуйста, не особенно обдумывая, оба мне дороги и важны. Со всеми вопросами жду в гостевой или ЛС.

— ПОСТ —

Увы, но даже Богам судьба неподвластна и то, что случиться может. Мойрам о том лишь известно, что нити прядут, да разве же о том расскажут? По просьбе разве лишь огромной, олимпийцам отказывать себе дороже. Но и то, утаить информацию могут, чтобы в повороты судьбы не влетел никто на колеснице, не попробовал изменить того, что свершиться должно было. К тому же, слишком самоуверенны бессмертные, чтобы уязвимыми себя чувствовать, сила в жилах имеющаяся без вина опьяняет. Кто посмеет вред попробовать причинить, да гнев Богов на себя навлечь? Не будет победителей в схватке этой  с другой стороны. Много история войн знала, где люди отстоять собственную гордость пытались. А разве же, хоть один единственный раз повезло? Мы властнее, мы опаснее и злее, пусть доброты в некоторых из нас тоже немерено. Во мне, к примеру. Всегда смертных жалею, испытания им проходить помогая, да героев спасаю от опасностей грозящих. Все лавры их затем остаются — кто Медузу сразил, кто Гидру Лернейскую. Почёт, да слава мне за то не нужны. Вот только, советами, да оружием, я их наделял, об опасностях предупреждая. Кому сандалии дал свои, чтобы в воздух мог от опасностей взмыть, кого мечом защищать приходилось. Не было во мне гнева на род людской, да жестокости к нему, в том обвинить сложно было. Да только же...Все мы разные. И терпению порой тоже предел прийти может.

Впрочем, с чувствами своими определиться не способен пока, когда домой направляюсь. Быстрый самый из ныне существующих всех, а всё-таки, дорога долгой становится. Намеренно не тороплюсь никуда, из Египта возвращаясь, где по делам был. Два у меня дома было, в отличии от многих, тот мир тоже чуждым не казался. Вот и оказывался там чаще, чем где-либо, друзей старых встречая, да волю Зевса исполняя. Взаимодействовать нам с ними нужно было всё-таки, хоть разными были, да каждый свою линию гнул. Плохо миру будет, коль Боги гневные столкнутся. Да и нам они однажды услугу оказали. Я письменности смертных их учил, а они помощь посильную оказывали, когда пришли к нам великаны. Совсем не хрупкий мир лучше доброй ссоры был, коль делить нечего было. А от того появления свои там любил, в волю развлечениями, да вином наслаждаясь. Не ждал беды, когда родную Грецию покидал, чтобы с Озирисом встретиться в Дуате. Знал же, что не ведётся никакой войны. В первом строю не нужен. От того и беды не ждал никакой, когда развлекался, на день больше там оставаясь. До тех пор, пока Ирида послание мне не передала через радугу, о горестных вестях сообщая. Моя мама. Дочь титана Атланта, одна из семи плеяд. Самая безобидная из них, пожалуй, хоть нравом злым все не отличались. Странно было слышать, что не было её больше среди живых. Вознесена Зевсом на небо, в качестве созвездия, спасал её когда от безумного Ореона. И вроде бы, не умерщвлена даже, не в Тартар отправлена. Да только...Скорее мертва, чем жива. Никогда мне к ней не прикоснуться больше, её не навестить. Выбор тут был у отца моего, к ней тёплыми чувствами проникшегося. Либо погибнуть позволить, с обрыва бросившись, от насильника спасая, либо же так. Оставить память о ней и сёстрах её навечно. Позволить титану, что небесный свод на руках держал, любоваться хоть изредка на дочерей. И мне тоже. Всегда говорил, что любимым сыном я был, в отличии от многих других, взгляда его не раздражавший. Так что, может то и мне подарок в том скрыт был, я не знаю. Не говорили пока ещё о том. Как вернулся, в другое место отправился совершенно. Лишь ночью посмотреть смогу, как звёзды на небе выступают, к ней обратиться.  А пока иной разговор у меня есть.

Знал я, что за Орион, охотник известный, роста такого, что иногда за великана принимали. Да только, не был им. Обычный человек, пусть силой необычайной одарённый, да красотой ослепительной. Не знаю, откуда возник, путь его никогда не прослеживал. От Аполлона только слышал, что прибился к Артемиде, старшей сестре нашей, одним из спутников её ставь. Связи любовной не было, не позволила бы она её себе, обет безбрачия дав, да только, отношения там, судя по всему, всё равно сильными были. А может, изменилось бы что, проведи они больше времени вместе...Не знаю. Любопытствовал конечно, время от  времени, что в жизни сестры происходит, да иных дел множество было. За что только не отвечал, людьми упрашиваемый, каких только посланий от Зевса не доставлял. А уж сколько раз за день приходилось порой в Гадес спускаться, царство мёртвое, души провожая к Великому суду, так вовсе молчу. Некогда было во все дела семейные нос свой совать, пусть даже хотелось. А от того, деталей происходящего не знал. Лучезарному нашему, брату Артемиды, очевидно лучше знать было. Заботился он о ней, каким бы не был легкомысленным. Да и кто из нас тем не грешил? Проще наслаждаться вечностью данной, чем вечно хмурым быть, сродни Гефесту. Не тянуло меня всё-таки, ко всякой драме.

Правда, сегодня не весело совершенно, когда к сестре приближаюсь. Слышу причитания и рыдания её, и вовсе не удивлён. Всю ситуацию не знал в деталях, но в общих чертах был осведомлён. Охотник этот, к Артемиде приближённый, стал вдруг безумцем, проклятье Аполлона получив. Не знаю уж, чем не угодил старшему брату. Может, в ревности всё чистой дело было, а может, в чём ещё. Да только, суть случившегося от того не менялась вовсе. Орион обезумел, на плеяд накинувшись, что поблизости находились, желая изнасиловать  сестёр. А те, дабы опозоренными не быть, к пропасти рванули, от него спасаясь. Благо, застал Зевс те картины, успел их спасти, на небо перенеся в качестве созвездий. Вроде и мёртвыми считались теперь, а вроде, не было нужды, как самоубийцам, в Тартаре вечность проводить, средь титанов, да гигантов обозлённых. Всё лучше, чем оказаться там, в Аду для бессмертных. И отцу я, как всегда, за то был благодарен. Не было у него в тот момент возможности иной поступить. А вот Орион...Не были известны мне детали дальнейшие, лишь по пути услышал, что убила его Артемида. С тем разобраться и хотел. О матери, сейчас хотя бы, старался не слишком думать. Близки мы были, с самого рождения меня, как могла, холила, да лелеяла, верить не хотела, что на хулиганство способен, когда Аполлон впервые пришёл. И затем поддерживала, единственного сына обожая. Знаю, что всем в её глазах был, самым ярким солнцем. Она — моим тоже. Настолько добра, да беззащитна была, что гнева к ней даже Гера не питала, всех любовниц мужа ненавидящая. Когда была Лето близнецами беременными, столько бед испытала, от козней её, да попыток убить спасаясь. А после — вылился весь гнев царской жены на отпрысков мужа внебрачных, не нравились они ей. Мою же маму, как ни странно, она даже трогать не пыталась, хоть знала, что будет у той сын от Громовержца. Да и со мной отношения хорошими были, несмотря на всё, племянником любимым считала. Неоткуда мне было ждать беды.

Молча сестру свою в объятия принимаю, никаких шуток, да прибауток, столь обычных в общении нашем. С моей стороны в основном. Ничуть не смешно  мне сейчас мать потерять было. А ещё и к деду наведаться придётся, горестные новости о всех его дочерях сообщить. Словно, мало ему было небосвод весь на плечах своих держать целую вечность, нужно было тяжести добавить. Да только, этот груз хуже был, чем мир целый, что поддерживал. Он сразу на сердце появлялся. Сам пока не знаю, как справиться с этим.  Сынком маминым не был, с рождения самостоятельным стал, да от того мне легче совсем не было. Обоих я родителей любил сильно очень. И только один теперь из них среди живых остался. Удивляются преданности моей Зевсу, с характером его несносным. Да только, что мне с того было? Мне-то был любящим отцом. Да и матери моей обид никогда не причинял. Знала она, что другой он принадлежать вечно будет, никогда о нём не страдала. Глажу Артемиду по голове успокаивающе, слабость её понимая. Всегда сильной была, кто же спорит? А я — весёлым. Все мы сегодня обычными не были. В макушку целую, понять давая, что рядом, брат её, почти родной, таковым себя считал вечно. Не одна в горе своём, ослеплённая болью. Да и нужны мы друг другу сейчас были, в беде этой. Хоть и нужно её было пережить.

Правда мёртв? Сухо спрашиваю, сестру из объятий отпуская, обходя и к трупу приближаясь. Её в случившемся вовсе не виню, хоть сама позволила ему к нам всем приблизиться. Да и нрав ревнивый Аполлона зная отлично, повод ему дала. А всё же...Старший брат сотворил глупость подобную. А мы с Артемидой остались с тем, что случилось. Она друга потеряла, собственными руками убив его. Я — собственную мать.
Минуту смотрю на лицо насильника безумного, в смерти ставшее безмятежным. Знаю, что отец превратил плеяд в созвездие, да легче от того не становится. Не бросились бы с обрыва они, от Охотника спасаясь, не напади он на них. В нём всё же причина была, что я наполовину сиротой остался. Скорбела о нём сестра, видно было. И я её в том жалел. Да только, лгать тоже не собирался.

Не казни себя за убийство друга, Артемида. Не сделай ты этого руками своими, я бы его уничтожил, для того и вернулся из Египта. Предопределена судьба его была. Возможно, мойры даже знали. Да только, известить о том не старались даже. Не до всех трагедий мира им было. — И брат наш косвенно в случившемся виновен, но и с него это вины не снимает. Не прикасаюсь к телу, хоть хочется меч свой достать, да раскромсать его на тысячи кусков, скормив их псам жадным. Так и сделал бы, рука бы не дрогнула. Из уважения к чувствам сестры лишь держусь. Ей без того больно, я же вижу. Ни к чему всё в злую насмешку превращать.

Слышала уже, что с плеядами случилось? Намеренно внимание на Майе сейчас не акцентирую, чтобы вслух лишний раз не произносить. Без того знает, что одна из них — моя мама. Коль говорю во множественном числе, отдельных имён не перечисляя, так значит, обо всех сразу. О ней в том числе. Поймёт уж, о чём говорю, если даже слухи пока не дошли. — Погибли, от него спасаясь. Все до единой. Лицо почти дёргает от боли, внутри сдерживаемой, но всё-таки держусь. Не маленький мальчик уже, чтобы слёзы лить, что наружу рвутся. Да и гнева во мне много пока неутолённого слишком. Жаль, сам не могу с обидчиком их расквитаться. Очень бы того хотел.

Можешь ты на нашего брата злиться, я тебя в том понимаю. Его безрассудство часто к трагедиям ведёт. Но выбора тут не стояло бы, между ним и другом твоим. Жаль мне лишь, что тебе это своими руками сделать пришлось. Рад я был бы, если бы мне эта возможность была предоставлена. Никогда мстительным не был, в отличии от многих Богов, да только тут случай иной был. Столько злости, да боли наружу рвалось, что с тем справляться было трудно. А я ещё и с обидчиком матери разделаться не мог. Единственное, о чём сожалею сейчас. Пусть даже, все иные эмоции после накроют.

Что же случилось здесь такого, что на шаг подобный решилась? Знаю же, как была к нему привязана. И пусть злиться на меня может Артемида за жестокость к усопшему, да лгать я ей не собираюсь. Всё равно бы убил, дрогни даже её рука в жалости к нему. Не потому что равнодушен был к чувствам её, а от того лишь, что он мать мою обидел. Одного этого достаточно было бы, чтобы жажду крови во мне вызвать. А он её убил. Подобных вещей простить невозможно, пусть даже не все обстоятельства от него зависели. Собаки, бешенством что заражаются, тоже не виноваты. А их всё равно уничтожают, коль вред окружающим причинить могут. И с ним, охотником Орионом, точно также я поступил бы. Не лиши он меня матери даже, всё равно бы за Артемиду опасался. Очередную глупость Аполлон совершил, для него привычную. Да только, мне от того легче не было.

ОТКЛИКНУТЬСЯ

0

16


— DIONYSUS & ARIADNE—
[greek mythology]
https://i.pinimg.com/originals/e7/11/a1/e711a125a58858eb0171759d6a940af4.gif
[hale appleman & summer bishil]

— ОБЩЕЕ —
Моя самая обожаемая парочка на свете, с которой мы не устаём проводить совместно время. Иногда на троих, иногда на четверых, когда Аполлон к нам присоединяется. В любом случае, скучно не бывает нам никогда. С Дионисом всё понятно, что нас связывает. Мало того, что мой младший братишка обожаемый, так ещё и "это мой пи.." которого я принимал в свои руки, когда он на свет появлялся. А уж сколько раз я плохо помнил, что там происходило на его вакханалиях, куда меня зазывал он, сосчитать сложно. Ариадна же...В истории образ несомненной милашки, да так оно и было. Вот только, сына самого Зевса себе в мужья отхватила, стала бессмертной, родившись обычным человеком и ещё хитростью своей в веках прославилась. Так что, да. Та ещё штучка, в лучшем смысле этого слова. Думаю, обожаю её с момента, как  была представлена нам. В деталях всё конечно выясним уже лично, но в целом, с моей стороны настрой исключительно положительный и дружелюбный.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Несомненно, нужны мне оба ради игры, а  не просто "быть ради быть". Именно для развития сюжетов и взаимодействия, так что, подумайте хорошо перед тем, как роль брать. Да, знаю, что с Дионисом в разы больше связан и мог бы только на него, но мне вот на обоих захотелось, тянет и к Ариадне, не в том смысле, что младшенькому ревновать. И да. Отлично понимаю, что прийти может кто-то один сначала, а потому, сразу торжественно обещаю убрать заявку на второго, предоставляя право всё заявить самому первому супругу, если это будет интересно. Нет, так с каждым индивидуально найду, что разыграть. По поводу Хейла и Саммер, что в заявке...Вот просто в идеале  было бы, что на него, что на неё. Но нет, так нет, не самый принципиальный момент, берите кого хотите. У богов до пяти внешностей можно на каждого, так что... Всё в деталях лично уже выясним. Намётки на сюжеты у меня, к примеру, уже есть.

— ПОСТ —

Увы, но даже Богам судьба неподвластна и то, что случиться может. Мойрам о том лишь известно, что нити прядут, да разве же о том расскажут? По просьбе разве лишь огромной, олимпийцам отказывать себе дороже. Но и то, утаить информацию могут, чтобы в повороты судьбы не влетел никто на колеснице, не попробовал изменить того, что свершиться должно было. К тому же, слишком самоуверенны бессмертные, чтобы уязвимыми себя чувствовать, сила в жилах имеющаяся без вина опьяняет. Кто посмеет вред попробовать причинить, да гнев Богов на себя навлечь? Не будет победителей в схватке этой  с другой стороны. Много история войн знала, где люди отстоять собственную гордость пытались. А разве же, хоть один единственный раз повезло? Мы властнее, мы опаснее и злее, пусть доброты в некоторых из нас тоже немерено. Во мне, к примеру. Всегда смертных жалею, испытания им проходить помогая, да героев спасаю от опасностей грозящих. Все лавры их затем остаются — кто Медузу сразил, кто Гидру Лернейскую. Почёт, да слава мне за то не нужны. Вот только, советами, да оружием, я их наделял, об опасностях предупреждая. Кому сандалии дал свои, чтобы в воздух мог от опасностей взмыть, кого мечом защищать приходилось. Не было во мне гнева на род людской, да жестокости к нему, в том обвинить сложно было. Да только же...Все мы разные. И терпению порой тоже предел прийти может.

Впрочем, с чувствами своими определиться не способен пока, когда домой направляюсь. Быстрый самый из ныне существующих всех, а всё-таки, дорога долгой становится. Намеренно не тороплюсь никуда, из Египта возвращаясь, где по делам был. Два у меня дома было, в отличии от многих, тот мир тоже чуждым не казался. Вот и оказывался там чаще, чем где-либо, друзей старых встречая, да волю Зевса исполняя. Взаимодействовать нам с ними нужно было всё-таки, хоть разными были, да каждый свою линию гнул. Плохо миру будет, коль Боги гневные столкнутся. Да и нам они однажды услугу оказали. Я письменности смертных их учил, а они помощь посильную оказывали, когда пришли к нам великаны. Совсем не хрупкий мир лучше доброй ссоры был, коль делить нечего было. А от того появления свои там любил, в волю развлечениями, да вином наслаждаясь. Не ждал беды, когда родную Грецию покидал, чтобы с Озирисом встретиться в Дуате. Знал же, что не ведётся никакой войны. В первом строю не нужен. От того и беды не ждал никакой, когда развлекался, на день больше там оставаясь. До тех пор, пока Ирида послание мне не передала через радугу, о горестных вестях сообщая. Моя мама. Дочь титана Атланта, одна из семи плеяд. Самая безобидная из них, пожалуй, хоть нравом злым все не отличались. Странно было слышать, что не было её больше среди живых. Вознесена Зевсом на небо, в качестве созвездия, спасал её когда от безумного Ореона. И вроде бы, не умерщвлена даже, не в Тартар отправлена. Да только...Скорее мертва, чем жива. Никогда мне к ней не прикоснуться больше, её не навестить. Выбор тут был у отца моего, к ней тёплыми чувствами проникшегося. Либо погибнуть позволить, с обрыва бросившись, от насильника спасая, либо же так. Оставить память о ней и сёстрах её навечно. Позволить титану, что небесный свод на руках держал, любоваться хоть изредка на дочерей. И мне тоже. Всегда говорил, что любимым сыном я был, в отличии от многих других, взгляда его не раздражавший. Так что, может то и мне подарок в том скрыт был, я не знаю. Не говорили пока ещё о том. Как вернулся, в другое место отправился совершенно. Лишь ночью посмотреть смогу, как звёзды на небе выступают, к ней обратиться.  А пока иной разговор у меня есть.

Знал я, что за Орион, охотник известный, роста такого, что иногда за великана принимали. Да только, не был им. Обычный человек, пусть силой необычайной одарённый, да красотой ослепительной. Не знаю, откуда возник, путь его никогда не прослеживал. От Аполлона только слышал, что прибился к Артемиде, старшей сестре нашей, одним из спутников её ставь. Связи любовной не было, не позволила бы она её себе, обет безбрачия дав, да только, отношения там, судя по всему, всё равно сильными были. А может, изменилось бы что, проведи они больше времени вместе...Не знаю. Любопытствовал конечно, время от  времени, что в жизни сестры происходит, да иных дел множество было. За что только не отвечал, людьми упрашиваемый, каких только посланий от Зевса не доставлял. А уж сколько раз за день приходилось порой в Гадес спускаться, царство мёртвое, души провожая к Великому суду, так вовсе молчу. Некогда было во все дела семейные нос свой совать, пусть даже хотелось. А от того, деталей происходящего не знал. Лучезарному нашему, брату Артемиды, очевидно лучше знать было. Заботился он о ней, каким бы не был легкомысленным. Да и кто из нас тем не грешил? Проще наслаждаться вечностью данной, чем вечно хмурым быть, сродни Гефесту. Не тянуло меня всё-таки, ко всякой драме.

Правда, сегодня не весело совершенно, когда к сестре приближаюсь. Слышу причитания и рыдания её, и вовсе не удивлён. Всю ситуацию не знал в деталях, но в общих чертах был осведомлён. Охотник этот, к Артемиде приближённый, стал вдруг безумцем, проклятье Аполлона получив. Не знаю уж, чем не угодил старшему брату. Может, в ревности всё чистой дело было, а может, в чём ещё. Да только, суть случившегося от того не менялась вовсе. Орион обезумел, на плеяд накинувшись, что поблизости находились, желая изнасиловать  сестёр. А те, дабы опозоренными не быть, к пропасти рванули, от него спасаясь. Благо, застал Зевс те картины, успел их спасти, на небо перенеся в качестве созвездий. Вроде и мёртвыми считались теперь, а вроде, не было нужды, как самоубийцам, в Тартаре вечность проводить, средь титанов, да гигантов обозлённых. Всё лучше, чем оказаться там, в Аду для бессмертных. И отцу я, как всегда, за то был благодарен. Не было у него в тот момент возможности иной поступить. А вот Орион...Не были известны мне детали дальнейшие, лишь по пути услышал, что убила его Артемида. С тем разобраться и хотел. О матери, сейчас хотя бы, старался не слишком думать. Близки мы были, с самого рождения меня, как могла, холила, да лелеяла, верить не хотела, что на хулиганство способен, когда Аполлон впервые пришёл. И затем поддерживала, единственного сына обожая. Знаю, что всем в её глазах был, самым ярким солнцем. Она — моим тоже. Настолько добра, да беззащитна была, что гнева к ней даже Гера не питала, всех любовниц мужа ненавидящая. Когда была Лето близнецами беременными, столько бед испытала, от козней её, да попыток убить спасаясь. А после — вылился весь гнев царской жены на отпрысков мужа внебрачных, не нравились они ей. Мою же маму, как ни странно, она даже трогать не пыталась, хоть знала, что будет у той сын от Громовержца. Да и со мной отношения хорошими были, несмотря на всё, племянником любимым считала. Неоткуда мне было ждать беды.

Молча сестру свою в объятия принимаю, никаких шуток, да прибауток, столь обычных в общении нашем. С моей стороны в основном. Ничуть не смешно  мне сейчас мать потерять было. А ещё и к деду наведаться придётся, горестные новости о всех его дочерях сообщить. Словно, мало ему было небосвод весь на плечах своих держать целую вечность, нужно было тяжести добавить. Да только, этот груз хуже был, чем мир целый, что поддерживал. Он сразу на сердце появлялся. Сам пока не знаю, как справиться с этим.  Сынком маминым не был, с рождения самостоятельным стал, да от того мне легче совсем не было. Обоих я родителей любил сильно очень. И только один теперь из них среди живых остался. Удивляются преданности моей Зевсу, с характером его несносным. Да только, что мне с того было? Мне-то был любящим отцом. Да и матери моей обид никогда не причинял. Знала она, что другой он принадлежать вечно будет, никогда о нём не страдала. Глажу Артемиду по голове успокаивающе, слабость её понимая. Всегда сильной была, кто же спорит? А я — весёлым. Все мы сегодня обычными не были. В макушку целую, понять давая, что рядом, брат её, почти родной, таковым себя считал вечно. Не одна в горе своём, ослеплённая болью. Да и нужны мы друг другу сейчас были, в беде этой. Хоть и нужно её было пережить.

Правда мёртв? Сухо спрашиваю, сестру из объятий отпуская, обходя и к трупу приближаясь. Её в случившемся вовсе не виню, хоть сама позволила ему к нам всем приблизиться. Да и нрав ревнивый Аполлона зная отлично, повод ему дала. А всё же...Старший брат сотворил глупость подобную. А мы с Артемидой остались с тем, что случилось. Она друга потеряла, собственными руками убив его. Я — собственную мать.
Минуту смотрю на лицо насильника безумного, в смерти ставшее безмятежным. Знаю, что отец превратил плеяд в созвездие, да легче от того не становится. Не бросились бы с обрыва они, от Охотника спасаясь, не напади он на них. В нём всё же причина была, что я наполовину сиротой остался. Скорбела о нём сестра, видно было. И я её в том жалел. Да только, лгать тоже не собирался.

Не казни себя за убийство друга, Артемида. Не сделай ты этого руками своими, я бы его уничтожил, для того и вернулся из Египта. Предопределена судьба его была. Возможно, мойры даже знали. Да только, известить о том не старались даже. Не до всех трагедий мира им было. — И брат наш косвенно в случившемся виновен, но и с него это вины не снимает. Не прикасаюсь к телу, хоть хочется меч свой достать, да раскромсать его на тысячи кусков, скормив их псам жадным. Так и сделал бы, рука бы не дрогнула. Из уважения к чувствам сестры лишь держусь. Ей без того больно, я же вижу. Ни к чему всё в злую насмешку превращать.

Слышала уже, что с плеядами случилось? Намеренно внимание на Майе сейчас не акцентирую, чтобы вслух лишний раз не произносить. Без того знает, что одна из них — моя мама. Коль говорю во множественном числе, отдельных имён не перечисляя, так значит, обо всех сразу. О ней в том числе. Поймёт уж, о чём говорю, если даже слухи пока не дошли. — Погибли, от него спасаясь. Все до единой. Лицо почти дёргает от боли, внутри сдерживаемой, но всё-таки держусь. Не маленький мальчик уже, чтобы слёзы лить, что наружу рвутся. Да и гнева во мне много пока неутолённого слишком. Жаль, сам не могу с обидчиком их расквитаться. Очень бы хотел.

Можешь ты на нашего брата злиться, я тебя в том понимаю. Его безрассудство часто к трагедиям ведёт. Но выбора тут не стояло бы, между ним и другом твоим. Жаль мне лишь, что тебе это своими руками сделать пришлось. Рад я был бы, если бы мне эта возможность была предоставлена. Никогда мстительным не был, в отличии от многих Богов, да только тут случай иной был. Столько злости, да боли наружу рвалось, что с тем справляться было трудно. А я ещё и с обидчиком матери разделаться не мог. Единственное, о чём сожалею сейчас. Пусть даже, все иные эмоции после накроют.

Что же случилось здесь такого, что на шаг подобный решилась? Знаю же, как была к нему привязана. И пусть злиться на меня может Артемида за жестокость к усопшему, да лгать я ей не собираюсь. Всё равно бы убил, дрогни даже её рука в жалости к нему. Не потому что равнодушен был к чувствам её, а от того лишь, что он мать мою обидел. Одного этого достаточно было бы, чтобы жажду крови во мне вызвать. А он её убил. Подобных вещей простить невозможно, пусть даже не все обстоятельства от него зависели. Собаки, бешенством что заражаются, тоже не виноваты. А их всё равно убивают, коль вред окружающим причинить могут. И с ним, охотником Орионом, точно также я поступил бы. Не лиши он меня матери даже, всё равно бы за Артемиду опасался. Очередную глупость Аполлон совершил, для него привычную. Да только, мне от того легче не было.

ОТКЛИКНУТЬСЯ

0

17


— PADME AMIDALA —
[star wars]
https://i2.imageban.ru/out/2023/04/08/cf44922bf775cbcff620f2c1e3db18e0.png
[natalie portman, original]

— ОБЩЕЕ —
Падме родилась на планете Набу в семье Наберри. В детские годы обучалась разным дисциплинам и была прилежной ученицей, наверное, потому, за собственные заслуги перед родным миром уже в четырнадцать лет стала избранной королевой Набу.
Приняла важное участие в освобождении родной планеты от блокады Торговой федерации. В ходе этой миссии помогла установить мир между местными народами набу и гунганами. Также, во время этих событий, когда её корабль совершил аварийную посадку на Татуине, познакомилась со своим будущим мужем, местным мальчиком-рабом Энакином Скайуокером.
Спустя десять лет после блокады Набу, за которые Падме три срока пробыла королевой, по просьбе новой правительницы, стала сенатором от планеты в сенате Республики на Корусанте. Принимала активную политическую деятельность во благо Республики некоторое время, пока ввиду тайных целей канцлера Палпатина на неё не было совершено покушение.
Охранять Падме был приставлен Энакин, который к тому времени стал джедаем. Они впервые встретились, спустя десять лет разлуки, и, в ходе этой миссии признались друг другу в своих чувствах и тайно поженились. Данная миссия, благодаря роковому стечению обстоятельств, также стала ключевым моментом в начале «Войны клонов».
Во времена «Войны клонов» Падме продолжала быть сенатором от Набу на Корусанте и вела активную политическую деятельность во благо Республики.
Тайный Брак Амидалы со Скайуокером длился все эти годы, вплоть до того момента, как Падме сообщила Энакину, что беременна. Опасаясь из-за своих видений, что жена умрёт при родах, и он потеряет её, как потерял мать, которую не успел спасти, Энакин, под влиянием канцлера Палпатина, он же Дарт Сидиус, пал на тёмную сторону.
Не выдержав столь шокирующей правды о падении своего мужа на тёмную сторону и так и не в состоянии принять новую личность Энакина, Падме умерла при родах по причине того, что не хотела больше жить.
Амилала родила близнецов Люка и Лею, которые были разделены и спрятаны от отца на долгие-долгие годы.
Сама же Падме была с почестями похоронена на Набу после всех этих печальных событий. 

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Хотелось бы поиграть с Падме какие-то дружеские отношения, разнообразные миссии. В целом, я обладаю хорошей фантазией и могу играть от канона до всяких фанфиковых страстей, так что, всегда можно будет придумать, что поиграть. Также открыта для предложений соигрока.
Ввиду обстоятельств реала пишу посты не часто, потому, от себя могу предложить свободную игру в своё удовольствие, в рамках правил форума, конечно. XD
Помимо игровой активности также хотелось бы активного общения. Всегда готова обсудить с вами фэндом в кастовой теме или пофлудить в общей флудилке.

— ПОСТ —

Оранжевый закат ярко пылал над небосклоном, медленно опускаясь за горизонт планеты. Асока стояла посреди небольшой поляны, сплошь усыпанной высокими травами, и с интересом наблюдала за Эзрой. Они совсем недавно познакомились, но Тано было любопытно посмотреть на его тренировку, оценить потенциал этого мальчишки. И зрелище, которое представало перед её глазами, умиляло тогруту.

«Желание быстрого обретения знаний, безудержное стремление обрести как можно больше силы, кого-то он мне напоминает…» — женщина едва заметно хитро ухмыльнулась, глядя на то, как Бриджер резко орудует мечом, а затем решила подойти поближе.

— Сила и мощь, говоришь? Дайка посмотреть, — Асока спокойно протянула руку вперёд, попросив Эзру передать ей оружие.

Хитрый план, как преподать самонадеянному Бриджеру хороший урок, родился за секунду, и ловкие оранжевые пальчики спешно извлекли кристалл из рукоятки.

— Эй, что ты делаешь?! — в один момент послышалось недовольное восклицание Эзры.

— Учу тебя, — резко, дерзко и почти нагло отозвалась Тано, — Попробуй теперь отразить мои атаки и показать мне ту силу, о которой ты только что говорил…

Одним лёгким движением Асока взмахнула рукой, оправляя кристалл из меча Бриджера куда-то в неизвестном направлении, среди высоких изумрудных трав, а вторым — моментально вернула разобранный меч своему «зазнавшемуся» ученику.

Ещё через секунду её белые клинки, будто сами прыгнули в руки тогруте, и, не давая Эзре ни минуты на раздумья, женщина атаковала его.

— Эй, так не честно! Я не могу защититься без кристалла… Я не могу найти его…

Как и думала Асока, посыпались хаотичные оправдания по поводу «жёсткости» её обучения, но Тано изначально была к этому готова, пожалуй, даже она и ждала такой реакции.

— Бои с настоящими противниками никогда не бывают честными. Сконцентрируйся. Попробуй ощутить его через Силу… — быстро бросила короткий совет тогрута, при этом не переставая всё так же настойчиво нападать на Эзру.

Взмах мечом, ещё один, очередной приём… И вот её тактика удалась.

«Похоже, Эзра действительно учится так же быстро, как я предполагала», — только и успела про себя подумать женщина, прежде, чем новая её дерзкая атака легко была блокирована уже полностью собранным световым мечом Бриджера.

— Надеюсь, этот урок чему-то тебя научил, — загадочно ухмыляясь, Тано деактивировала свои белые световые клинки и чуть отошла от Эзры.

Ответ, который она получила от Бриджера, полностью её удовлетворил. Будь то, джедай, или серый джедай, не столь важно, никогда нельзя забывать о самоконтроле, никогда нельзя поддаваться пьянящему соблазну быстрого обретения мощи и гордыне, никогда нельзя терять гармонию и баланс с Силой. Асоке хотелось верить, что она, сейчас, в самом начале пути молодого джедая, смогла донести до него эту простую, но первую и крайне важную истину.

Желание непомерной Силы, гордыня, самопревозношение, излишние несбалансированные эмоции ведут на тёмную сторону. И хоть Асока уже давно не была джедаем в полной мере, она почему-то чувствовала, что должна была уберечь от подобных ошибок, уберечь друзей и близких, так, как когда-то она не смогла уберечь… Его…

ОТКЛИКНУТЬСЯ

0

18


— JENNIFER JAREAU —
[criminal minds]
https://i.imgur.com/UiORabW.gif https://i.imgur.com/KlL2BHS.gif
[a. j. cook]

— ОБЩЕЕ —
Друг, замечательный человек и мой личный психолог. Джей Джей -  душа отдела. На ее плечи легла самая тяжелая обязанность - среди десятков дел выбирать то, которое важнее всех прочих, понимая, как много зависит от этого решения. Хрупкая, но стойкая, готовая оказываться под прицелом как множества телекамер, так и вполне реального оружия. Всегда готова помочь и поддержать, выслушать. 

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Личная история Джей Джей полностью на ваше усмотрение: дети, муж, кот.) Хочется видеть человека, который будет любить свою роль, стремиться развивать персонажа и историю. И хорошо, если посты будут чаще, чем раз в месяц.) Объем хоть в 2к, лишь бы было комфортно. Сам обычно плаваю в диапазоне от 4 до 6.

— ПОСТ —

«Я чувствовал спиной его взгляд» - расхожее выражение. Биологи объясняют это чувство доставшимся человеку от предков инстинктивному умению распознавать опасность по едва уловимым теням или шорохам, эзотерики расскажут вам про потоки энергии, которые излучает преследователь, а психиатры спишут все на паранойю. Рид был склонен признать возможной догадку первых и вполне доверял выводам последних, но сейчас, несмотря на боязнь оказаться в палате, открывающейся только снаружи,  был уверен, что взгляда никакого на самом деле не ощущает, а просто знает по опыту: Морган идет следом.
Дерек это умел: влететь в чужое личное пространство, прижать к стенке и вытянуть все, что таишь за душой. Не потому, что агенту так нравилось лезть в чужую жизнь, а потому, что помощь бывает нужна не только тем, кто о ней просит. Да и секреты хранить их заставляло не желание иметь что-то свое, сокровенное, принадлежащее лишь тебе, хотя именно так все обычно пытались оправдаться. Нет, человек склонен умалчивать о чем-то слишком болезненном, или о том, что заставляет испытывать стыд. Джей Джей не говорила о сестре, Морган не говорил о детстве, а сам Рид долго скрывала от отдела свою мать. Нет, стыдился он не матери, а того,  что силой  отправил ее в больницу, навещая совсем редко – боясь смотреть в лицо возможному будущему. Никто лучше них не знал, что прошлое нельзя перечеркнуть, став новым человеком, и потому, возможно, никто лучше них не вкладывал столько сил, чтобы оберегать тайны своего прошлого.
Все это Спенсер знал, но не умел, подобно Моргану, выбивать запертые двери. Он мог пытаться проявить участие, склонить к откровенности просьбой или проникновенной речью о дружбе, но не находил в себе смелости вломиться, если перед ним провели черту.
Шаг в открывшиеся двери делают синхронно. Рид жмет кнопку первого этажа, и лифт смыкает свои двери, на короткое время отрезая их двоих от всего остального мира и позволяя Моргану вспомнить один из самых неприятных моментов, которые Спенсеру приходилось переживать. Только мотает головой: нет, это совсем другое. Там он был одержим, причем, не столько желанием понять, докопаться до истины, сколько банальной местью брошенного когда-то ребенка. Здесь же нужно было сделать выбор, который мог круто изменить судьбу небезразличного ему человека не в лучшую сторону. И в уравнении сплошные неизвестные.
- Я должен был попытаться, - косится на Моргана, едва заметно улыбнувшись. Он не злился за эту настойчивость, скорее даже был благодарен, ибо его умение принимать решения в критических ситуация оставляло желать лучшего. Сейчас он берег не свои секреты, а хотел уберечь Дерека от возможных последствий, но когда они бросали друг друга из-за призрачной угрозы? Неважно, карьере, свободе или жизни.
- Только давай не здесь, - покорно приняв неизбежное, излагать Моргану все сию же минуту, в центральном холле, считает излишним. Конечно, с большой вероятностью на них никто не обратит внимания – в этом здании головы у всех настолько забиты своими делами, что и лобовых столкновений в коридорах порой избежать не удается. И все-таки хочется уединения, подходящего ситуации.
Через двери главного входа и налево, на стоянку, - здесь им вряд ли кто-то помешает, а запрет на разглашение информации для местных работников, опять же, явление обыденное, и никому не будет дела до того, о чем там решила пошептаться пара агентов. Резко затормозив, Спенсер лезет в свою сумку и после недолгих поисков среди кучи бумаг, которые пришлось поспешно туда бросить, извлекает свернутый номер вашингтонской газеты, однако, продолжает держать его в руках.
- Я должен был встретиться вчера вечером в Вашингтоне со старым школьным приятелем, - начинает тараторить в своей привычной манере, хотя и немного нервничая.  – Он сказал, что срочно нужна помощь, и когда я был уже на месте, позвонил снова, попросил как можно скорее забрать его. Все твердил «я не хотел», «меня заставили». Нашел его в какой-то подворотне, увез, потому что он страшно паниковал и твердил, что его обязательно убьют. Было  не до расспросов. Я всю дорогу пытался дознаться,  о чем речь, и он, видимо, боялся, что я привезу его в полицию или в ФБР – выскочил из машины на светофоре, и с тех пор его телефон не отвечает.
Выдохнув и словно опомнившись, Рид протягивает Моргану газету. Пока предыстория не объясняет всей сути проблемы, но и обойтись без нее было никак нельзя.
- Наткнулся сегодня на это объявление, - наклоняет голову на бок и указывает напарнику на короткое сообщений в самом низу страницы, в котором говорилось о розыске вашингтонской полицией голубого Volvo Amazon, водитель которого мог стать свидетелем преступления. – Номеров, у них, видимо, нет, но искать им придется недолго. Сколько их может быть в Вашингтоне и окрестностях?
Рид хоть и являлся для команды ходячим сборником статистики, были такие факты, которыми ему не приходило в голову интересоваться. По-прежнему оставалась логика: старя машина, большая часть уже не на ходу или отправилась на свалку, часть отсекалась по цвету – и в конце список окажется очень коротким.
- Почему наши свидетели всегда описывают машины как «вроде это был белый седан», а мне достался какой-то знаток старых автомобилей?
Сам Рид никого не заметил, слишком торопился и много отвлекался. Ему казалось, на той улице вообще не было ни одной живой души. Вот где пригодились бы глаза на затылке. Впрочем, какой толк знать, кто именно отправил к тебе полицию? И они в своих пресс-релизах тоже делали так: говорили, что разыскивают свидетеля, а не преступника, чтобы люди сдавали своих друзей и соседей из искреннего желания помочь, вместо того, чтобы ощущать себя предателем.
- Я не знаю, что там произошло, но, думаю, не карманная кража. И пока я могу делать вид, будто не видел этой газеты, только рано или поздно полиция все равно появится у меня на пороге. Или, что хуже, на пороге Хотча.
Смотрит на Дерека в ожидании реакции на свой сумбурный рассказ, беспокойно заламывая пальцы. Конечно, Морган не кинется на него с обвинениями, вообще не попрекнет: такое если и можно ожидать, то лишь от Хотча, да и он наверняка просто пожурит для поддержания марки. Вроде бы удобно, тем не менее, роль мальчишки, на которого даже всерьез не могут рассердиться, временами ударяла по самооценке.
Риду было стыдно. Да, он не собирался втягивать отдел в неприятности, сам не собирался ни во что влезать, но в очередной раз чувствовал себя шестилеткой, которому нечего сказать в свое оправдание, кроме как «я нечаянно» и виновато потупиться в пол. С должностью агента ФБР и званием профайлера совсем не вязалось неумение оценивать ситуацию и предсказывать последствия. И все всегда заканчивалось одинаково: друзьям приходилось его спасать.

ОТКЛИКНУТЬСЯ

0

19


— ENID SINCLAIR —
[wednesday]
https://64.media.tumblr.com/1655c0b878805c5432ba192fa4cd788f/b0a7a757c4d4ea80-9c/s540x810/987626f0d2614da087bf80d3cff32e1ca55baace.gif
[Emma Myers]

— ОБЩЕЕ —
Инид... ты мой антипод. Слишком яркая. Слишком шумная. Слишком заразительно эмоциональная. Мне кажется, что директор специально отправила меня жить в комнату с тобой, эксперимента ради, но не ожидала такого катастрофического эффекта. Я и сама, признаться, его не ожидала. Всегда была одиночкой, что любит тишину, покой и собственные мысли. Всё то, что ты, очевидно, просто не умеешь поддерживать. Меня раздражали твои привычки, а тебя - мои. Всё это было высказано в одну единственную нашу ссору, но кто бы мог подумать, что я правда буду скучать, когда ты переедешь в другую комнату? И что буду рада, когда вернёшься в нашу. Конечно, как и всегда не показала этого прямо, но думаю, что ты и так всё поняла. Мы пережили много событий, но, как очевидно, впереди будет ещё больше. Не могу обещать, что не подвергну тебя больше опасности, но очень постараюсь этого не делать.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Требований не много, но считаю их довольно важными. Не пропадать без предупреждения, соблюдать хотя бы минимальную активность, а так же стремиться развивать персонажа. Конечно я не оставлю тебя одну, поддержу с играми, но будет неплохо, если эпизоды у тебя будут не только со мной, ведь для всестороннего развития персонажа это важно.
К постам требований тоже особо нет. Мне не важно, в каком лице они будут, но для глаз приятнее, когда есть стандартная птица-тройка (выделение речи) и заглавные буквы, но последнее, кстати, не так и важно. Сама пишу от 5к и выше, зависит от того, как вдохновение сыграет, но если ты пишешь меньше - это не страшно.
С графикой помогу, если потребуется. В общем, ищу ту, которая хочет устроить шум в Невермор, а так же научить меня эмоциям. Ведь прогресс-то уже есть.

— ПОСТ —

Расследование часто может привести туда, куда изначально ты не собирался или же туда, где будет что-то, к чему ты не был готов. Можно сказать, что именно последнее произошло со мной сегодня, когда изучая почти развалившийся дом, который когда-то во времена колонистов принадлежал вроде бы семье Гуди, если записи не врут, пол подо мной провалился. Считала, что стоит он довольно плотно за земле и подобного произойти не должно было. Уж точно не до такой степени, чтобы было куда падать. Не застрять, ногой в досках, как иногда случается, нет. А провалиться полностью, черед пару мгновений после оглушительного треска приземляясь на твердый пол, ударившись спиной и кажется рукой. Неприятно, но терпимо. Стоило лучше изучить информацию, по на самом деле её было не так много. Повезло ещё, что Вещь остался за порогом. Крикнула ему о том, что в порядке, но уверена, что он не особо поверил, это раз. А два, уже несётся на поиски помощи. Не стоит так паниковать. Вполне могу справиться с ситуацией, достаточно просто осмотреться и понять, куда же именно угодила. Если в доме что-то прячут под полом, да ещё и в пространстве достаточном, чтобы считать его подвалом или погребом, учитывая высоту и ширину того пространства, в котором оказалась, значит тут может быть что-то интересное. А главное, точно есть выход и я его найду. Просто потребуется время. Которого, как оказалось, не так уж и много у меня было. Особенно после того, как прикоснувшись к одной из стен, замираю из-за ведения, теряя на время связь с реальностью. Черед сколько приходу в себя - не знаю, но слышу теперь, что уже не одна.
Стоило бы догадаться, что Вещь таки устроит пусть и небольшую, но подлость, даже если и из лучших побуждений. Сложно подозревать его в обратном, учитывая, что знает последствия, которые могут настигнуть, предай он меня и моё расположение, но всё-таки слышать голос именно Боба Эндрюса, пришедшего чтобы помочь мне выбраться из небольшой затруднительной ситуации, определенно не то, чего ожидала. Почему не Инид, скажем? Блондинка-оборотень, конечно же, боялась бы всего на свете, но точно бы поняла, что от неё хочет мой компаньон. Они как-то разительно быстро спелись, я бы даже сказала, так что появление соседки по комнате было более ожидаемым, пусть и признаю, что маловероятным. Расчёты не врут, интуитивно всё понимала, но оказаться правой в этот раз мне не особо улыбается. Этот парень меня до жути раздражает. Вещь знает это, но всё равно притащил именно его. Что за коварный план у этого любителя увлажняющего крема? Ещё после первых столкновений с Эндрюсом, Вещь пытался мне доказать, что нам стоит объединиться, словно не знает, что всегда работаю одна. Ну, почти всегда. Мне дилетанты в этом вопросе ни к чему. Впрочем, кажется конкретно в данный момент, им оказалась я. Стоило предусмотреть возможность того, что пол не выдержит веса. С другой стороны, внешне не казалось, что под домом есть пустоты, куда как раз и легко провалиться. Недостаток информации. Досадная ошибка, за которую пришлось поплатиться очевидно задетой гордостью, грязью на платье, парой синяков и ссадин, одна из которых кажется опять нал бровью. Стараюсь не трогать это место руками, чтобы не испачкать рану и не занести инфекцию. Но видимо легко отделалась, раз вижу достаточно ясно, в свете фонарика, который не выронила при падении, а глаз не заливает кровью. Досадные мелочи. Как и тот факт, что помогать мне пришёл именно Эндрюс. Вот погоди, Вещь, только окажемся наедине, непременно потребую ответа, что за игры он начал вести. Уже не первый раз пытается столкнуть нас с этим сыщиком, как назвал сам себя при встрече. Не впечатлилась. Да и некогда мне было вести светские речи. Дело важнее.
В полном порядке. Можно было не торопиться. У меня тут прекрасная компания из семейства пауков. Которые явно не очень будут довольны тем, что нарушила их плетение. Остаток части их работы виднеется по подолу моего платья и на рукаве. Никогда их не боялась. Даже наоборот. Но уж точно не собиралась нарушать покой восьмилапых друзей.
Прислушиваюсь к тому, что происходит наверху, всё ещё при этом осматривая очертания искусственно созданного кем-то помещения. Даже подвалом толком не назовёшь. Ничего особо интересного мне не удалось найти. То видение, что пришло в момент, когда коснулась стены, было слишком расплывчатым и не ясным. Даже не уверена, что оно относится к расследованию.
Ты ясно меня с кем-то спутал. Он серьёзно сейчас сказал мне не бояться? Если бы Эндрюс мог видеть выражение моего лица, оно бы ему не понравилось. Парень явно слабо представляет, кто я и в какой семье выросла, а так же те игры, которые устраивала с детства вместе с братом или дядей. Да он бы и пару минут не продержался, не говоря уже о том, чтобы выйти из них победителем. Провести ночь в пыточной, устроившись на дыбе? Получить на один из ней рождений коробку с пауками? Перечислять можно долго, но факт останется фактом. Мне не знаком страх. Эндрюс глубоко заблуждается, если считает иначе. Возомнил себя спасителем? Рыцарем на белом коне? Зря. Очень даже зря. Я не одна из его подружек, если таковые имели место быть когда-то. Уверена, что будь у меня чуть больше времени, то и выбраться из ловушки, в которую угодила по случайности, тоже бы смогла. Может влезть обратно бы и не получилось, но ведь явно сюда как-то попадали те, кто этот самый импровизированный подвал устроили. Не может не быть тут входа. Просто отыскать его не получилось за то время, что провела одна и в тишине. Кстати про тишину. Это было прекрасное чувство. Всё-таки жить с Инид в одной комнате - раздражающий фактор, даже если нам удалось немного выстроить границы и договориться о правилах совместного проживания.
Веревка опускается прямо перед моим лицом. Ладно, может пару баллов Эндрюс и заслуживает. Не каждый бросился бы куда-то в лес, вслед за рукой, автономно существующей от всего тела, ещё и при этом имея при себе снаряжение для спасения. Прямо спасибо не скажу, всё-таки не считаю, что застряла бы тут навечно, но определенно он ускорит процесс моего явления на свет. Пусть и не скажу, что мне было так уж некомфортно в темноте. Совсем наоборот. Демонстративно отказываться, однако, в этот раз не планирую.
Мне не требуется много времени, чтобы обвязать себя достаточно крепко, чтобы не приходилось только держаться за верёвку. Провались пол ближе к стене, смогла бы даже помочь вытащить себя, но тут моя задача создать как можно меньше противодействия. Боб не выглядит слабым иди хилым, но всё равно приятного мало, кого-то тащить из ямы. Дёргаю только за верёвку, давая понять, что готова. Делать в этом месте мне больше нечего  Очевидно, что когда-то владельцы этого дома использовали это пространство за место кладовки или убежища, если приходил незваный гость. Вход замаскирован, потому не бросился на глаза, а возможно со временем и пострадал под естественными причинами. Тут давно нет крыши, а дождь и ветер могли сделать своё. Это место не связано с расследованием об артефактах, но походе переплетается с моими видениями о родственнице. Нужно попытаться отыскать в местных архивах информацию о том, кто здесь жил и когда. Если что-то сохранилось. Этот городок кишит секретами, но разгадки к ним вечно обрываются из-за исчезнувших летописей или рассказов. Не чисто тут что-то.
Не знаю, насколько было тяжело Эндрюсу, но довольно быстро оказываюсь у края провала, за который хвастаюсь руками, чтобы уже помочь ему. Подтянуться не сложно, правда выходит со второго раза. В первый кусок пола обламывается у меня под рукой. Дерево прогнило из-за воды дальше некуда. Зато во второй раз удается не просто ухватиться, но и выбраться. Не встаю пока на обе ноги, а остаюсь на четвереньках, чтобы распределить вес более равномерно. Не хватало второй раз провалиться так ещё и за собой утянуть Эндрюса. Вероятность тоже существует. Потому часть пути по направлению к порогу проделываю неспешно так, а только после этого поднимаюсь на ноги, в пару шагов оказываясь на пороге. В последний момент меня хватает за руку Боб, сжимая чуть выше локтя. Молча смотрю на него, не комментируя пока что случившееся. Есть у людей странная особенность нарушать личные границы тактильными прикосновениями по делу и без него. У изгоев, впрочем, тоже это наблюдается. Вспомнить хотя бы поведение Инид.
Проваливаться у порога я не планирую. Можешь убрать руку. Произношу спокойно и отстранено, начиная при этом освобождать себя от верёвки. Она больше не потребуется. Возвращаю её в руки Боба ровно в тот момент, когда отпускает меня. Отлично. Теперь можно разойтись и заняться своими делами.
Что? Замечаю на себе его взгляд, а потом обращаю внимание на свой внешний вид. Да, далеко не идеальный. Но как-то никто не удосужился прибраться в подвале заброшенной лачуги. Бережно снимаю с рукава паутину, всё ещё в тайне сочувствуя паукам, что нарушила их покой. В планах этого точно не было.
Это не относится к расследованию об артефактах. То самое дело, из-за которого мы уже сталкивались. Точнее, я не уверена, что связано. На этот дом я набрела исключительно в поисках ответов о Крэкстоуне и Гуди, стараясь разобраться окончательно ещё и в той истории. Не люблю пробелов и белых пятен. А их история как раз-таки из этой серии. Но почему у меня ощущение, что всё это связано между собой? Даже если и так, должна ли делиться информацией с этим парнем?
Не знаю, что тебе сказал Вещь, но я бы нашла выход. Никто не делает тайные подвалы без входа и выхода. Провалившийся пол лишь досадное недоразумение. Пострадавшая гордость не в счёт. Болеть она конечно будет, но с этим разберусь. Уже собираюсь отвернуться и отправиться в Невермор, но замечаю сигналы от Вещи. Ох, ну конечно. Опять начинает. Складываю руки на груди, 'выслушивая' его мнение о моем поведении, но обрываю на полуслове, вновь повернувшись к Эндрюсу. Парень явно чем-то прошёлся по душе Вещи, раз меня только что осудили за хамство и отсутствие манер. Вот ещё.
Ладно, спасибо тебе за помощь. Ты был не обязан, но ты здесь. Надеюсь, он не рассчитывал услышать что-то кроме или большее. Потому что если так, то я всё-таки заберу крем у Вещи. Пусть помучается.

ОТКЛИКНУТЬСЯ

0

20


— CHICAGO FIRE —
https://cdn.mos.cms.futurecdn.net/VBBoGCDvU2k2f7ao4YxjsN-1200-80.jpg

Разыскиваю свою новую рабочую семью, абсолютно всех. Тех, кто есть сейчас, в нынешнем сезоне, вроде Стеллы, Галло, Келли и Круза, и тех, кто был раньше. В конце концов, в отношении даже тех, кого уже нет, можно изменить их историю. Вернуть Миллса, не дать погибнуть Отису, Эмили Фостер может передумать и остаться, Пеллам не захочет перевестись, как вариант. В общем, для фантазии нет рамок, было бы желание и любовь к персонажу, а уж историю создать можно. На форуме полно людей из франшизы, конкретно из пожарных есть я, Сильви и Габриэла Доусон. Правда, последняя покинула Чикаго и работает с ребятами из фэндома "911", но всегда есть прошлое, всегда есть возможность приехать и нас навестить. Мы тут всё делаем кроссоверно не только по Чикаго, скучать не придётся. Буду рад абсолютно всем, особенно тем, с кем канонично уже взаимодействовать пришлось. В общем, разберёмся со всем, приходите.

ОТКЛИКНУТЬСЯ

0

21


— CHARLOTTE DRAKE —
[pretty little liars]
https://i.imgur.com/uJbIKPX.gif
[vanessa ray]

— ОБЩЕЕ —
Естественно, ты сумасшедшая. Как иначе? Это отрицать настолько же бессмысленно, как и тот факт, что нас раздражают одни и те же беспечные люди. Потому что это просто случилось. Потому что так сложилось. И они до черта не понимают, но постоянно надоедают.
И я всё равно хотел быть твоим братом, когда всё стало слишком сложно, несмотря на все обстоятельства. Потому что, казалось бы...почему и нет? Мы всегда знали, что несколько отличаемся от остальных и компасы морали у нас слетели с катушек, даже если злодеями нас не назвать. Ведь мы...Имели право злиться? Просто...любим развлекаться, на самом-то деле? Лечебница "Рэдли" многим историям дала начало, в конце концов. И даже тем, кто не имели к ней отношения. Не я оказался потерянным ребёнком одной из Дрейк, братом Шарлотты, но мы тогда так думали. А я, который спасал Эли с самого начала, просто ощущал удовольствие от всего этого. От того, что мы делали с Дрейк. Мне нравилось взаимодействие с Сиси, мне нравился кукольный домик, просто из-за кукол, что там вдруг оказались. Мне, так банально, хотелось быть частью этого. По своим мотивам.
У Грюнвальд шла кровь от меня, когда она сказала, что "истинное зло рядом", а после появился я, но думаю, встреча с Сиси ей по ощущениям понравилась бы даже больше. Потому что это правда было весело. Даже если мы, в конечном итоге, оказались не родственники. Какая разница? Душа важнее документов и всего остального. И мы с Шарлоттой, даже когда приведём свои жизни в порядок, правда всё ещё можем оставаться друзьями. Возможно, в извращённом смысле. Но в другом-то и не умеем. Мы оба хотим семью и оба жаждем определённой справедливости. Иногда это так сложно совмещать. Но Сиси со мной может быть не психопаткой, мне может доверять, а мы будем регулировать события и лепить их так, как надо нам. Одно даже это, в наших ледяных внутренних мирах, заслуживает  внимания.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Я не буду расписывать, кто такая Сиси-Шарлотта, скажу лишь, что нам есть, что накрутить и у меня для того полно идей, если уж так. Прям реально, много. К тому же, мы взаимодействовали канонично, даже если не в показанном моменте, но мы, как ни крути, замутили один план вместе, весьма глобальный. Только Шарлотты не стало, а Сара помешала уже мне. Но я, в любом случае, вполне обоснованно считаю, что Сиси выносить нет смысла, всегда можно это обыграть, как и наши отношения с ней, что могут быть весьма близкими. Я с Эмили Филдс, детали поясню лично, от прошлого до будущего, но Шарлотта не может быть проходной знакомой, там легко может быть сложно, как бы не было иронично. Сделать всё можно как угодно. Я с удовольствием влезу в дела бывшей, которая её столкнула с часовни, с удовольствием помешаю чему угодно, с удовольствием подыграю Дрейк снова. На своих условиях, очевидно. У меня на Филдс всегда были свои планы, а остальное - как угодно. И понятно, чем может Шарлотта напрягать, да, но я с ней много вижу. И история, не касающаяся меня конкретно - сами будете решать, какая.
Так что, если решитесь, буду ждать. Посты могут быть от любого лица и любой длины, а я прошу во-первых, инициативы для развития, а во-вторых, не менять Ванессу, потому что дело сильно в ней, в том числе, как и в её образе. Больше ничего. Со всем помогу абсолютно, в чём бы не была проблема.

— ПОСТ —

Понятия не имею, почему и злодеев и обманщиц тянет в этот мрачноватый городок, но в принципе, не вижу принципиальной разницы, куда именно отвезти Эмили, чтобы не мешалась A.D. И не пыталась в очередной раз спасти неблагодарную сучку Элисон, не способную принимать здравые решения. Множество глупостей в юном возрасте, что практически привели её к смерти, ничуть не меньше теперь, когда взрослой девочкой уже стала, вроде бы, прошла весь свой тернистый путь и оказалась снова живой. Второй шанс дан, а она никак не успокоится, не способная понять, как именно себя вести нужно, если хочешь остаться в команде победителей. Там, где теперь нахожусь я, выбрав правильную сторону. Сучки-подружки Филдс понять не способны одну, самую простую вещь - они всегда будут лузерами. Во всей своей слабости, жертвенности и с комплексом спасателей у каждой. Как же можно пройти мимо и не встрять ни во что, не влезть в чужую жизнь и хотя бы сделать всё правильно?
А ведь Шарлотта предупреждала их, что нужно быть осмотрительнее. И никогда не брать на себя больше, чем они способны выдержать. Такие смелые, такие безупречные, что от количества сахарозы на языке буквально стошнить хочется. Помогать Элисон было весело в определённом смысле, когда считал, что мы с ней друзья и не слишком хотел оказаться за решёткой, даже если не зацикливался на этом. ДиЛаурентис всё равно не смогла бы ничего доказать, спустя два года. Десятки людей были на вечеринке, когда девчонка сломала свою шею. Кто бы поверил маленькой лгунье, сымитировавшей собственную смерть и создавшей ничем не подтверждённую легенду? Эли всегда любила внимание, что для неё всегда было сродни наркотику. И когда оно стало угасать, нет ничего странного в том, вроде бы, что она создала новую абсолютно историю. Выяснили когда, что никто не убивал маленькую шлюшку, она решила вдруг создать нового злодея. Нового убийцу. Новую трагедию, свидетелем которой была. Как же, как же. Как и в случае с мальчиком, который постоянно кричал "волки", не думаю, что это стало бы очевидной проблемой.
Так что, не сильно волновался по поводу, которым она думала, что удерживает меня достаточно крепко. Наш странный союз в тот момент был куда интереснее. Понятия не имел, кем был "А" и оказалось, встречался с ней в тот момент, глупой куклой, что начала вершить чужие судьбы. Хорошо-хорошо. Гениальной социопатичной куклой, которую я бросил без всякого сожаления, когда наигрался. И  выбрался из этого абсолютно без всяких последствий. Переключись "А" на меня в тот момент, всё стало бы слишком уж очевидно. А так...Мона злилась, а страдали другие, что меня, в общем-то, устраивало абсолютно. Забавные были времена, на самом-то деле. И уж точно, проблем было куда меньше, чем сейчас. Помогать ДиЛаурентис в её беготне было опасно, но это ни в какое сравнение не шло со ставками Шарлотты, принятые которые были в определённый момент. А об Алекс и говорить было нечего. Каждый, кто принимал на себя роль мучителя, всё яростнее становился, всё больше ужасных вещей прося делать. И приятных, будем честны. С огромным удовольствием согласился помочь проехаться по зарвавшимся сучкам, никогда не демонстрирующим должного уважения. Сиси - мой друг,  мне нравится Алекс, а я сделал свой выбор на эту тему. Когда обманщицы думали, что мои отношения с Дженной - некий фарс, не заслуживающий серьёзного отношения, пытались затравить её, это было оскорбительно. Хотя бы тем, что меня в расчёт не принимали абсолютно, при всём том, как не заслуживающую внимания единицу. Неужели подобное можно было спустить на тормозах? Я был Ноэль Кан, лучший среди тех, кем мы тогда были, а что из себя по-отдельности, а не в качестве ядовитой группы сплетниц, представляли они? И вне всяких сомнений, мне нравится теперь малышка Эмили, чувства между нами вполне искренние, вот только, подружек её прощать я не собираюсь совершенно. Ей меньше достаётся, чем остальным, даже если она того никак не может заметить, но мы же не можем исключить её из игры полностью. У всех нас среди этих куколок есть свои любимицы. У Шарлотты есть Элисон, любимая младшая сестричка. У Алекс - Спенсер, ещё одна младшая сестра. У меня - Эмили. И только Ханна с Арией вызывают у всех неподдельный интерес, но ничего особенно личного. Даже у меня, встречавшегося когда-то с Финляндией. Глупый был выбор, если посмотреть на него объективно. Милашка Филдс оказалась куда более лучшим вариантом, что раньше трудно было заметить. Мышонок, вопреки всем законам биологии, превратился вдруг в прекрасного лебедя. Ну как  я мог пропустить подобную трансформацию?
Так что, да. Отношения с Эмили давно уже не только игра, я правда к ней испытываю настоящие чувства и на них собираюсь остановиться. Мне не нужны другие девушки, когда я рядом с ней и даже знаю финал игры, когда она наконец закончится. Всё обговорено  с A.D. и план, честно говоря, не вызывает никаких нареканий. Мы отыграем всё, как положено, обманщицы ответят за все свои действия и мы с Эмили станем счастливой семьей. Когда-нибудь потом, когда всем нынешнее развлечение наскучит.
Но пока игра продолжается, все отыгрываем свои роли. Элисон пора отдохнуть в психушке, где лет с пятнадцати ей было самое место, а Эмили, её личному церберу, лучше не мешать этому случится. Столько раз ДиЛаурентис предавала её, но всё не в коня корм, как говорится. Бежит по первому требованию, по каждому случайному звонку. Элисон продолжает совершать тупые совершенно поступки, а Эмс спасать её. Надо разорвать этот порочный круг бесконечной преданности.
Потому мы и едем сегодня в Рейвенсвуд с ней, в поисках следов этого ужасного "А.D.", о котором мне рассказали совсем недавно. Потому что я, по вполне очевидным причинам, вновь из себя вышел. Снова тайны, снова исчезновения, эти дёрганные "мне нужно идти", сразу же, как только приходит очередная смс. Мы проходили уже это  с ней, когда был "А" и я демонстрировал собственное, почти бесконечное терпение. До тех пор, пока моя девушка не оказалась вдруг в "кукольном домике", жертвой маньяка, измывавшегося на ней неделями. Стоило ли обвинять меня в излишней паранойе, когда визуально всё выглядело точно также, как тогда? Конечно же, я вынужден был насесть на Филдс и заставить её поделиться со мной, что именно происходит, не собирался потому что больше оставаться в стороне. Калеб  и Тоби знали всю эту хрень, что происходила с их девушками, а я чем был хуже, несмотря на всё недоверие, что вызывал у подружек Эмили? Да, был когда-то бабником, раздолбаем, оскорбляющим всех придурком и всеми прочими эпитетами, которыми они обычно меня награждали. Был, вне всяких сомнений. Когда мы были школьниками. Но мы давно уже с Филдс вместе, даже если история была сложной, можно было наверное, дать мне хотя бы один шанс на доверие.
Так что, не чувствую очевидно вины за то, что решил помочь девочкам справляться с тем, что вновь с ними происходило. У меня была физическая сила, у меня было денег больше, чем у них и им очевидно не помешал бы ещё один человек в команде. Врагов прибавлялось, а вот по поводу друзей таких притоков как-то не было видно. И к тому же, у меня весьма веский повод был для того, чтобы помочь разобраться с тем, кто стал новым кукловодом, раз уж Шарлотта вышла из игры. Я любил Эмили, она любила меня и узнать, что эта безумная игра заставила её оказаться её где-нибудь в психушке, в тюрьме,  в кукольном домике, в могиле, нужное подчеркнуть, мне по весьма очевидным причинам не хотелось бы. Знаю, что подружи её всё ещё относятся ко мне настороженно, но лёд недоверия, как мне кажется, треснул в последнее время. Особенно, когда я помог им столько раз в последнее время, с того самого момента, как узнал, что на самом деле сейчас происходит. A.D. тоже меня в уравнение как-то не включали и это играло на руку. Спенсер с Арией пока отвлекали его внимание на себя, Калеб и Тоби разбирались с техническими вопросами, я вёз Эмили в Рейвенсвуд, куда вели нечёткие следы их мучителя. Она, как обычно, примерив на себя роль героя, рвалась туда конечно одна, но неужели я мог позволить ей это сделать? Отпустить свою девушку одну охотиться за маньяком, куда ее возможно заманивают обманом, в другой город, где нет никакой поддержки? Ну конечно. Именно это и собирался сделать.
Так что, рванул туда с Эмили, явно выдохнувшей с облегчением по этому поводу, что в странном городе-призраке не придётся разбираться со всем одной. Говорил же ей, что давно стоило меня посвятить во все детали происходящего, я  правда мог помочь.
А ещё, мне нужно было Филдс вывезти на несколько дней из города, пока осуществлялся план относительно Эли. Алекс требовалось время, а Филдс так любила её защищать. Пытаться утихомирить все её психозы и делать ещё тысячу вещей. Подобное было излишне. Только не в действующем плане.
Эмили "потеряла" свой телефон ещё в начале поездки, где-то в кафе, что заметила только когда мы покинули город, но это тоже не стало проблемой. Я же рядом с ней был, на связи. Обманщицы, чтобы у них там не случилось, могли с ними связаться, без  всякого стеснения. Я ведь тоже в курсе происходящего был теперь, не нужно было придумывать поводы для всяческих "sos". Вот только, от Эли звонки поступать не будут, ни с сотового её, ни с домашнего, ни из Рэдли, ни из тысячи мест ещё, откуда она может попробовать  связаться с Филдс. Алекс слишком умна, чтобы не предусмотреть всего этого. И ДиЛаурентис снова не лучшая персона для собственных подружек в данный момент, вряд ли к ним бросится. Бедная безумная сука Элисон, которую навещают трупы. Мы все делали ставки, сколько она продержится. Я, с её сдвинутой после всего психикой, дал одну ночь прикосновений Уилдена и одно утро, когда встретит мёртвую мамашу. Такую же суку, как и она.
- Слушай, прозвучит диковато, но мне нравится участвовать в этом. В том смысле, что происходящее меня ужасает и я понятия не имею, что происходит, но получаю удовольствие от того, что ты хотя бы не отталкиваешь меня и позволяешь быть рядом, и пробовать тебя защитить. Это всё ломает мне мозг, но я хотя бы здесь, с тобой. А не какая-то странная часть твоей жизни, которая ни о чём не знает. Никогда не счёл бы это гордостью, сама понимаешь, но меня хотя бы уравняли с Калебом, Эзрой и Тоби, и знаешь... Посмеиваюсь только, обхватывая лицо Эмс обеими руками и целуя её, к ней склонившись. Знаю, что не место и не время, и не на пороге дома неизвестного помощника делать это, пока ожидаем, что нам откроют, но...Мы с Филдс далеко от чёртовых обманщиц, будем считать эти дни импровизированным отпуском.
Смеюсь ещё больше, начинает когда вырываться, говоря про неуместность и без всякой улыбки наблюдаю за тем, как поправляет волосы, когда по другую сторону двери начинают щелкать замки. Не знаю, кто должен нам сказать, когда были те или иные события, о которых нет в интернете, якобы кто-то из старых осведомлённых жителей. Да и плевать. Всё равно след в Рейвенсвуде абсолютно ложный. Сделаем это нашим с Эмили мини-отпуском, который абсолютно бессмысленно закончится. Ну, что же поделать. Его нащупали девицы, а не я. Нечего мне предъявить будет. А я - идеальный парень, готовый в самую безумную гущу ради своей любимой девушки. Кто бы мог подумать несколько лет назад что-то подобное про Ноэля Кана, правда?
Где-то за спиной каркает множество воронов и я, надо признать, чувствую лёгкое  раздражение. Понятия не имею, зачем Элисон когда-то пряталась в Рейвенсвуде, но я от этого городка не в восторге. Слишком много шумных птиц, слишком много людей, похожих на зомби и краски все, словно невероятно серые. Даже когда цветные, они абсолютно бесцветные. Неприятный городок, не хотел бы провести в нём больше пары дней, даже с Эмили. Да ещё неудачи преследуют, с того самого момента, как приехали в него. Машина заглохла прямо на въезде в него, несмотря на отсутствие любых поломок, будучи новой и огромное количество бензина в баке, пришлось вызывать эвакуатор. Такси, которое пришлось  вызвать, оказалось просто ужасным и тоже сломалось, но мы хотя бы добрались до центра. Водитель был похож на психопата, помимо прочего, принял которую значительное количество транквилизаторов.  Ещё и по странным улочкам пришлось немало километров намотать, пока добирались к дому свидетеля. Благо, арендованный отель был неподалёку, потому что я заколебался уже, честно говоря. Всё здесь, от пронизывающего ветра, несмотря на не такую уж низкую температуру и до ворон, кажется, нас преследующих, раздражало каждую клеточку нервов.
Но я беру себя в руки и подыгрываю Эмили абсолютно во всём, что он делает, широко улыбаясь нашему "свидетелю". Тётка эта, кем бы не была, нам не поможет совершенно. Да, сообщит информацию нужную, которую не найти в интернете и мы отправимся завтра туда, но...Рейвенсвуд правда не имеет значения. Всего лишь удобная точка для отвлечения Эмили. A.D. ко всему подходит куда обстоятельнее даже, чем Шарлотта. Восхищался гением Сиси, но сестрёнка её это просто что-то с чем-то, на самом деле. "А" в пятой степени. Не думал даже, что всё может зайти настолько далеко. Знаю наше с Эмили будущее и ей придётся пройти немного через всякое...Но пока, даже если не знает об этом, может наслаждаться относительной свободой и отсутствием обязательств.
- Здравствуйте. Улыбаюсь широко, дверь когда открывается и тут же застываю от пронзительного взгляда слишком ярких голубых глаз. Не знаю, почему кажется, что где-то под кожей кровь превращается в лёд, но я, в общем-то, быстро справляюсь с ощущением. Вижу особенно когда враждебность, направленную на меня. А я на такое, как правило, реагировать люблю вполне соответственно.
Но я здесь далеко не привычный сам себе. Всего-то наконец хороший парень для Эмили. Так что, выдерживаю взгляд старухи и только краем губ ухмыляюсь, демонстрируя ей, что не впечатлён абсолютно. Лёд от её взгляда где-то внутри начинает таять и я чувствую, как разгорается где-то внутри огонь. Улыбаюсь шире, разглядывая старуху и почти игнорирую Эмили, что ей говорит что-то там о том, что она с ней договаривалась приехать. Мы со старухой разглядываем друг друга, пока она не реагирует на мою девушку. Не знаю уж, чем привлёк внимание, но она...Странная.
Вижу когда особенно, делает когда два шага назад, не сводя с меня взгляда и даже не замечает кровь, что начинает струиться из носа. Отвратительное зрелище, надо сказать, но я просто стою, продолжая улыбаться. И Эмили замолкает на несколько мгновений, растерявшись очевидно от реакции на меня. Хотя, я вполне уверен, что мы с этой древностью никогда не встречались.
- Завтра. Одна. Без него. Вздрагиваю от грохота, с которым захлопывается дверь и не особенно понимаю, честно говоря, какого хрена.  Странная реакция на меня, причём абсолютно. Уверен, что никогда с ведьмой не пересекались. Без вариантов.
- Эта ненормальная - ваш свидетель? Что за шоу было? Поворачиваюсь к Эмили, явно обескураженной случившимся и чувствую злость, что начинает прорастать где-то в сердце. Чёртова старуха странно повела себя и мне не нравится это. Она - всего лишь часть продуманного плана, свидетель событий её родного города. В ней нет абсолютно ничего важного, всего-то сообщит про местные события.
- Эмс, давай в отель. Я устал, я замучился, я хочу принять душ и оказаться с тобой наедине. Я понимаю, что это полноценное расследование и мы в очень странном городе ищем следы психопата, но мы всё равно, в другом городе, вдали от всех и наконец-то, никто не вломится без стука с воплем "Эмили, ты не представляешь!" Можем воспользоваться моментом. Хотя бы на одну ночь, а после...Займемся тем, ради чего приехали. Хочу отвлечь Филдс от странного представления, но выходит не очень, судя по всему. Слишком уж она обеспокоена тем, что изобразила старуха при взгляде на меня. А меня напрягло, честно говоря, но не собираюсь подавать даже малейшего вида. Какого бы хрена?
К чёрту ведьму, сам направлю нас по нужному следу. Только разберёмся с этим действительно уже завтра, некуда торопиться. Алекс и Мэри нужно несколько дней, чтобы Эли довести до психушки.
А потому, мы с любимой точно задержимся в этом идиотском городе. Подальше от всех основных событий. Всё должно быть чётко.

ОТКЛИКНУТЬСЯ

0

22


—MARTHA & GEORGE —
[riordanverse]
https://thumbs.gfycat.com/LinearNauticalAtlanticspadefish-max-1mb.gif
[aubrey plaza & chris pratt]

— ОБЩЕЕ —
Мои ребята, что всегда рядом и я не знаю, больше рад этому факту или пора пойти сдаваться в психушку из лучших чувств. Советы, уговоры, порицания, голоса в голове, явления воочию с полным раздраем. Сошлись мы круто и как-то из владельца кадуцея я оказался чуваком, вынужденным учитывать мнение змей на нём. Конечно, я люблю обоих, хотя и нужно иногда больше пространства личного. Нам всем и побольше, мне кажется. Но не расставаться.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Вовсе не предлагаю весь "эфир" вести из позиции лазеров, ручек или украшений кадуцея. Думаю, вполне их можно реализовать как личностей, причём, они таковыми и  бывали. Змеи в целом, но бессмертные, сопровождающие бога, что им мешает людьми становиться, когда нужно? Они в принципе абсолютно разумные как люди. Для удобства может быть и так. Можем действовать в абсолютном тандеме. То рядом со мной, то своими делами занимаются, но мы навсегда связаны. А ещё - главная моя совесть и разум. Почему нет? Я и Перси-то не убил, только потому что они мне сказали не делать этого. В общем, я думаю, тут есть, что раскрутить. Со всем  помогу.

— ПОСТ —

Увы, но даже Богам судьба неподвластна и то, что случиться может. Мойрам о том лишь известно, что нити прядут, да разве же о том расскажут? По просьбе разве лишь огромной, олимпийцам отказывать себе дороже. Но и то, утаить информацию могут, чтобы в повороты судьбы не влетел никто на колеснице, не попробовал изменить того, что свершиться должно было. К тому же, слишком самоуверенны бессмертные, чтобы уязвимыми себя чувствовать, сила в жилах имеющаяся без вина опьяняет. Кто посмеет вред попробовать причинить, да гнев Богов на себя навлечь? Не будет победителей в схватке этой  с другой стороны. Много история войн знала, где люди отстоять собственную гордость пытались. А разве же, хоть один единственный раз повезло? Мы властнее, мы опаснее и злее, пусть доброты в некоторых из нас тоже немерено. Во мне, к примеру. Всегда смертных жалею, испытания им проходить помогая, да героев спасаю от опасностей грозящих. Все лавры их затем остаются — кто Медузу сразил, кто Гидру Лернейскую. Почёт, да слава мне за то не нужны. Вот только, советами, да оружием, я их наделял, об опасностях предупреждая. Кому сандалии дал свои, чтобы в воздух мог от опасностей взмыть, кого мечом защищать приходилось. Не было во мне гнева на род людской, да жестокости к нему, в том обвинить сложно было. Да только же...Все мы разные. И терпению порой тоже предел прийти может.

Впрочем, с чувствами своими определиться не способен пока, когда домой направляюсь. Быстрый самый из ныне существующих всех, а всё-таки, дорога долгой становится. Намеренно не тороплюсь никуда, из Египта возвращаясь, где по делам был. Два у меня дома было, в отличии от многих, тот мир тоже чуждым не казался. Вот и оказывался там чаще, чем где-либо, друзей старых встречая, да волю Зевса исполняя. Взаимодействовать нам с ними нужно было всё-таки, хоть разными были, да каждый свою линию гнул. Плохо миру будет, коль Боги гневные столкнутся. Да и нам они однажды услугу оказали. Я письменности смертных их учил, а они помощь посильную оказывали, когда пришли к нам великаны. Совсем не хрупкий мир лучше доброй ссоры был, коль делить нечего было. А от того появления свои там любил, в волю развлечениями, да вином наслаждаясь. Не ждал беды, когда родную Грецию покидал, чтобы с Озирисом встретиться в Дуате. Знал же, что не ведётся никакой войны. В первом строю не нужен. От того и беды не ждал никакой, когда развлекался, на день больше там оставаясь. До тех пор, пока Ирида послание мне не передала через радугу, о горестных вестях сообщая. Моя мама. Дочь титана Атланта, одна из семи плеяд. Самая безобидная из них, пожалуй, хоть нравом злым все не отличались. Странно было слышать, что не было её больше среди живых. Вознесена Зевсом на небо, в качестве созвездия, спасал её когда от безумного Ореона. И вроде бы, не умерщвлена даже, не в Тартар отправлена. Да только...Скорее мертва, чем жива. Никогда мне к ней не прикоснуться больше, её не навестить. Выбор тут был у отца моего, к ней тёплыми чувствами проникшегося. Либо погибнуть позволить, с обрыва бросившись, от насильника спасая, либо же так. Оставить память о ней и сёстрах её навечно. Позволить титану, что небесный свод на руках держал, любоваться хоть изредка на дочерей. И мне тоже. Всегда говорил, что любимым сыном я был, в отличии от многих других, взгляда его не раздражавший. Так что, может то и мне подарок в том скрыт был, я не знаю. Не говорили пока ещё о том. Как вернулся, в другое место отправился совершенно. Лишь ночью посмотреть смогу, как звёзды на небе выступают, к ней обратиться.  А пока иной разговор у меня есть.

Знал я, что за Орион, охотник известный, роста такого, что иногда за великана принимали. Да только, не был им. Обычный человек, пусть силой необычайной одарённый, да красотой ослепительной. Не знаю, откуда возник, путь его никогда не прослеживал. От Аполлона только слышал, что прибился к Артемиде, старшей сестре нашей, одним из спутников её ставь. Связи любовной не было, не позволила бы она её себе, обет безбрачия дав, да только, отношения там, судя по всему, всё равно сильными были. А может, изменилось бы что, проведи они больше времени вместе...Не знаю. Любопытствовал конечно, время от  времени, что в жизни сестры происходит, да иных дел множество было. За что только не отвечал, людьми упрашиваемый, каких только посланий от Зевса не доставлял. А уж сколько раз за день приходилось порой в Гадес спускаться, царство мёртвое, души провожая к Великому суду, так вовсе молчу. Некогда было во все дела семейные нос свой совать, пусть даже хотелось. А от того, деталей происходящего не знал. Лучезарному нашему, брату Артемиды, очевидно лучше знать было. Заботился он о ней, каким бы не был легкомысленным. Да и кто из нас тем не грешил? Проще наслаждаться вечностью данной, чем вечно хмурым быть, сродни Гефесту. Не тянуло меня всё-таки, ко всякой драме.

Правда, сегодня не весело совершенно, когда к сестре приближаюсь. Слышу причитания и рыдания её, и вовсе не удивлён. Всю ситуацию не знал в деталях, но в общих чертах был осведомлён. Охотник этот, к Артемиде приближённый, стал вдруг безумцем, проклятье Аполлона получив. Не знаю уж, чем не угодил старшему брату. Может, в ревности всё чистой дело было, а может, в чём ещё. Да только, суть случившегося от того не менялась вовсе. Орион обезумел, на плеяд накинувшись, что поблизости находились, желая изнасиловать  сестёр. А те, дабы опозоренными не быть, к пропасти рванули, от него спасаясь. Благо, застал Зевс те картины, успел их спасти, на небо перенеся в качестве созвездий. Вроде и мёртвыми считались теперь, а вроде, не было нужды, как самоубийцам, в Тартаре вечность проводить, средь титанов, да гигантов обозлённых. Всё лучше, чем оказаться там, в Аду для бессмертных. И отцу я, как всегда, за то был благодарен. Не было у него в тот момент возможности иной поступить. А вот Орион...Не были известны мне детали дальнейшие, лишь по пути услышал, что убила его Артемида. С тем разобраться и хотел. О матери, сейчас хотя бы, старался не слишком думать. Близки мы были, с самого рождения меня, как могла, холила, да лелеяла, верить не хотела, что на хулиганство способен, когда Аполлон впервые пришёл. И затем поддерживала, единственного сына обожая. Знаю, что всем в её глазах был, самым ярким солнцем. Она — моим тоже. Настолько добра, да беззащитна была, что гнева к ней даже Гера не питала, всех любовниц мужа ненавидящая. Когда была Лето близнецами беременными, столько бед испытала, от козней её, да попыток убить спасаясь. А после — вылился весь гнев царской жены на отпрысков мужа внебрачных, не нравились они ей. Мою же маму, как ни странно, она даже трогать не пыталась, хоть знала, что будет у той сын от Громовержца. Да и со мной отношения хорошими были, несмотря на всё, племянником любимым считала. Неоткуда мне было ждать беды.

Молча сестру свою в объятия принимаю, никаких шуток, да прибауток, столь обычных в общении нашем. С моей стороны в основном. Ничуть не смешно  мне сейчас мать потерять было. А ещё и к деду наведаться придётся, горестные новости о всех его дочерях сообщить. Словно, мало ему было небосвод весь на плечах своих держать целую вечность, нужно было тяжести добавить. Да только, этот груз хуже был, чем мир целый, что поддерживал. Он сразу на сердце появлялся. Сам пока не знаю, как справиться с этим.  Сынком маминым не был, с рождения самостоятельным стал, да от того мне легче совсем не было. Обоих я родителей любил сильно очень. И только один теперь из них среди живых остался. Удивляются преданности моей Зевсу, с характером его несносным. Да только, что мне с того было? Мне-то был любящим отцом. Да и матери моей обид никогда не причинял. Знала она, что другой он принадлежать вечно будет, никогда о нём не страдала. Глажу Артемиду по голове успокаивающе, слабость её понимая. Всегда сильной была, кто же спорит? А я — весёлым. Все мы сегодня обычными не были. В макушку целую, понять давая, что рядом, брат её, почти родной, таковым себя считал вечно. Не одна в горе своём, ослеплённая болью. Да и нужны мы друг другу сейчас были, в беде этой. Хоть и нужно её было пережить.

Правда мёртв? Сухо спрашиваю, сестру из объятий отпуская, обходя и к трупу приближаясь. Её в случившемся вовсе не виню, хоть сама позволила ему к нам всем приблизиться. Да и нрав ревнивый Аполлона зная отлично, повод ему дала. А всё же...Старший брат сотворил глупость подобную. А мы с Артемидой остались с тем, что случилось. Она друга потеряла, собственными руками убив его. Я — собственную мать.
Минуту смотрю на лицо насильника безумного, в смерти ставшее безмятежным. Знаю, что отец превратил плеяд в созвездие, да легче от того не становится. Не бросились бы с обрыва они, от Охотника спасаясь, не напади он на них. В нём всё же причина была, что я наполовину сиротой остался. Скорбела о нём сестра, видно было. И я её в том жалел. Да только, лгать тоже не собирался.

Не казни себя за убийство друга, Артемида. Не сделай ты этого руками своими, я бы его уничтожил, для того и вернулся из Египта. Предопределена судьба его была. Возможно, мойры даже знали. Да только, известить о том не старались даже. Не до всех трагедий мира им было. — И брат наш косвенно в случившемся виновен, но и с него это вины не снимает. Не прикасаюсь к телу, хоть хочется меч свой достать, да раскромсать его на тысячи кусков, скормив их псам жадным. Так и сделал бы, рука бы не дрогнула. Из уважения к чувствам сестры лишь держусь. Ей без того больно, я же вижу. Ни к чему всё в злую насмешку превращать.

Слышала уже, что с плеядами случилось? Намеренно внимание на Майе сейчас не акцентирую, чтобы вслух лишний раз не произносить. Без того знает, что одна из них — моя мама. Коль говорю во множественном числе, отдельных имён не перечисляя, так значит, обо всех сразу. О ней в том числе. Поймёт уж, о чём говорю, если даже слухи пока не дошли. — Погибли, от него спасаясь. Все до единой. Лицо почти дёргает от боли, внутри сдерживаемой, но всё-таки держусь. Не маленький мальчик уже, чтобы слёзы лить, что наружу рвутся. Да и гнева во мне много пока неутолённого слишком. Жаль, сам не могу с обидчиком их расквитаться. Очень бы хотел.

Можешь ты на нашего брата злиться, я тебя в том понимаю. Его безрассудство часто к трагедиям ведёт. Но выбора тут не стояло бы, между ним и другом твоим. Жаль мне лишь, что тебе это своими руками сделать пришлось. Рад я был бы, если бы мне эта возможность была предоставлена. Никогда мстительным не был, в отличии от многих Богов, да только тут случай иной был. Столько злости, да боли наружу рвалось, что с тем справляться было трудно. А я ещё и с обидчиком матери разделаться не мог. Единственное, о чём сожалею сейчас. Пусть даже, все иные эмоции после накроют.

Что же случилось здесь такого, что на шаг подобный решилась? Знаю же, как была к нему привязана. И пусть злиться на меня может Артемида за жестокость к усопшему, да лгать я ей не собираюсь. Всё равно бы убил, дрогни даже её рука в жалости к нему. Не потому что равнодушен был к чувствам её, а от того лишь, что он мать мою обидел. Одного этого достаточно было бы, чтобы жажду крови во мне вызвать. А он её убил. Подобных вещей простить невозможно, пусть даже не все обстоятельства от него зависели. Собаки, бешенством что заражаются, тоже не виноваты. А их всё равно убивают, коль вред окружающим причинить могут. И с ним, охотником Орионом, точно также я поступил бы. Не лиши он меня матери даже, всё равно бы за Артемиду опасался. Очередную глупость Аполлон совершил, для него привычную. Да только, мне от того легче не было.

ОТКЛИКНУТЬСЯ

0

23


— ALISON DILAURENTIS —
[pretty little liars]
https://i.imgur.com/7syVJqZ.png
[sasha pieterse]

— ОБЩЕЕ —
Все знали всегда прекрасно, кто такая Элисон, но не могли лишить ее властью над собой. Позволяли быть королевой, слушали все едкие комментарии, слишком сильно злились и продолжали молчать, не в силах сопротивляться ей. Неделями. Месяцами. Годами. До одной ночи, когда у всех разом кончилось терпение, когда обычный случай решил судьбу десятков людей. Кто-то не так всё понял, кто-то сделал не то, что собирался, а кто-то просто перепутал её с другими. У обманщиц для того, чтобы разобраться с тем, что случилось там, много времени ушло. И кажется, они всё равно в эту мозаику вставили не все паззлы, получив лишь общую картинку, но не детали. И я помогать им, несмотря на отношения свои с Эмили (у нас так) тоже не собирался. Помогал потому что Эли сначала бегать от ужасного и всемогущего "А", а после странные документы нашёл, что заставляли задуматься о том, что произошло в Рэдли, в год моего рождения. И присоединился к Сиси, думая о том, что возможно вполне, она моя сестра. Так что,  в кукольном домике я уже был, помогал ей со всем, что только требовалось. Очевидно, не являясь больше другом ДиЛаурентис. Она вернулась к своим обманщицам, а я сменил сторону, которой помогал, просто потому что так сложились обстоятельства. Да и чувства мои по отношению ко всей великолепной четвёрке, включая Филдс, что меня бросила, теми ещё были, на самом деле. Так что, да. Мы не конфликтовали с Эли, но вряд ли в тот период нас можно было назвать друзьями, в отличии от былых времён.
И всё же, это не отменяет того, я когда-то был одним из двух людей, осведомлённых о том, что Элисон жива и никогда не предал её доверие в этом. Возможно, мы были как скорпион и черепаха из известной присказки "ну, вот такая я тварь", но дело было не только в шантаже или взаимной выгоде. Мне потому что от ДиЛаурентис, пока она была в бегах, абсолютно никакой пользы не было. И эти её слова про то, что все узнают, кто столкнул девушку с лестнице на вечеринке...Ей как минимум, ожить бы пришлось для этого, чего делать она не собиралась совершенно. И как максимум - доказать, что так оно и было. Что-то где-то когда-то видела девочка, вся жизнь которой была сплошной ложью. И смерть тоже. Кто бы поверил? Так что, страшно мне определённо не было, даже когда Эли пыталась удержать меня в качестве помощника этим. А вот интересно - да, вполне. Быть непричастным к абсолютно любым событиям, что вокруг происходили, но знать обо всём этом больше прочих. К тому же, если бы не все эти события, мы с Эли были бы прекрасными друзьями. Ядовитыми, жестокими, хранящими свои тайны, но никогда не скучающими. Потому что так и было до всех событий, остальное - детали. И во время её побега, когда я был чуть ли не единственным помощником, предлагаю быть близкими друзьями. Я сблизился с Эмили, рассказывая ДиЛаурентис про всё происходящее, я лгал той буквально во всём, ради Эли. Потому что правда считал нас близкими друзьями и выбрал на тот момент сторону. А затем другую. Теперь мы все взрослые, познакомились с A.D., всё выяснили и как-то живём с этим. С Эли тоже можем разобраться, что теперь у нас. Восстановить дружбу, простив друг другу былое, к примеру. Или что-то ещё.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Сразу скажу, что с Эмили сделали далёким от канона - наши отношения с ней в школьные годы и близнецов во взрослой жизни (ДиЛаурентис к ним не имеет никакого отношения). В деталях поясним лично, как история складывалась. С Элисон можем брать отрывки из прошлого, "до" и "после", можем из взрослого времени. В любом случае, отношения предполагаются в стиле "ядовитые друзья" и "ядовитые враги". В деталях обсудим лично. С Эмили сами обсудите тоже, что там у вас.

— ПОСТ —

Понятия не имею, почему и злодеев и обманщиц тянет в этот мрачноватый городок, но в принципе, не вижу принципиальной разницы, куда именно отвезти Эмили, чтобы не мешалась A.D. И не пыталась в очередной раз спасти неблагодарную сучку Элисон, не способную принимать здравые решения. Множество глупостей в юном возрасте, что практически привели её к смерти, ничуть не меньше теперь, когда взрослой девочкой уже стала, вроде бы, прошла весь свой тернистый путь и оказалась снова живой. Второй шанс дан, а она никак не успокоится, не способная понять, как именно себя вести нужно, если хочешь остаться в команде победителей. Там, где теперь нахожусь я, выбрав правильную сторону. Сучки-подружки Филдс понять не способны одну, самую простую вещь - они всегда будут лузерами. Во всей своей слабости, жертвенности и с комплексом спасателей у каждой. Как же можно пройти мимо и не встрять ни во что, не влезть в чужую жизнь и хотя бы сделать всё правильно?
А ведь Шарлотта предупреждала их, что нужно быть осмотрительнее. И никогда не брать на себя больше, чем они способны выдержать. Такие смелые, такие безупречные, что от количества сахарозы на языке буквально стошнить хочется. Помогать Элисон было весело в определённом смысле, когда считал, что мы с ней друзья и не слишком хотел оказаться за решёткой, даже если не зацикливался на этом. ДиЛаурентис всё равно не смогла бы ничего доказать, спустя два года. Десятки людей были на вечеринке, когда девчонка сломала свою шею. Кто бы поверил маленькой лгунье, сымитировавшей собственную смерть и создавшей ничем не подтверждённую легенду? Эли всегда любила внимание, что для неё всегда было сродни наркотику. И когда оно стало угасать, нет ничего странного в том, вроде бы, что она создала новую абсолютно историю. Выяснили когда, что никто не убивал маленькую шлюшку, она решила вдруг создать нового злодея. Нового убийцу. Новую трагедию, свидетелем которой была. Как же, как же. Как и в случае с мальчиком, который постоянно кричал "волки", не думаю, что это стало бы очевидной проблемой.
Так что, не сильно волновался по поводу, которым она думала, что удерживает меня достаточно крепко. Наш странный союз в тот момент был куда интереснее. Понятия не имел, кем был "А" и оказалось, встречался с ней в тот момент, глупой куклой, что начала вершить чужие судьбы. Хорошо-хорошо. Гениальной социопатичной куклой, которую я бросил без всякого сожаления, когда наигрался. И  выбрался из этого абсолютно без всяких последствий. Переключись "А" на меня в тот момент, всё стало бы слишком уж очевидно. А так...Мона злилась, а страдали другие, что меня, в общем-то, устраивало абсолютно. Забавные были времена, на самом-то деле. И уж точно, проблем было куда меньше, чем сейчас. Помогать ДиЛаурентис в её беготне было опасно, но это ни в какое сравнение не шло со ставками Шарлотты, принятые которые были в определённый момент. А об Алекс и говорить было нечего. Каждый, кто принимал на себя роль мучителя, всё яростнее становился, всё больше ужасных вещей прося делать. И приятных, будем честны. С огромным удовольствием согласился помочь проехаться по зарвавшимся сучкам, никогда не демонстрирующим должного уважения. Сиси - мой друг,  мне нравится Алекс, а я сделал свой выбор на эту тему. Когда обманщицы думали, что мои отношения с Дженной - некий фарс, не заслуживающий серьёзного отношения, пытались затравить её, это было оскорбительно. Хотя бы тем, что меня в расчёт не принимали абсолютно, при всём том, как не заслуживающую внимания единицу. Неужели подобное можно было спустить на тормозах? Я был Ноэль Кан, лучший среди тех, кем мы тогда были, а что из себя по-отдельности, а не в качестве ядовитой группы сплетниц, представляли они? И вне всяких сомнений, мне нравится теперь малышка Эмили, чувства между нами вполне искренние, вот только, подружек её прощать я не собираюсь совершенно. Ей меньше достаётся, чем остальным, даже если она того никак не может заметить, но мы же не можем исключить её из игры полностью. У всех нас среди этих куколок есть свои любимицы. У Шарлотты есть Элисон, любимая младшая сестричка. У Алекс - Спенсер, ещё одна младшая сестра. У меня - Эмили. И только Ханна с Арией вызывают у всех неподдельный интерес, но ничего особенно личного. Даже у меня, встречавшегося когда-то с Финляндией. Глупый был выбор, если посмотреть на него объективно. Милашка Филдс оказалась куда более лучшим вариантом, что раньше трудно было заметить. Мышонок, вопреки всем законам биологии, превратился вдруг в прекрасного лебедя. Ну как  я мог пропустить подобную трансформацию?
Так что, да. Отношения с Эмили давно уже не только игра, я правда к ней испытываю настоящие чувства и на них собираюсь остановиться. Мне не нужны другие девушки, когда я рядом с ней и даже знаю финал игры, когда она наконец закончится. Всё обговорено  с A.D. и план, честно говоря, не вызывает никаких нареканий. Мы отыграем всё, как положено, обманщицы ответят за все свои действия и мы с Эмили станем счастливой семьей. Когда-нибудь потом, когда всем нынешнее развлечение наскучит.
Но пока игра продолжается, все отыгрываем свои роли. Элисон пора отдохнуть в психушке, где лет с пятнадцати ей было самое место, а Эмили, её личному церберу, лучше не мешать этому случится. Столько раз ДиЛаурентис предавала её, но всё не в коня корм, как говорится. Бежит по первому требованию, по каждому случайному звонку. Элисон продолжает совершать тупые совершенно поступки, а Эмс спасать её. Надо разорвать этот порочный круг бесконечной преданности.
Потому мы и едем сегодня в Рейвенсвуд с ней, в поисках следов этого ужасного "А.D.", о котором мне рассказали совсем недавно. Потому что я, по вполне очевидным причинам, вновь из себя вышел. Снова тайны, снова исчезновения, эти дёрганные "мне нужно идти", сразу же, как только приходит очередная смс. Мы проходили уже это  с ней, когда был "А" и я демонстрировал собственное, почти бесконечное терпение. До тех пор, пока моя девушка не оказалась вдруг в "кукольном домике", жертвой маньяка, измывавшегося на ней неделями. Стоило ли обвинять меня в излишней паранойе, когда визуально всё выглядело точно также, как тогда? Конечно же, я вынужден был насесть на Филдс и заставить её поделиться со мной, что именно происходит, не собирался потому что больше оставаться в стороне. Калеб  и Тоби знали всю эту хрень, что происходила с их девушками, а я чем был хуже, несмотря на всё недоверие, что вызывал у подружек Эмили? Да, был когда-то бабником, раздолбаем, оскорбляющим всех придурком и всеми прочими эпитетами, которыми они обычно меня награждали. Был, вне всяких сомнений. Когда мы были школьниками. Но мы давно уже с Филдс вместе, даже если история была сложной, можно было наверное, дать мне хотя бы один шанс на доверие.
Так что, не чувствую очевидно вины за то, что решил помочь девочкам справляться с тем, что вновь с ними происходило. У меня была физическая сила, у меня было денег больше, чем у них и им очевидно не помешал бы ещё один человек в команде. Врагов прибавлялось, а вот по поводу друзей таких притоков как-то не было видно. И к тому же, у меня весьма веский повод был для того, чтобы помочь разобраться с тем, кто стал новым кукловодом, раз уж Шарлотта вышла из игры. Я любил Эмили, она любила меня и узнать, что эта безумная игра заставила её оказаться её где-нибудь в психушке, в тюрьме,  в кукольном домике, в могиле, нужное подчеркнуть, мне по весьма очевидным причинам не хотелось бы. Знаю, что подружи её всё ещё относятся ко мне настороженно, но лёд недоверия, как мне кажется, треснул в последнее время. Особенно, когда я помог им столько раз в последнее время, с того самого момента, как узнал, что на самом деле сейчас происходит. A.D. тоже меня в уравнение как-то не включали и это играло на руку. Спенсер с Арией пока отвлекали его внимание на себя, Калеб и Тоби разбирались с техническими вопросами, я вёз Эмили в Рейвенсвуд, куда вели нечёткие следы их мучителя. Она, как обычно, примерив на себя роль героя, рвалась туда конечно одна, но неужели я мог позволить ей это сделать? Отпустить свою девушку одну охотиться за маньяком, куда ее возможно заманивают обманом, в другой город, где нет никакой поддержки? Ну конечно. Именно это и собирался сделать.
Так что, рванул туда с Эмили, явно выдохнувшей с облегчением по этому поводу, что в странном городе-призраке не придётся разбираться со всем одной. Говорил же ей, что давно стоило меня посвятить во все детали происходящего, я  правда мог помочь.
А ещё, мне нужно было Филдс вывезти на несколько дней из города, пока осуществлялся план относительно Эли. Алекс требовалось время, а Филдс так любила её защищать. Пытаться утихомирить все её психозы и делать ещё тысячу вещей. Подобное было излишне. Только не в действующем плане.
Эмили "потеряла" свой телефон ещё в начале поездки, где-то в кафе, что заметила только когда мы покинули город, но это тоже не стало проблемой. Я же рядом с ней был, на связи. Обманщицы, чтобы у них там не случилось, могли с ними связаться, без  всякого стеснения. Я ведь тоже в курсе происходящего был теперь, не нужно было придумывать поводы для всяческих "sos". Вот только, от Эли звонки поступать не будут, ни с сотового её, ни с домашнего, ни из Рэдли, ни из тысячи мест ещё, откуда она может попробовать  связаться с Филдс. Алекс слишком умна, чтобы не предусмотреть всего этого. И ДиЛаурентис снова не лучшая персона для собственных подружек в данный момент, вряд ли к ним бросится. Бедная безумная сука Элисон, которую навещают трупы. Мы все делали ставки, сколько она продержится. Я, с её сдвинутой после всего психикой, дал одну ночь прикосновений Уилдена и одно утро, когда встретит мёртвую мамашу. Такую же суку, как и она.
- Слушай, прозвучит диковато, но мне нравится участвовать в этом. В том смысле, что происходящее меня ужасает и я понятия не имею, что происходит, но получаю удовольствие от того, что ты хотя бы не отталкиваешь меня и позволяешь быть рядом, и пробовать тебя защитить. Это всё ломает мне мозг, но я хотя бы здесь, с тобой. А не какая-то странная часть твоей жизни, которая ни о чём не знает. Никогда не счёл бы это гордостью, сама понимаешь, но меня хотя бы уравняли с Калебом, Эзрой и Тоби, и знаешь... Посмеиваюсь только, обхватывая лицо Эмс обеими руками и целуя её, к ней склонившись. Знаю, что не место и не время, и не на пороге дома неизвестного помощника делать это, пока ожидаем, что нам откроют, но...Мы с Филдс далеко от чёртовых обманщиц, будем считать эти дни импровизированным отпуском.
Смеюсь ещё больше, начинает когда вырываться, говоря про неуместность и без всякой улыбки наблюдаю за тем, как поправляет волосы, когда по другую сторону двери начинают щелкать замки. Не знаю, кто должен нам сказать, когда были те или иные события, о которых нет в интернете, якобы кто-то из старых осведомлённых жителей. Да и плевать. Всё равно след в Рейвенсвуде абсолютно ложный. Сделаем это нашим с Эмили мини-отпуском, который абсолютно бессмысленно закончится. Ну, что же поделать. Его нащупали девицы, а не я. Нечего мне предъявить будет. А я - идеальный парень, готовый в самую безумную гущу ради своей любимой девушки. Кто бы мог подумать несколько лет назад что-то подобное про Ноэля Кана, правда?
Где-то за спиной каркает множество воронов и я, надо признать, чувствую лёгкое  раздражение. Понятия не имею, зачем Элисон когда-то пряталась в Рейвенсвуде, но я от этого городка не в восторге. Слишком много шумных птиц, слишком много людей, похожих на зомби и краски все, словно невероятно серые. Даже когда цветные, они абсолютно бесцветные. Неприятный городок, не хотел бы провести в нём больше пары дней, даже с Эмили. Да ещё неудачи преследуют, с того самого момента, как приехали в него. Машина заглохла прямо на въезде в него, несмотря на отсутствие любых поломок, будучи новой и огромное количество бензина в баке, пришлось вызывать эвакуатор. Такси, которое пришлось  вызвать, оказалось просто ужасным и тоже сломалось, но мы хотя бы добрались до центра. Водитель был похож на психопата, помимо прочего, принял которую значительное количество транквилизаторов.  Ещё и по странным улочкам пришлось немало километров намотать, пока добирались к дому свидетеля. Благо, арендованный отель был неподалёку, потому что я заколебался уже, честно говоря. Всё здесь, от пронизывающего ветра, несмотря на не такую уж низкую температуру и до ворон, кажется, нас преследующих, раздражало каждую клеточку нервов.
Но я беру себя в руки и подыгрываю Эмили абсолютно во всём, что он делает, широко улыбаясь нашему "свидетелю". Тётка эта, кем бы не была, нам не поможет совершенно. Да, сообщит информацию нужную, которую не найти в интернете и мы отправимся завтра туда, но...Рейвенсвуд правда не имеет значения. Всего лишь удобная точка для отвлечения Эмили. A.D. ко всему подходит куда обстоятельнее даже, чем Шарлотта. Восхищался гением Сиси, но сестрёнка её это просто что-то с чем-то, на самом деле. "А" в пятой степени. Не думал даже, что всё может зайти настолько далеко. Знаю наше с Эмили будущее и ей придётся пройти немного через всякое...Но пока, даже если не знает об этом, может наслаждаться относительной свободой и отсутствием обязательств.
- Здравствуйте. Улыбаюсь широко, дверь когда открывается и тут же застываю от пронзительного взгляда слишком ярких голубых глаз. Не знаю, почему кажется, что где-то под кожей кровь превращается в лёд, но я, в общем-то, быстро справляюсь с ощущением. Вижу особенно когда враждебность, направленную на меня. А я на такое, как правило, реагировать люблю вполне соответственно.
Но я здесь далеко не привычный сам себе. Всего-то наконец хороший парень для Эмили. Так что, выдерживаю взгляд старухи и только краем губ ухмыляюсь, демонстрируя ей, что не впечатлён абсолютно. Лёд от её взгляда где-то внутри начинает таять и я чувствую, как разгорается где-то внутри огонь. Улыбаюсь шире, разглядывая старуху и почти игнорирую Эмили, что ей говорит что-то там о том, что она с ней договаривалась приехать. Мы со старухой разглядываем друг друга, пока она не реагирует на мою девушку. Не знаю уж, чем привлёк внимание, но она...Странная.
Вижу когда особенно, делает когда два шага назад, не сводя с меня взгляда и даже не замечает кровь, что начинает струиться из носа. Отвратительное зрелище, надо сказать, но я просто стою, продолжая улыбаться. И Эмили замолкает на несколько мгновений, растерявшись очевидно от реакции на меня. Хотя, я вполне уверен, что мы с этой древностью никогда не встречались.
- Завтра. Одна. Без него. Вздрагиваю от грохота, с которым захлопывается дверь и не особенно понимаю, честно говоря, какого хрена.  Странная реакция на меня, причём абсолютно. Уверен, что никогда с ведьмой не пересекались. Без вариантов.
- Эта ненормальная - ваш свидетель? Что за шоу было? Поворачиваюсь к Эмили, явно обескураженной случившимся и чувствую злость, что начинает прорастать где-то в сердце. Чёртова старуха странно повела себя и мне не нравится это. Она - всего лишь часть продуманного плана, свидетель событий её родного города. В ней нет абсолютно ничего важного, всего-то сообщит про местные события.
- Эмс, давай в отель. Я устал, я замучился, я хочу принять душ и оказаться с тобой наедине. Я понимаю, что это полноценное расследование и мы в очень странном городе ищем следы психопата, но мы всё равно, в другом городе, вдали от всех и наконец-то, никто не вломится без стука с воплем "Эмили, ты не представляешь!" Можем воспользоваться моментом. Хотя бы на одну ночь, а после...Займемся тем, ради чего приехали. Хочу отвлечь Филдс от странного представления, но выходит не очень, судя по всему. Слишком уж она обеспокоена тем, что изобразила старуха при взгляде на меня. А меня напрягло, честно говоря, но не собираюсь подавать даже малейшего вида. Какого бы хрена?
К чёрту ведьму, сам направлю нас по нужному следу. Только разберёмся с этим действительно уже завтра, некуда торопиться. Алекс и Мэри нужно несколько дней, чтобы Эли довести до психушки.
А потому, мы с любимой точно задержимся в этом идиотском городе. Подальше от всех основных событий. Всё должно быть чётко.

ОТКЛИКНУТЬСЯ

0

24


— ZEUS —
[greek mythology]
https://i.imgur.com/3qw1ffl.gif https://i.imgur.com/HwZZGbm.gif
[luke evans or any of your choice]

— ОБЩЕЕ —
Мой любимый отец,  у которого со мной, в отличии от прочих родственничков, никогда особо проблем не было. Он позволял мне многое, а я взамен был хорошим сыном, что даже с любовницами ему помогал, потому что почему бы и нет. Ведь мы похожи были, если в целом и не вдаваться в детали отношения к детям своим и героям. Но я, хоть и делал что-то за спиной Зевса, вроде попыток помочь Персефоне и Гекате, но всегда, в целом, относился к нему с пиететом и любовью, как и он ко мне. В деталях выясним все лично.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Никаких требований, кроме соблюдения правил форума (минимум пост в месяц) и желания развивать персонажа. Какие события учитываем, какие нет, решим вместе. Внешность выбирайте любую или любые, можно несколько.

— ПОСТ —

Откровенно говоря, Олимп мне нравится больше, светлыми своими цветами и количеством нектара на душу каждого Бога, на нём обитающего. Но и в Гадесе были свои преимущества, разглядеть которые не многие могли. По крайней мере, здесь не было слишком шумно, когда души мёртвых не стенали о горестях, том единственном, что им осталось, из реки Ахерон. Могу им посочувствовать, никому бы целую вечность не хотелось там провести, то и дело веслом Харона получая по собственному темечку. Но увы и ах, век смертных короток и недолог, и для того пути всегда свой конец будет. Каждому по заслугам, каждому по деяниям его, что при жизни свершил, когда время отпущено было. Стоило бы думать, куда после смерти попадёшь. Но разве же, кто тем озаботится, когда вокруг столько соблазнов?...Впрочем, не осуждаю, могу понять. Коль сам уж не сдержан был весьма в увеселениях, Богом являясь, что что о тех можно было говорить, кому покровительствовал? Заботился о них, как мог, всеми силами защитить от бед стараясь. Но в том всегда была проблема, что людей были тысячи. А нас - двенадцать олимпийцев и несколько родственников ещё, за разное всё отвечающих. Не уследить было за каждым. Да и я себя пастухом не считал, что вынужден овец всех собирать в  одно стадо, да следить, чтобы не загрызли их дикие звери. Являлся на мольбы, когда слышал их, помощь посильную героям оказывал. А всё же...Не сказать, что каждый сам за себя, что в воле моей было, то я старался исполнить, помочь обычным смертным. Вспомнить хотя бы, как Орфея провёл через Аид, с возлюбленной встретиться помогая, когда на жалость он мою надавил, да на любовь к искусству. Или же, Геркулесу как выжить помогал, при встрече с Медузой Горгоной. Определённо, любил я смертных, не только в силе их, но и в слабости. Грустил порой даже, когда руки свои тянули в мольбе, да боли, оказавшись за чертой своего существования. Но что мог с тем поделать? Непрерывен цикл жизни, да смерти, нельзя его нарушать. Разве что...В самых особенных случаях, на которые порой подвязывался. Но до того меня должна была восхитить предыстория.
А в общем-то, дел у меня столько, как у посланника Зевса, что здесь, в тёмном царстве, даже некоторое подобие отдыха для себя нахожу. Не зря являюсь, всё же, проводник душ к обители мёртвым, отхожу лишь, когда передаю в руки Судей. Но после здесь мне оставаться никто не мешает, немного передохнуть. Дружен я с местными обитателями, пусть на Олимпе к ним мягко не относятся. Что Аид, один из братьев трёх, к ссорам со мной не склонен, что Геката, бежавшая от гнева Геры под покрывалами, с помощью моей. Любил я отца, да сестру его, скрывать не буду. Да всё же, многоликая тоже мне родственницей была по Зевсу, самой прямой. Сложно то было игнорировать, зная прекрасно, коль скорой может быть на расправу королева Богов. Предпочёл помочь младшенькой, от гнева ей скрыться помогая  в царстве мёртвых, куда олимпийцы, за исключением меня, никогда не ступали. И кажется, неплохо здесь весьма обжилась, вернув власть былую, что утратила, когда Артемида всё забрала у неё. Мстителен отец быть может, кто же спорит. А мне, как ценящему все ветви семьи своей, разрываться приходится.
Впрочем, иначе всё сейчас, к другой своей сестре когда являюсь, чтобы навестить, да новостями поделиться свежими. Пол года на Олимпе, пол года в Аиде, без права покидать оный, тяжкое испытание, пожалуй. А от того, наведывался к ней чаще, чем стоило бы, чтобы поддержать, да утолить тоску по родному дому. Знаю, что самолюбив, но то ведь всё не на пустом месте. Радую тех обычно, кто встречается со мной, для многих любимцем являюсь.
- Здравствуй, сестра, великолепие для взора моего. Как всегда, прекрасна, взгляда не отвести. Не нужно света здесь, в тёмном царстве, когда ты его красотой своей освещаешь. Губы растягиваю в улыбке радостной, с Персефоной сближаясь. За талию приобнимаю осторожно, да целую в макушку, в приветствии семейном. Всегда отношения меж нами тёплыми были, отрицать глупо. Старались даже мы с Гекатой ей помочь, когда в ловушке она оказалась здесь, Аидом похищенная. Если бы только не те зёрна граната...Сожалею о судьбе её, не спорю. Надеюсь, правда, что полюбит она однажды дядю нашего, коль уж судьба ей подобная обещана. Не ради него, до чувств его интереса особенного нет. О ней самой лишь забочусь. Коль уж не изменить ей, с кем быть рядом, так единственный выход - взглядом иным на него взглянуть, чтобы сердце теплело. А дни, что здесь проводит, не такими мрачными казались. Жаль мне Персефону, что вышло всё так. Кому же приятно было бы оказаться лишённым права выбора? Да и о смертных помню прекрасно, голодать пришлось которым, когда ярость её матери за все пределы вышла. Один лишь Бог мёртвых в той ситуации выиграл, отомстив старшим братьям за всё.
- Потому как не души я сегодня здесь сопровождаю, к Гекате явился. Плечами пожимаю, правду абсолютную сообщая. И ведь не лгу ни разу. Знает Персефона очевидно, что наведываюсь я порой к лунной Богине. Вот только, событиями некоторыми безотлагательно поделиться тянет. Сам не знаю, что нашло на нас с сестрой другой, когда клятвы друг другу принесли брачные. А уж чувства отца по поводу тому и представлять не хочу. Больно уж злы на Гекату оба были с Герой, за шалости её, весьма невинные, как мне кажется. Но разве же я  кого и когда слушал, коль желал чего? Будь то женщина, что сбежать пыталась, вроде принцессы Апемосины, или же, тот брак, много шептаний которому ещё посвящено будет и на земле, и на небе. Дела мне нет до мнения чужого никогда. Доношу лишь информацию, как правило. Но вовсе на свершение чего не спрашиваю разрешения.
- Однако, прежде решил заглянуть к тебе, любовь моя. Хочешь, радостной вестью поделюсь? Усмехаюсь только. Вот уж, от кого вряд ли осуждение услышать должен. Подруги они близкие с Гекатой, насколько известно мне. Сотни планов та придумывала, чтобы Персефоне помочь, да всё зря. И чувства сестры многоликой от меня не скрыты вовсе. Известно мне о любви её ко мне сильной. От того и не жалею о собственном поступке.
- Или же, не интересно тебе? Забавляюсь только, к интересу сестры взывая. Мало у неё развлечений тут, в тёмном царстве, а от того и настроение стараюсь поднять каждый раз, лишь только близ оказываемся. Поделюсь, вне всяких сомнений о случившемся, забрал  у Гекаты это право. Да только, особенно никуда и не тороплюсь. Некуда нам с Персефоной спешить.

ОТКЛИКНУТЬСЯ

0

25


— HADES AND PERSEPHONE —
[greek mythology]
https://i.ibb.co/c3khF2t/Hades-and-Persephone.png
[your choice]

— ОБЩЕЕ —
Любимые родители, чья история одновременно и вдохновляет, и вызывает желание закатить глаза, учитывая с чего началась ваша любовь, но итог определенно прекрасен. Между нами довольно доверительные и теплые отношения, что не так уж и часто встречается среди нашего пантеона. Я люблю вас и проявляю уважение, несмотря на свой упрямый характер. Никаких конфликтов или противоречий, на протяжении многих веков. Для меня вы - пример для подражания. Надеюсь, что разочарованием для вас не являюсь тоже.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Ничего сверх соблюдения правил не прошу. Главное, чтобы было желание развивать персонажа и вдохновляло) Внешности на ваш вкус, богам можно несколько. Остальное вместе определим.

— ПОСТ —

пока от Гекаты, потом заменю на пост от Мелинои)
Ночь - моё это время. Время магическое и полное таинства. Не каждому оно по душе, но тем, кто понимает, кто чувствует, ночь всегда ласковой подругой станет. Спутницей и соратницей. Защитницей. Знаю это не понаслышке. Не просто же так Божеством ночи и лунного света считаюсь. Едины мы во многом со временем этим. По особенному чувствуем друг друга. И колдуны и ведьмы, которым я покровительствую, да и чудовищам многим в часы ночные тоже раздолье. Могут ворожбу свою творить, без оглядки, силы пополняя и преумножая. Могут на охоту выйти, не таясь и не опасаясь гнева людского. Это вот смертным простым по ночам делать особо нечего за пределами домов своих. Пусть скрываются и прячутся, за жизни свои переживая. А те, кто понимает все блага, что ночь тёмная предложить может, кто почитает её, словно мать родную, никогда ею обижены не будут.
В час поздник покидаю дом свой родной, во владениях пустынных. Гадес давно меня уже принял, мил сердцу моему стал. Но нет-нет, а покидаю его порой временами, чтобы на охоту выйти, стигийских собак на простор выпустить. Когда-то моею сферой влияния была любая охота, да только теперь за то отвечать Артемиде. Быстро люди позабыли, другую в молитвах воспевая. Обижало меня это, да поделать что могла? Вроде как сестра она мне, по отцу нашему, только таких как Артемида много. И сестёр, и братьев. Зевса за многое упрекнуть можно, я же и вовсе теплых чувств к нему не испытываю. Историю семьи своей слишком хорошо знаю. Ту часть, где повинен в несчастьях и смерти матери моей, а потому и сама держаться подальше стараюсь. Много мне зла олимпийцы сделали, а потом и знать их не желаю. Себя в Царстве мрачном обрела, да не пересекаемся особо. Разве что с одним только братом я связана. Больше, че6м самой бы хотелось. Только от чувств не так и просто избавиться, даже зная десятки рецептов зелий волшебных. Нет такого отвара, чтобы сердце успокоить, да от чувств избавить. Ни заклинания, ни заговора не сыскать. И вроде пока сам в отдалении держится, так и дышится спокойно. Редко когда мысль какая промелькнет, в тоску лёгкую вгоняя. Знаю же, каков он, брат мой Гермес. Не стоит, быть может, чувств тех, кто пробудил когда-то, а поди ему это докажи, а ещё лучше самой себе. Вот и маюсь, выдыхаю только когда не появляется долго. Вроде как из сердца вон, как с глаз долой. Но как появляется на горизонте... так и выставить за дверь уже не в силах. Давно правда не захаживал. Развлекается где-то или среди смертных, или среди таких же бессмертных. Даже до уголков мрачных добираются сказания о его похождениях. Злят порой меня, а порой и мимо проплывают, словно души в содах реки мёртвой. Как повезёт тут. Пока вот даже и не злюсь, что не навещает. Своих де у меня предостаточно. Охота вот например. Давно псов не выводила на поверхность. Засиделись они бедные. На берега-то не такое раздолье, как в лесах ближайших. И живности там много, чтобы малыши вдоволь наелись, перед этом наигравшись. Не сразу они жертву свою ловят, порой загоняют по долгу, развлекаясь так. Вот и пора бы им уже на свет лунный выйти.
Не пытаюсь я за ними угнаться, да всё равно вижу и знаю, где они. Свои дороги у меня по лесам этим, но если понадобятся мне, всегда призвать смогу. Оттого и не беспокоюсь даже. Разве что отвлекают собаки меня в какой-то момент от размышлений моих. Расшумелись что-то. На звук направляюсь, картину весьма забавную застав.
Знаю я полянку эту, небольшая совсем, от глаз посторонних особенно скрытая. А на поляне из стороны в сторону мечется девица. Окружили её почти со всех стон любимцы мои. Того гляди бросятся и задерут до смерти. Может и стоило бы, коль уж забрела куда не стоило, да в последний момент едва заметный посыл в сторону их направляю, чтобы псы сбились немного, да выпустили жертву свою. Ишь, метнулась-то как резво, словно весь Гадес за ней последовал. Отчасти, так оно конечно и есть. Посмеиваюсь негромко, отворачиваясь от тех деревьев, за которыми скрылась незнакомка. Явно же не смертная, но всё равно чужая тут. И в этот миг сталкиваюсь с ещё одним взглядом. Не одна она, похоже, на поляне этой была. А псы мои и промолчали. Только не удивительно. Знают они того, кто среди травы высокой вольготно развалился, за всем наблюдая, как за представлением в театре. Какая, однако, встреча.
Кажется твоя пассия тебя бросила, — сдержанно усмехаюсь, подзывая к себе одного из псов, с которыми и вышла сегодня на охоту. Или даже больше подойдёт определение прогулка. Не было никакой цели. Мне просто захотелось покинуть Подземное Царство в эту ночь и побродить по миру. Я даже не искала встреч ни с кем. То, что Гермес и эта нимфа, да, кажется я успела даже слегка её рассмотреть, так близко оказались к владениям Аида скорее случайность, стечение обстоятельств, явно не играющее обоим на руку. Если ещё бог мог легко бывать в тех мрачных землях, являясь проводником мёртвых, а так же посланником богов, что нет-нет, а навещал Аида, да иногда меня, то вот что здесь делало дитя природы вопрос интересный и даже загадочный. Обычно они не любят приближаться к пустынным землям. что-то же её привело сюда. Неужели свидание с моим ветренным братом? или наоборот, пыталась от его внимания избавиться? Так для того явно не то направление пути выбрала. Впрочем, от Гермеса в принципе никуда особо и не скрыться. Даже не убежать, а значит сейчас он просто развлекался, давая девице мнимую фору. Если бы пожелал, уже была бы в его объятиях. Что я, брата что ли не знаю?
Даже не попрощалась. Никакого воспитания у этих детей природы, — размышляю скорее вслух. Не особо-то и знакома с этим народцем, нимфами, скорее наслышана о них. Обоюдно у нас это с ними. Меня они опасаются ничуть не меньше, чем моих любимцев, что сейчас и бросились в сторону одной из зелёных да прекрасных, а мне они интереса никакого не представляют. Не монстры же. Да и не ведьмы. Так, есть на белом свете, да пусть он таких как Гермес и привлекают, мне-то что с того? Мало с кем я дружбу свою вожу, а до этих даже не собираюсь опускаться.
Хмыкаю только едва слышно, в ответ на собственные мысли, особо не смотря при этом на мужчину. Явно не расстроен, но свой интерес имеет к тому, как я здесь оказалась. Вот у меня-то как раз на то есть право. Часто гуляю здесь со стигийскими собаками, что давно уже моими спутниками стали, во время охоты ночной, да и так просто. Как верные защитники мои. Присматриваюсь к тому, что теперь торчит из пасти пса, которого к себе подозвала.
Да выплюнь ты эту гадость, — морщусь, понимая, что девица зелёная эта, лишилась кажется части своего подола туники. На ткань не особо похоже, но что-то близкое. может из паутины какой сплетено было или трав особых. Кто ж их разберёт, дурных-то этих. Пёс о того точно не отравится, но к чему вообще подобный трофей? Польза от него какая? Лучше бы загнали кого из животных да отужинали, в самом деле. С рассветом, а то и раньше нам возвращаться домой. А там уж, как-то, с охотой не столь вольготно. Всё души всякие, которыми сыт не будешь.
Кому сказала, — не повышаю голос, но говорю достаточно твёрдо и спокойно, чтобы понял, что шутить не намерена. Мало кого стигийские собаки опасаются, но я среди тех, кого уважают и чьё слово всё-таки законом может быть. Пары секунд хватает, чтобы к моим ногам всё-таки кусок оторванный от наряда упал, а пёс вернулся к остальным, потому что жестом отпускаю. Пусть бегает себе дальше. Авось нимфе даже повезёт и она достаточно далёко уже от этих мест, чтобы не попасть на ужин к моим любимцам. Не думаю, конечно, что ради вкуса охоту устроят, а вот интереса ради - весьма. Кстати об интересе. Облокачиваюсь на ствол ближайшего дерева, рассматривая Гермеса. Очевидно, что тем же самым он занимался всё последнее время. Давно мы с ним не виделись. Можно даже сказать, что успела соскучиться по брату, но сейчас не расположена к близкому общению, коль уж застала его за флиртом с девицей очередной.
Что-то ты даже расстроенным не выглядишь, Гермес. Неужели даже самому было так скучно, что псы мои тебе услугу оказали? — Вопросительно бровь приподнимаю, стараясь разгадать действия бога. Вмиг же мог нимфу ту догнать и даже унести прочь от опасности, тем самым её к себе расположив. Девицы в беде всегда расположены к своим спасителям. Так в чём же дело?
Ай как не радостно, что хорошее дело сделала. Не собиралась ведь. Как и повстречать вас в лесу нашем, — последнее словно произношу с особой интонацией, давать понять, что земли эти ближе к Подземному Царству, а гостей незваных тут ой как не любят. Это ещё Цербер в недрах обитает, а не гуляет как те, кого вывожу часто на охоту. Да поди ж ты это объясни Гермесу. На него ни одна свора не нападёт. Знают его все местные, а потому и не к нему ринулись, а к нимфе. Она здесь чужая. Её бы и задрали, если бы не сбежала вовремя, да я не придержала слегка псов своих. О том ей, конечно, знать не обязательно, как и брату. Всё равно об этом она не обмолвится никогда, а Гермес позабудет сразу же. Интерес его быстро переключается. Кажется сейчас именно то и происходит.
Не удаётся уловить, когда брат так близко ко мне оказывается. Сандалии его эти во всём помощники. Хмыкаю только, снизу вверх на него посматривая, когда рукой о ствол опирается, ко мне приближаясь. Улыбка широкая так и играет на лице. Задумал явно что-то, чем доволен очень уже сейчас. Задержаться предлагает на поляне.
Дай подумать, — за мгновение глаза закрываю, якобы задумавшись, но после его от себя чуть отталкиваю, плечо ладонями задевая, от дерева отстраняясь.
Ответ мой, пожалуй, нет. На охоту мы вышли, а тут вы с нимфой этой. Задержали, а теперь расшалились малыши, охотою за ней разгорячённые. Искать её станут, коль запах запомнили. Долго придётся успокаивать теперь да после в Царство загонять. Некогда мне тут с тобой задерживаться, — плечами чуть дёргаю, когда Гермес удерживает меня ненавязчиво, вновь к стволу дерева прижимая. Знает же, что если не в духе буду, так и ему достаться может от магии моей. Вреда сильного не причиню, но неприятно сделаю всё равно. В глаза его заглядываю, ничуть от темноты вокруг не страдая. Давно мне уже это привычно. И ночь - моё время. Впрочем Гермес тоже едва ли дискомфорт какой по поводу освещения испытывает.
А если и соскучилась, то что с того? Разве ко мне ты сегодня в гости заявился? Вот нимфу свою и разыскивай теперь. Направление подсказать? 

ОТКЛИКНУТЬСЯ

0

26


— ATHENA —
[greek mythology]
https://i.imgur.com/EKgtJpG.gif https://i.imgur.com/PMBNWTH.gif
[natalie dormer]

— ОБЩЕЕ —
Моя дорогая сестра, что всегда была восхищением. Всегда отбреешь, когда решу ластиться, дашь по голове за очередную глупость и закатишь глаза, смотря на то, что мы с Аполлоном делаем. Терпеть подобное вряд ли забавно для той, что качественно, в лучшую сторону, выделяется из нашей семьи. Вот только, мы всё равно близки, даже если это кажется противоестественным, с учётом наших натур и поведения. Я люблю тебя...как сестру, без поползновений, а ты — меня, даже если это кажется странным. Исключительно как придурочного брата, которого нужно периодически притормаживать. Впрочем, старайся, не старайся, а я всё равно сначала делаю, а уж потом советуюсь с самой мудрой из родственников. С деталями разберёмся, но мне очень нравится Афина, не хотелось бы уходить в стадию "не общаемся".

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Ничего не прошу, кроме желания играть, развивать персонажа и далее. Не берите ради "взять", я действительно хочу видеть сестру, а не томный призрак на главной странице. Внешности берите любые, можно до пяти. Без игры точно не оставляю, со всем на форуме помогу, всё объясню, по всем закоулкам проведу.

— ПОСТ —

Откровенно говоря, Олимп мне нравится больше, светлыми своими цветами и количеством нектара на душу каждого Бога, на нём обитающего. Но и в Гадесе были свои преимущества, разглядеть которые не многие могли. По крайней мере, здесь не было слишком шумно, когда души мёртвых не стенали о горестях, том единственном, что им осталось, из реки Ахерон. Могу им посочувствовать, никому бы целую вечность не хотелось там провести, то и дело веслом Харона получая по собственному темечку. Но увы и ах, век смертных короток и недолог, и для того пути всегда свой конец будет. Каждому по заслугам, каждому по деяниям его, что при жизни свершил, когда время отпущено было. Стоило бы думать, куда после смерти попадёшь. Но разве же, кто тем озаботится, когда вокруг столько соблазнов?...Впрочем, не осуждаю, могу понять. Коль сам уж не сдержан был весьма в увеселениях, Богом являясь, что что о тех можно было говорить, кому покровительствовал? Заботился о них, как мог, всеми силами защитить от бед стараясь. Но в том всегда была проблема, что людей были тысячи. А нас - двенадцать олимпийцев и несколько родственников ещё, за разное всё отвечающих. Не уследить было за каждым. Да и я себя пастухом не считал, что вынужден овец всех собирать в  одно стадо, да следить, чтобы не загрызли их дикие звери. Являлся на мольбы, когда слышал их, помощь посильную героям оказывал. А всё же...Не сказать, что каждый сам за себя, что в воле моей было, то я старался исполнить, помочь обычным смертным. Вспомнить хотя бы, как Орфея провёл через Аид, с возлюбленной встретиться помогая, когда на жалость он мою надавил, да на любовь к искусству. Или же, Геркулесу как выжить помогал, при встрече с Медузой Горгоной. Определённо, любил я смертных, не только в силе их, но и в слабости. Грустил порой даже, когда руки свои тянули в мольбе, да боли, оказавшись за чертой своего существования. Но что мог с тем поделать? Непрерывен цикл жизни, да смерти, нельзя его нарушать. Разве что...В самых особенных случаях, на которые порой подвязывался. Но до того меня должна была восхитить предыстория.
А в общем-то, дел у меня столько, как у посланника Зевса, что здесь, в тёмном царстве, даже некоторое подобие отдыха для себя нахожу. Не зря являюсь, всё же, проводник душ к обители мёртвым, отхожу лишь, когда передаю в руки Судей. Но после здесь мне оставаться никто не мешает, немного передохнуть. Дружен я с местными обитателями, пусть на Олимпе к ним мягко не относятся. Что Аид, один из братьев трёх, к ссорам со мной не склонен, что Геката, бежавшая от гнева Геры под покрывалами, с помощью моей. Любил я отца, да сестру его, скрывать не буду. Да всё же, многоликая тоже мне родственницей была по Зевсу, самой прямой. Сложно то было игнорировать, зная прекрасно, коль скорой может быть на расправу королева Богов. Предпочёл помочь младшенькой, от гнева ей скрыться помогая  в царстве мёртвых, куда олимпийцы, за исключением меня, никогда не ступали. И кажется, неплохо здесь весьма обжилась, вернув власть былую, что утратила, когда Артемида всё забрала у неё. Мстителен отец быть может, кто же спорит. А мне, как ценящему все ветви семьи своей, разрываться приходится.
Впрочем, иначе всё сейчас, к другой своей сестре когда являюсь, чтобы навестить, да новостями поделиться свежими. Пол года на Олимпе, пол года в Аиде, без права покидать оный, тяжкое испытание, пожалуй. А от того, наведывался к ней чаще, чем стоило бы, чтобы поддержать, да утолить тоску по родному дому. Знаю, что самолюбив, но то ведь всё не на пустом месте. Радую тех обычно, кто встречается со мной, для многих любимцем являюсь.
- Здравствуй, сестра, великолепие для взора моего. Как всегда, прекрасна, взгляда не отвести. Не нужно света здесь, в тёмном царстве, когда ты его красотой своей освещаешь. Губы растягиваю в улыбке радостной, с Персефоной сближаясь. За талию приобнимаю осторожно, да целую в макушку, в приветствии семейном. Всегда отношения меж нами тёплыми были, отрицать глупо. Старались даже мы с Гекатой ей помочь, когда в ловушке она оказалась здесь, Аидом похищенная. Если бы только не те зёрна граната...Сожалею о судьбе её, не спорю. Надеюсь, правда, что полюбит она однажды дядю нашего, коль уж судьба ей подобная обещана. Не ради него, до чувств его интереса особенного нет. О ней самой лишь забочусь. Коль уж не изменить ей, с кем быть рядом, так единственный выход - взглядом иным на него взглянуть, чтобы сердце теплело. А дни, что здесь проводит, не такими мрачными казались. Жаль мне Персефону, что вышло всё так. Кому же приятно было бы оказаться лишённым права выбора? Да и о смертных помню прекрасно, голодать пришлось которым, когда ярость её матери за все пределы вышла. Один лишь Бог мёртвых в той ситуации выиграл, отомстив старшим братьям за всё.
- Потому как не души я сегодня здесь сопровождаю, к Гекате явился. Плечами пожимаю, правду абсолютную сообщая. И ведь не лгу ни разу. Знает Персефона очевидно, что наведываюсь я порой к лунной Богине. Вот только, событиями некоторыми безотлагательно поделиться тянет. Сам не знаю, что нашло на нас с сестрой другой, когда клятвы друг другу принесли брачные. А уж чувства отца по поводу тому и представлять не хочу. Больно уж злы на Гекату оба были с Герой, за шалости её, весьма невинные, как мне кажется. Но разве же я  кого и когда слушал, коль желал чего? Будь то женщина, что сбежать пыталась, вроде принцессы Апемосины, или же, тот брак, много шептаний которому ещё посвящено будет и на земле, и на небе. Дела мне нет до мнения чужого никогда. Доношу лишь информацию, как правило. Но вовсе на свершение чего не спрашиваю разрешения.
- Однако, прежде решил заглянуть к тебе, любовь моя. Хочешь, радостной вестью поделюсь? Усмехаюсь только. Вот уж, от кого вряд ли осуждение услышать должен. Подруги они близкие с Гекатой, насколько известно мне. Сотни планов та придумывала, чтобы Персефоне помочь, да всё зря. И чувства сестры многоликой от меня не скрыты вовсе. Известно мне о любви её ко мне сильной. От того и не жалею о собственном поступке.
- Или же, не интересно тебе? Забавляюсь только, к интересу сестры взывая. Мало у неё развлечений тут, в тёмном царстве, а от того и настроение стараюсь поднять каждый раз, лишь только близ оказываемся. Поделюсь, вне всяких сомнений о случившемся, забрал  у Гекаты это право. Да только, особенно никуда и не тороплюсь. Некуда нам с Персефоной спешить.

ОТКЛИКНУТЬСЯ

0

27


— JASKIER —
[the witcher]
https://i.imgur.com/CFGmXoH.gif
[original]

— ОБЩЕЕ —
Лютик. Назойливый, как муха, и шумный, словно стая напуганных сорок. Любитель приукрасить, изменить реальность до неузнаваемости, переложив на стихи то, чего на самом деле не случалось вовсе. А что поделать, если настоящие герои твоих баллад унылы порой настолько, что и пары слов из них о кровавой резне не выдавить?
Бахвальство – твое второе имя, тогда как скромность среди них не значится вовсе. В любом приключении именно твоя роль будет главной, и неважно, какое на то мнение имеют окружающие. Да кто их станет слушать?
Дамский угодник, с равным удовольствием готовый предаваться утехам как на застиранных простынях в очередном борделе, так и на шелковом белье в княжеских покоях. Одна беда: князья грозятся вздернуть, если вдруг застанут тебя в этих покоях с дорогой супругой, а мужья дам не столь знатных то и дело рвутся проломить твою бедовую голову без всякого суда.
Ты падаешь в обморок от вида собственной крови, но готов без раздумий отдать свою жизнь за друзей, что, впрочем, проблем обычно приносит куда больше, чем пользы.  И если уж решишь взять дело в свои руки, остановить тебя может разве что накинутая на шею петля. Профессиональный лжец, когда дело доходит до песен и соблазнения дам, но, не моргнув глазом, так можешь приложить откровенностью, нисколько не опасаясь за чужие чувства, что мало не покажется. И, уж если честно, это одно из самых ценных твоих умений, как бы оно ни раздражало в моменты своего проявления.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Хочется каноничной дружбы, совместного поиска неприятностей на свою ж..., позитивного товарища, который будет своей непосредственностью компенсировать неистребимое занудство Геральта. Внешность вам необязательно брать игровую, просто сам не воспринимаю Кавилла в этой роли. В качестве канона ориентируюсь в первую очередь на события книг, а там уж как покатит, но если знаете только игру - не беда, сориентируемся.

— ПОСТ —

Память ведьмака не подвела: мост действительно обнаружился в том самом месте, где Геральт рассчитывал его найти, вот только никакой радости это им не принесло – подгнившие опоры не выдержали, подломившись и рухнув в воду, и теперь конструкция осталась разве что памятником деревянной архитектуры, совершенно непригодным к практическому использованию.
- Поищем другую дорогу, - предложение было слишком очевидным, и озвучил его ведьмак лишь по привычке разбавлять свое одиночество разговорами с лошадью и самим собой.
Лютик хоть и принял новость с тяжелым вздохом, мысленно прощаясь с надеждами на теплую постель в ближайшем будущем, отметил все же, что им повезло бы куда меньше, окажись они теми несчастными, под чьими ногами мост пал смертью храбрых. Трудно было не согласиться.   
Геральт повернул кобылу кругом, оглядывая местность. Налево или направо – выбор невелик, и ничего умнее, чем выбрать более утоптанную тропинку, по которой с этого места уходили раздосадованные путники, он не придумал. Возможно, единственным отличием этих двух направлений было то, насколько большой будет гора трупов, что повстречается им на дороге, но в противном случае им оставалось только подкинуть монетку, а с судьбой ведьмак предпочитал не заигрывать, давно приняв тот факт, что чувство юмора у этой госпожи бывает весьма своеобразным, а к Геральту, казалось, у нее были какие-то особые «симпатии».
- Туда, - ведьмак повернул в ту сторону, где тропинка была шире, а в засохшей грязи виднелись отчетливый следы колес телеги. Бард и спорить не стал.
Сбавлять скорость не пришлось: для верховых, не жаждущих мчать в карьер, дорога не слишком-то уступала оставленному за спиной тракту – тем разве только, что по левую сторону от них начинал густеть лес, а по правую высились заросли камыша, подхватывая ветер мерным шелестом, и двигаться им оставалось только вперед, если ничто не заставит повернуть обратно.
Лютик бодро напевал какую-то песенку про смельчака, не страшившегося ни ревнивых мужей, ни страшных чудовищ, а Геральта то ли от усталости, то ли от природной язвительности так и подмывало поведать другу, что в такой местности чудовищ может водиться в достатке, а герой этих песен, как ведьмак знал, мог быстро растерять свою храбрость, встретив одно из них не в рифмованных строках, а в суровой действительности.
Ведьмак смолчал, и смолчал зря: за шумом, создаваемым едущим позади бардом, он едва не пропустил доносящееся от берега тихое рычание. Плотва занервничала, вскинула голову и боком пошла в пляс, добавляя своим топотом лишнего шума, – напугал ее то ли сам хозяин резкой одержкой, то ли все тот же звук.
- Тихо! – шикнул он на барда, не замечавшего никакой суматохи. К счастью, подобные команды были Лютику хорошо известны: он вцепился в повод, заставляя коня озадаченно остановиться, а мерин, чье непробиваемое спокойствие не переставало удивлять, недолго думая и отвоевав себе немного свободы от рук всадника, вцепился зубами в свежие побеги кустарника, принявшись сосредоточенно жевать.
Геральт спрыгнул с седла, заставил кобылу сделать несколько шагов, подводя к деревьям, и набросил поводья на сук, ибо сильно сомневался в преданности животного, а идти дальше пешком, когда та вздумает унести подальше ноги, ему ну дюже не хотелось.
- Слезай! – барду же очевидное пришлось подсказывать, потому как Лютик продолжал восседать верхом на Пегасе, являя собой прекрасную мишень для любого рода атаки, и если он намеревался умчаться вдаль на своем мерине при первых признаках опасности, то явно слишком переоценивал его возможности. Идеальная лошадь для того, кто любит музицировать, не сходя с седла, и совершенно негодная для быстрой езды.

ОТКЛИКНУТЬСЯ

0

28


— IAN DOYLE —
[criminal minds]
https://i.imgur.com/QLKqHOP.png
[Timothy V. Murphy]

— ОБЩЕЕ —
Ты был моим заданием.
Теперь я стала твоей целью.
Все просто. Точнее - ой, как все непросто!
Ты один из самых жестоких боевиков ИРА, после того как твою ячейку ликвидировали не без моей помощи и участия, ты посидел в тюрьме, подумал о вечном, узнал, что я жива (ну да, инсценировать смерть можно было и получше), и пошел за моей головой. По пути, правда ликвидируя тех, кого винил в произошедшем и главное в гибели твоего маленького сына.
Вот только твой сын выжил, как и я.
Может быть ты и чудовище, но для него ты всегда был лучшим отцом на свете.
Эти детали можно вытащить из дела, даже под грифом "совершенно секретно", но есть некоторые детали, которые вытащить из дела нельзя.
---
Например то, что я до сих пор храню кладдахское кольцо, что ты мне подарил в день помолвки.
или то, что ты точно знаешь, какие цветы можно мне прислать - и я точно догадаюсь, что это ты пришел за мной.
Этому точно никто из моих напарников не порадуется, хотя, в общем, меня не в чем упрекнуть, операцию под прикрытием я выполнила блестяще.
Лорен Рейнольдс - так, кем я была тогда в ИРА - по документам мертва.
Она выдумка, мираж, ее никогда не существовало.
Наших отношений никогда не существовало на самом деле.
Или нет?

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —

Приходите - основной ролью или твинком, на быструю игру или медленную, мне без разницы, я просто очень-очень люблю Дойла, для меня он один из самых ярких антагонистов сериала.
У Дойла и Прентисс совершенно больные огнищенские отношения, этот тот самый случай, когда Прентисс безумно далека от профессионализма, хотя очень старается.
Хотите - уползайте Дойла от смерти, перекрутим сюжет, вон Спенсер уже согласен, чтобы вы портили жизнь все найшей команде.
P.S. А еще я очень нежно люблю реалии Северной Ирландии и хочу в это поиграть.

— ПОСТ из другой игры, за Прентисс еще не успела

Девочка   повернулась на легкий звон монетки, и быстро наклонилась, поднимая ее, ощупывая пальцами узор – человечек с одной стороны и голова волка с другой. Она пока плохо различала наощупь хоноры Волантиса и Кварта, безошибочно определяя браавосийские железные квадратики. Но вот вестеросских драконов и оленей спутать не могла ни с чем. Тот, кто кинул монетку, проделал долгий путь. Она взглянула исподлобья, - скорее по привычке, потому что не могла видеть - в сторону, где находился предполагаемый гость – своими белесыми глазами, в которых булавочки зрачков были почти незаметны, и втянула по-волчьи носом воздух.
Воздух вокруг был наполнен терпким ароматом свечей и хвои – не то! – слабым запахом смерти – снова не то, в закрытых нишах черно-Белого дома поутру порой  находилось с десяток мертвецов. А вот незнакомец… его одежда источала свежие нотки пряностей – наверняка он прошел через рынок, неподалеку от лавки старого Кевана, тот вечно просыпал шафран из своих мешочков, и ало-оранжевая пыльца разлеталась по всему переулку. Еще девочка чувствовала соль – почти на языке – как будто стоящий поодаль человек провел в море не меньше недели, а то и дольше. Значит, прибыл сегодня, и еще не успел сменить платье. И – полузабытый, цветочный запах мыла и душистой воды, запомнившийся со времен Харренхолла. Много воды утекло, много ночей и дней, в части из которых девочка не была уверена – были это именно дни, или все же ночи?
На пару секунд ее лицо отразило крайнее изумление и радость, а потом девочка поспешно ущипнула себя за щеку – добрый старик, стоявший по правую руку от нее, в центре молившихся, обязательно скажет ей потом что-нибудь размеренно-укоризненное, но это будет много позже.
Она уверенно пошла в сторону гостя, безошибочно, словно корабль на огонек маяка, и лишь единожды замедлила шаг, когда сквозь зал пронесся невесть откуда взявшийся здесь, в глубине порыв ветра – задувший часть свечей –около Козла и Ночного Льва, Луноликой и Сардиньего Короля… Только свеча возле Неведомого по-прежнему горела ровно. Девочка не могла видеть, как изменилось, освещение, но почувствовала, как в сладковатом воздухе храма прибавились еле заметные следы чада.
Девочка подошла к человеку, чуть вздергивая подбородок, совсем как раньше, как тогда, и остановилась. Она не была уверена, что сейчас и здесь можно спрашивать и называть чьи-то имена – Черно-Белый дом не любил откровений, но все-таки спросила.
- Это ты?
Якен, Якен зачем ты здесь, ты пришел за мной? Что-то случилось еще там, за океаном? Что-то доброе или непоправимое? О чьей смерти я услышу сейчас от тебя? – незаданные, безмолвные вопросы, десятки их, больше чем имен в ее ночной молитве.

ОТКЛИКНУТЬСЯ

0

29


— ANUBIS —
[egyptian mythology]
https://i.imgur.com/09LPER2.gif
[chris wood]

— ОБЩЕЕ —
я канонично мотался в Египет не раз и там тусуюсь по всем местам, так что, в нашем знакомстве нет ничего необычного. как и в том, что стали близкими друзьями, несмотря на разность характеров. мы оба из младшего поколения родственничков, со специфичными родителями и нагрузили себя до состояния "не балуй" обязанностей. при этом, я куда менее серьёзен, огребаю порой, но общих свойств у нас всё равно, хоть отбавляй. так и сошлись друзьями.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
никаких требований особенных, кроме желания играть, развивать его по всем статьям. на внешность можете взять пять любых образов, тут вообще без разницы. все вопросы в гостевой. минимум пост в месяц по правилам, но надеюсь на активность. общий образ делайте по своему усмотрению, как больше видите, если что, вместе всё придумаем и решим.

— ПОСТ —

Откровенно говоря, Олимп мне нравится больше, светлыми своими цветами и количеством нектара на душу каждого Бога, на нём обитающего. Но и в Гадесе были свои преимущества, разглядеть которые не многие могли. По крайней мере, здесь не было слишком шумно, когда души мёртвых не стенали о горестях, том единственном, что им осталось, из реки Ахерон. Могу им посочувствовать, никому бы целую вечность не хотелось там провести, то и дело веслом Харона получая по собственному темечку. Но увы и ах, век смертных короток и недолог, и для того пути всегда свой конец будет. Каждому по заслугам, каждому по деяниям его, что при жизни свершил, когда время отпущено было. Стоило бы думать, куда после смерти попадёшь. Но разве же, кто тем озаботится, когда вокруг столько соблазнов?...Впрочем, не осуждаю, могу понять. Коль сам уж не сдержан был весьма в увеселениях, Богом являясь, что что о тех можно было говорить, кому покровительствовал? Заботился о них, как мог, всеми силами защитить от бед стараясь. Но в том всегда была проблема, что людей были тысячи. А нас — двенадцать олимпийцев и несколько родственников ещё, за разное всё отвечающих. Не уследить было за каждым. Да и я себя пастухом не считал, что вынужден овец всех собирать в  одно стадо, да следить, чтобы не загрызли их дикие звери. Являлся на мольбы, когда слышал их, помощь посильную героям оказывал. А всё же...Не сказать, что каждый сам за себя, что в воле моей было, то я старался исполнить, помочь обычным смертным. Вспомнить хотя бы, как Орфея провёл через Аид, с возлюбленной встретиться помогая, когда на жалость он мою надавил, да на любовь к искусству. Или же, Геркулесу как выжить помогал, при встрече с Медузой Горгоной. Определённо, любил я смертных, не только в силе их, но и в слабости. Грустил порой даже, когда руки свои тянули в мольбе, да боли, оказавшись за чертой своего существования. Но что мог с тем поделать? Непрерывен цикл жизни, да смерти, нельзя его нарушать. Разве что...В самых особенных случаях, на которые порой подвязывался. Но до того меня должна была восхитить предыстория.
А в общем-то, дел у меня столько, как у посланника Зевса, что здесь, в тёмном царстве, даже некоторое подобие отдыха для себя нахожу. Не зря являюсь, всё же, проводник душ к обители мёртвым, отхожу лишь, когда передаю в руки Судей. Но после здесь мне оставаться никто не мешает, немного передохнуть. Дружен я с местными обитателями, пусть на Олимпе к ним мягко не относятся. Что Аид, один из братьев трёх, к ссорам со мной не склонен, что Геката, бежавшая от гнева Геры под покрывалами, с помощью моей. Любил я отца, да сестру его, скрывать не буду. Да всё же, многоликая тоже мне родственницей была по Зевсу, самой прямой. Сложно то было игнорировать, зная прекрасно, коль скорой может быть на расправу королева Богов. Предпочёл помочь младшенькой, от гнева ей скрыться помогая  в царстве мёртвых, куда олимпийцы, за исключением меня, никогда не ступали. И кажется, неплохо здесь весьма обжилась, вернув власть былую, что утратила, когда Артемида всё забрала у неё. Мстителен отец быть может, кто же спорит. А мне, как ценящему все ветви семьи своей, разрываться приходится.
Впрочем, иначе всё сейчас, к другой своей сестре когда являюсь, чтобы навестить, да новостями поделиться свежими. Пол года на Олимпе, пол года в Аиде, без права покидать оный, тяжкое испытание, пожалуй. А от того, наведывался к ней чаще, чем стоило бы, чтобы поддержать, да утолить тоску по родному дому. Знаю, что самолюбив, но то ведь всё не на пустом месте. Радую тех обычно, кто встречается со мной, для многих любимцем являюсь.
— Здравствуй, сестра, великолепие для взора моего. Как всегда, прекрасна, взгляда не отвести. Не нужно света здесь, в тёмном царстве, когда ты его красотой своей освещаешь. Губы растягиваю в улыбке радостной, с Персефоной сближаясь. За талию приобнимаю осторожно, да целую в макушку, в приветствии семейном. Всегда отношения меж нами тёплыми были, отрицать глупо. Старались даже мы с Гекатой ей помочь, когда в ловушке она оказалась здесь, Аидом похищенная. Если бы только не те зёрна граната...Сожалею о судьбе её, не спорю. Надеюсь, правда, что полюбит она однажды дядю нашего, коль уж судьба ей подобная обещана. Не ради него, до чувств его интереса особенного нет. О ней самой лишь забочусь. Коль уж не изменить ей, с кем быть рядом, так единственный выход — взглядом иным на него взглянуть, чтобы сердце теплело. А дни, что здесь проводит, не такими мрачными казались. Жаль мне Персефону, что вышло всё так. Кому же приятно было бы оказаться лишённым права выбора? Да и о смертных помню прекрасно, голодать пришлось которым, когда ярость её матери за все пределы вышла. Один лишь Бог мёртвых в той ситуации выиграл, отомстив старшим братьям за всё.
— Потому как не души я сегодня здесь сопровождаю, к Гекате явился. Плечами пожимаю, правду абсолютную сообщая. И ведь не лгу ни разу. Знает Персефона очевидно, что наведываюсь я порой к лунной Богине. Вот только, событиями некоторыми безотлагательно поделиться тянет. Сам не знаю, что нашло на нас с сестрой другой, когда клятвы друг другу принесли брачные. А уж чувства отца по поводу тому и представлять не хочу. Больно уж злы на Гекату оба были с Герой, за шалости её, весьма невинные, как мне кажется. Но разве же я  кого и когда слушал, коль желал чего? Будь то женщина, что сбежать пыталась, вроде принцессы Апемосины, или же, тот брак, много шептаний которому ещё посвящено будет и на земле, и на небе. Дела мне нет до мнения чужого никогда. Доношу лишь информацию, как правило. Но вовсе на свершение чего не спрашиваю разрешения.
— Однако, прежде решил заглянуть к тебе, любовь моя. Хочешь, радостной вестью поделюсь? Усмехаюсь только. Вот уж, от кого вряд ли осуждение услышать должен. Подруги они близкие с Гекатой, насколько известно мне. Сотни планов та придумывала, чтобы Персефоне помочь, да всё зря. И чувства сестры многоликой от меня не скрыты вовсе. Известно мне о любви её ко мне сильной. От того и не жалею о собственном поступке.
— Или же, не интересно тебе? Забавляюсь только, к интересу сестры взывая. Мало у неё развлечений тут, в тёмном царстве, а от того и настроение стараюсь поднять каждый раз, лишь только близ оказываемся. Поделюсь, вне всяких сомнений о случившемся, забрал  у Гекаты это право. Да только, особенно никуда и не тороплюсь. Некуда нам с Персефоной спешить.

ОТКЛИКНУТЬСЯ

0

30


— APHRODITE—
[greek mythology]
https://64.media.tumblr.com/53019f1b5514cfa6ac63a9398c26455b/b927f91cef61bc0c-e8/s540x810/3a57e9f83eae2360bb1eb7e9cb2315428415a4ff.gif https://64.media.tumblr.com/c6972c5a3ff1fb95f68953b89ea904d5/b927f91cef61bc0c-17/s540x810/dd0c1344fb57371f16ff9e67e970df228f020afc.gif
[ana de armas]

— ОБЩЕЕ —
История у нас простая, если брать то, что происходило обычно в сонме греческих богов. Я возжелал, батя помогал, так как долг платежом красен, в итоге несколько общих детей. Не за раз. Просто нам понравилось. Да и  отношения всегда были отличные, вне зависимости от происходящего вокруг. Не сказать, что слишком близки, довольно поверхностны оба для чего-то подобного и заморачиваться не любим, когда речь идёт о тех, с кем время проводим. Но мы определённо друг другу не чужие. Не прямые родственники, но у нас несколько общих детей, всё равно практически семья. И конечно же, друзья. Если это можно определить так. Афродита для всех самый прекрасный образец того, что существует в его мыслях. И исключений для того не бывает.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Ничего вообще не прошу, кроме желания ею играть и быть. Пост в месяц - обязательное условие. Какой её делать решать вам, но между нами предполагаются хорошие отношения, я думаю. Со всем помогу, всё подскажу. Внешности можете брать какие угодно, под свой вкус, не принципиально. Все вопросы в гостевой, ждём красотку.

— ПОСТ —

Откровенно говоря, Олимп мне нравится больше, светлыми своими цветами и количеством нектара на душу каждого Бога, на нём обитающего. Но и в Гадесе были свои преимущества, разглядеть которые не многие могли. По крайней мере, здесь не было слишком шумно, когда души мёртвых не стенали о горестях, том единственном, что им осталось, из реки Ахерон. Могу им посочувствовать, никому бы целую вечность не хотелось там провести, то и дело веслом Харона получая по собственному темечку. Но увы и ах, век смертных короток и недолог, и для того пути всегда свой конец будет. Каждому по заслугам, каждому по деяниям его, что при жизни свершил, когда время отпущено было. Стоило бы думать, куда после смерти попадёшь. Но разве же, кто тем озаботится, когда вокруг столько соблазнов?...Впрочем, не осуждаю, могу понять. Коль сам уж не сдержан был весьма в увеселениях, Богом являясь, что что о тех можно было говорить, кому покровительствовал? Заботился о них, как мог, всеми силами защитить от бед стараясь. Но в том всегда была проблема, что людей были тысячи. А нас — двенадцать олимпийцев и несколько родственников ещё, за разное всё отвечающих. Не уследить было за каждым. Да и я себя пастухом не считал, что вынужден овец всех собирать в  одно стадо, да следить, чтобы не загрызли их дикие звери. Являлся на мольбы, когда слышал их, помощь посильную героям оказывал. А всё же...Не сказать, что каждый сам за себя, что в воле моей было, то я старался исполнить, помочь обычным смертным. Вспомнить хотя бы, как Орфея провёл через Аид, с возлюбленной встретиться помогая, когда на жалость он мою надавил, да на любовь к искусству. Или же, Геркулесу как выжить помогал, при встрече с Медузой Горгоной. Определённо, любил я смертных, не только в силе их, но и в слабости. Грустил порой даже, когда руки свои тянули в мольбе, да боли, оказавшись за чертой своего существования. Но что мог с тем поделать? Непрерывен цикл жизни, да смерти, нельзя его нарушать. Разве что...В самых особенных случаях, на которые порой подвязывался. Но до того меня должна была восхитить предыстория.
А в общем-то, дел у меня столько, как у посланника Зевса, что здесь, в тёмном царстве, даже некоторое подобие отдыха для себя нахожу. Не зря являюсь, всё же, проводник душ к обители мёртвым, отхожу лишь, когда передаю в руки Судей. Но после здесь мне оставаться никто не мешает, немного передохнуть. Дружен я с местными обитателями, пусть на Олимпе к ним мягко не относятся. Что Аид, один из братьев трёх, к ссорам со мной не склонен, что Геката, бежавшая от гнева Геры под покрывалами, с помощью моей. Любил я отца, да сестру его, скрывать не буду. Да всё же, многоликая тоже мне родственницей была по Зевсу, самой прямой. Сложно то было игнорировать, зная прекрасно, коль скорой может быть на расправу королева Богов. Предпочёл помочь младшенькой, от гнева ей скрыться помогая  в царстве мёртвых, куда олимпийцы, за исключением меня, никогда не ступали. И кажется, неплохо здесь весьма обжилась, вернув власть былую, что утратила, когда Артемида всё забрала у неё. Мстителен отец быть может, кто же спорит. А мне, как ценящему все ветви семьи своей, разрываться приходится.
Впрочем, иначе всё сейчас, к другой своей сестре когда являюсь, чтобы навестить, да новостями поделиться свежими. Пол года на Олимпе, пол года в Аиде, без права покидать оный, тяжкое испытание, пожалуй. А от того, наведывался к ней чаще, чем стоило бы, чтобы поддержать, да утолить тоску по родному дому. Знаю, что самолюбив, но то ведь всё не на пустом месте. Радую тех обычно, кто встречается со мной, для многих любимцем являюсь.
— Здравствуй, сестра, великолепие для взора моего. Как всегда, прекрасна, взгляда не отвести. Не нужно света здесь, в тёмном царстве, когда ты его красотой своей освещаешь. Губы растягиваю в улыбке радостной, с Персефоной сближаясь. За талию приобнимаю осторожно, да целую в макушку, в приветствии семейном. Всегда отношения меж нами тёплыми были, отрицать глупо. Старались даже мы с Гекатой ей помочь, когда в ловушке она оказалась здесь, Аидом похищенная. Если бы только не те зёрна граната...Сожалею о судьбе её, не спорю. Надеюсь, правда, что полюбит она однажды дядю нашего, коль уж судьба ей подобная обещана. Не ради него, до чувств его интереса особенного нет. О ней самой лишь забочусь. Коль уж не изменить ей, с кем быть рядом, так единственный выход — взглядом иным на него взглянуть, чтобы сердце теплело. А дни, что здесь проводит, не такими мрачными казались. Жаль мне Персефону, что вышло всё так. Кому же приятно было бы оказаться лишённым права выбора? Да и о смертных помню прекрасно, голодать пришлось которым, когда ярость её матери за все пределы вышла. Один лишь Бог мёртвых в той ситуации выиграл, отомстив старшим братьям за всё.
— Потому как не души я сегодня здесь сопровождаю, к Гекате явился. Плечами пожимаю, правду абсолютную сообщая. И ведь не лгу ни разу. Знает Персефона очевидно, что наведываюсь я порой к лунной Богине. Вот только, событиями некоторыми безотлагательно поделиться тянет. Сам не знаю, что нашло на нас с сестрой другой, когда клятвы друг другу принесли брачные. А уж чувства отца по поводу тому и представлять не хочу. Больно уж злы на Гекату оба были с Герой, за шалости её, весьма невинные, как мне кажется. Но разве же я  кого и когда слушал, коль желал чего? Будь то женщина, что сбежать пыталась, вроде принцессы Апемосины, или же, тот брак, много шептаний которому ещё посвящено будет и на земле, и на небе. Дела мне нет до мнения чужого никогда. Доношу лишь информацию, как правило. Но вовсе на свершение чего не спрашиваю разрешения.
— Однако, прежде решил заглянуть к тебе, любовь моя. Хочешь, радостной вестью поделюсь? Усмехаюсь только. Вот уж, от кого вряд ли осуждение услышать должен. Подруги они близкие с Гекатой, насколько известно мне. Сотни планов та придумывала, чтобы Персефоне помочь, да всё зря. И чувства сестры многоликой от меня не скрыты вовсе. Известно мне о любви её ко мне сильной. От того и не жалею о собственном поступке.
— Или же, не интересно тебе? Забавляюсь только, к интересу сестры взывая. Мало у неё развлечений тут, в тёмном царстве, а от того и настроение стараюсь поднять каждый раз, лишь только близ оказываемся. Поделюсь, вне всяких сомнений о случившемся, забрал  у Гекаты это право. Да только, особенно никуда и не тороплюсь. Некуда нам с Персефоной спешить.

ОТКЛИКНУТЬСЯ

0


Вы здесь » MIAMI CLUB » Hard Drive » CROSSTELLER